Гибридная война

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гибридная война (англ. hybrid warfare) — вид враждебных действий, при котором нападающая сторона не прибегает к классическому военному вторжению, а подавляет своего оппонента, используя сочетание скрытых операций, диверсий, кибервойны, а также оказывая поддержку повстанцам, действующим на территории противника[1]. При этом военные действия могут вообще не вестись, и с формальной точки зрения гибридная война может протекать в мирное время[2].

Нападающая сторона осуществляет стратегическую координацию указанных действий, сохраняя при этом возможность правдоподобного отрицания своей вовлечённости в конфликт. Классическими примерами гибридных военных действий в конце XX — начале XXI веков называют действия СССР в начальный период афганской войны (1979—1989), действия России по поддержке ДНР и ЛНР на Украине, а также действия США, Пакистана, Китая и других государств по поддержке афганских моджахедов[1]. Гибридной войне может предшествовать так называемая асимметричная война, которая может перерастать в гибридную войну по мере роста навыков повстанцев. Так, Н. Попеску считает, что в 2000 году действия «Хезболлы» против израильской армии уже были вариантом гибридной войны[1].

Академик РАН, 6-й секретарь Совета безопасности России А.А. Кокошин и генералы Ю.Н. Балуевский, В.И. Есин и А.В. Шляхтуров помещают "гибридную войну" на предлагаемой ими "лестнице эскалации" вооруженных конфликтов и войн на 4-ю ступень - выше "обостряющегося политического кризиса". По мнению этих авторов, неотъемлемой частью "гибридной войны" является ограниченное боевое применение военной силы (особенно сил спецопераций, а также наемников ("прокси"...) наряду с широкомасштабным использованием политических, информационно-психологических, экономических и пр. средств. При этом "гибридная война" расположена этими авторами ниже "локальной обычной войны"[3].

Альтернативное определение[править | править код]

Встречается и другое определение гибридной войны как войны, сочетающей регулярные («симметричные») боевые действия с элементами асимметричных войн. Например, Дж. МакКуен[4] определяет гибридную войну как «комбинацию симметричной и асимметричной войн». Проблема с таким определением очевидна: МакКуен вынужден признать, что при таком определении «все войны — потенциально гибридные».

Ф. Хоффман предлагает уточнение[5]: в гибридных войнах асимметричная компонента имеет решающее оперативное значение на поле боя, в отличие от обычных войн, где роль асимметричных игроков (например, партизан) состоит в отвлечении сил противника на поддержание безопасности вдали от поля боя. В дальнейшем во избежание путаницы Хоффман предложил использовать для войн, где целью асимметричной компоненты является оттягивание сил противника от основного театра войны и создание затруднений в управлении войсками, термин «комбинированная война»[6]. П. Мансур не поддерживает идею такого разделения[7].

Фактически, под определением «гибридная война», могут подразумевать любые недружественные действия одной страны по отношению к другой, без явных действий вооруженных сил. Обычно данным термином пользуется «слабая сторона», чтоб при неявном применении или при отсутствии доказательств наличия вооруженных сил противника, все-таки указать, что недружественные действия являются войной. Это фактически выводит данный термин из юридической и политической плоскости, требующих точных и фактических доказательств или протоколирования международными организациями, мониторинговыми миссиями наличия действий вооруженных сил, той или иной стороны, и делает данный термин пропагандистским.

Особенности[править | править код]

Природа гибридных войн позволяет нападающему растягивать враждебные действия на длительное время, испытывая стратегическое терпение противника — обычно время играет в пользу стороны, использующей методы гибридной войны[8]. Особенно сильно этот эффект ощущается в случае регулярной армии, вовлечённой в гибридную войну на чужой территории. Лоуренс Аравийский отмечал в связи с арабским восстанием: «Конечная победа выглядела несомненной, если только война продлится достаточно долго».

История[править | править код]

Гибридные войны известны с глубокой древности, хотя технологии были другими: так, Попеску относит к методам гибридных войн в древности отравление колодцев  (англ.) и подкуп обороняющихся с тем, чтобы они открыли ворота крепости[1].

Более интересный исторический пример приводит Мансур[9]. В Пелопоннесскую войну в V веке до н. э. слабым местом спартанцев были рабы-илоты, которые требовали поддержания значительных сил в Лаконике и Мессении для предотвращения восстаний. Стратегическое решение афинян по захвату Пилоса частично диктовалось попыткой поднять восстание илотов и перейти к гибридной войне. Бегство илотов в Пилос и опасения восстания вынудили спартанцев перейти к переговорам.

Примеры[править | править код]

Авторы сборника под редакцией Мюррея и Мансура разбирают девять примеров гибридных войн от античности до XX века:

  1. Завоевание Германии римлянами
  2. Подавление англичанами Ирландии в 1594—1603 годах
  3. Американская революция
  4. Пиренейские войны
  5. Противопартизанские действия в ходе гражданской войны в США
  6. Франко-прусская война
  7. Большая игра
  8. Япония в Северном Китае в 1937—1945 годах
  9. Вьетнамская война

В XXI веке термин «гибридная война» стали употреблять в отношении действий России по поддержке ДНР и ЛНР на Украине[10][11][12][13][14][15].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Popescu, Nicu. Hybrid tactics: neither new nor only Russian Архивная копия от 30 октября 2016 на Wayback Machine. EUISS Issue Alert 4 (2015).
  2. Мартон, 2018, прим. 3, с. 35.
  3. Кокошин А.А., Балуевский Ю.Н., Есин В.И., Шляхтуров А.В. Вопросы эскалации и деэскалации кризисных ситуаций, вооруженных конфликтов и войн. М.: ЛЕНАНД, 2021. С. 60-61.
  4. McCuen, John J. Hybrid wars Архивная копия от 29 октября 2016 на Wayback Machine. // Military Review 88.2 (2008): 107. (англ.)
  5. Hoffman, Frank G. Conflict in the 21st century: The rise of hybrid wars Архивная копия от 7 января 2017 на Wayback Machine. Arlington, VA: Potomac Institute for Policy Studies, 2007. (англ.)
  6. Hoffman, Frank G. Hybrid vs. compound war Архивная копия от 30 октября 2016 на Wayback Machine. // Armed Forces Journal (2009): 1-2. (англ.)
  7. Murray, 2012, с. 3.
  8. Murray, 2012, с. 7.
  9. Murray, 2012, с. 3—4.
  10. Wither, James K. (2016). “Making Sense of Hybrid Warfare”. Connections. 15 (2): 73—87. DOI:10.11610/Connections.15.2.06. ISSN 1812-1098. JSTOR 26326441.
  11. Martin N. Murphy. Understanding Russia’s Concept for Total War in Europe Архивная копия от 11 мая 2017 на Wayback Machine // The Heritage Foundation, 12.09.2016. (англ.)
  12. Sam Jones. Ukraine: Russia’s new art of war Архивная копия от 27 февраля 2020 на Wayback Machine // Financial Times, 28.08.2014. (англ.)
  13. Molly K. McKew The Gerasimov Doctrine Архивная копия от 11 ноября 2021 на Wayback Machine // Politico Magazine, September/October 2017. (англ.)
  14. Без официального названия войны на седьмом году. Дата обращения: 11 ноября 2021. Архивировано 11 ноября 2021 года.
  15. Путин у ворот. Как после 7 лет гибридной войны Украина оказалась на пороге прямого вторжения России. Дата обращения: 11 ноября 2021. Архивировано 11 ноября 2021 года.

Литература[править | править код]

на русском языке

На других языках