Гунъань (жанр)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гунъань (жанр)
традиционный китайский: 公案小說
упрощённый китайский: 公案小说
Значение: детективный жанр
Вымышленное изображение судьи Ди из альбома гравюр «Ваньсяотан хуачжуань» (издание 1921 года).

Гунъань (кит. трад. 公案小說, упр. 公案小说, пиньинь gōng'àn xiǎoshuō, палл. гунъань сяошо, дословно «судебная беллетристика») — поджанр традиционного китайского детективного жанра. Главным героем выступает судья, то есть наместник имперской власти в уездном городе, который одновременно осуществляет гражданское управление и расследует преступления, вынося по ним приговоры. Предположительно, жанр впервые появился в Сунскую эпоху, но передавался в изустной форме уличными сказителями или кукольниками. В эпоху Юань появились драматические произведения на судебную тему, некоторые образцы которых были записаны. В эпохи Мин и Цин жанр достиг расцвета и был одним из самых распространённых в художественной литературе на разговорном языке. Самыми известными персонажами являются Судья Ди и Судья Бао.

Этимология[править | править код]

Термин «Гунъань» впервые упомянут в табличке китайского судьи[1]. Позже этот термин использовался как название необычных судебных дел[2]. Гунъань как жанр литературы был переведён на английский как «детективы»[3].

История[править | править код]

Судья Бао в Пекинской опере, главный герой многих Гунъанских романов.

Письменных произведений Гунъяня Династии Сун не сохранилось, основными жанрами Династии Сун (X-XIII века н.э.) — это кукольные и устные представления. В основе произведений о Судье Бао лежит карьера Бао Чжэня, протагониста гунъанского жанра. Впервые появился во время Династии Юань (XIII-XIV века)[4]. Бао был исторической личностью и работал на Жэнь-цзуна Династии Сун как судья. Сведения о его жизни были исторически задокументованы, что дальше вдохновили на мифического судью Бао гунъянского жанра[5].

«Меловой круг[en]» (кит. 灰闌記) — пьеса юаньской драмы о криминальном деле судьи Бао. Популярность судьи Бао поспособствовала успеху написаному гунъянскому роману, опубликованному в XVI и XVII веках[6]. Старейшие сборники историй о судье Бао — это «Бао Лунту Байцзя Гунъань», «Сто дел судьи Бао» и «Бао Гонг Ан» Династии Мин[6].

Популярность гунъянских романов уменьшилась в ранней династии Цин. Только в последние годы жанр возродился. Во время этого периода в гунъянских романах была политика, они были инструментом формирования общественного мнения в пользу правительства.

Герои "Уся", известные как военные герои, вместо того, чтобы действовать по их кодексу справедливости, часто клялись в верности правительству и помогали правительственному чиновнику — справедливость исходила из чиновника, а не от героя. Гунъянские произведения династии Цин смешали элементы традиционного Гунъаня и военный "Уся" жанр[7]. Истории судьи Бао династии Цин были распространены везде: от опер до устных представлений и романов[5]. Другие судьи как Пэн и Ли также были героями гунъянских произведений. «Ши Гунъань» и «Дела судьи Ши» были опубликованы в 1798 году[5].

В 1940-х Знаменитые дела судьи Ди и сборник XVIII века о гунъянских историях были найдены в книге из секонд-хенда в Токио и переведены на английский благодаря датскому востоковеду Роберту ван Гулику в 1949 году[8]. Он использовал традиционный стиль и героев, чтобы написать длинную серию книг «Судьи Ди», что открыло Гунъань для западной аудитории как «Шерлока Холмса Китая»[9]. Смесь Гуньяня и Усю династии Цин остаются популярными в современном Китае.

Темы и стили[править | править код]

Протагонист гунъянского романа - это типичный традиционный судья или судьи, основанные на реальных людях (как судья Бао или судья Ди). Однако реальные люди жили намного раньше (как династии Мин или Сун) и большинство историй написано в более поздний период, например, Цин.

Гунъянские романы характеризуются несколькими отличающимися сюжетними элементами от других поджанров. «Детектив» - это судья, который вовлечен в несколько отличающихся от друг друга дел одновременно, пока преступник представлен в самом начале истории. Его преступления и причины осторожно объясняются, таким образом составляя детективную историю наоборот, а не как пазл. Гунъянские произведения часто имеют сверхъестественную деталь. Сюжет может отступить в философию или в официальные документы. История может включать в себя огромное количество героев, обычно сотни.

Темы[править | править код]

Гунъянский жанр — это некоторое количество коротких и кажущихся несвязанными между собой историй, однако, они связаны на основе общих путей и связанных с преступностью условностей[10]. Эти истории обычно презентуются знаковыми лицами, одеждой и персонажами[11]. Описание этих историй презентуется аудитории[10], пока, если истории записаны, иллюстрации используются[12]. Обычно история повествуется от лица судьи и от взаимосвязанных преступлений, происходящих в начале повествования. Однако, у историй есть тема общественной справедливости через наказание; преступления обычно не поучительные. Преступления являются конкретными случаями нарушения закона и наказание обычно тоже предначертано в законе. Однако судья может иметь сверхъестественные знания, помогающие ему решить дело, он обязан всегда представлять факты дела и оправдывать вину преступника[13].

Стили[править | править код]

Гунъянские произведения очень часто сопровождаются иллюстрациями[14], как, например, собственные иллюстрации Ван Гулика в его романе о судье Ди[15]. Повторяющаяся тема — это подобие иллюстраций. Это повторение гарантирует читателям понимание того, что каждая иллюстрация представляет.

Жанровые различия[править | править код]

Гунъянский жанр является частью более широкой категории детективов, включающих в себя множество реальных историй, например, которые были найдены в сборнике поздней Династии Мин'[16] или вид повествования судебных дел, составленный в «Реальные преступления Китая XVIII века» Роберта Э. Хегеля (2009)[17].

Есть несколько различий между китайскими гунъянскими ппроизведениями и западных детективами. Пока западные детективы фокусируются на реализме, гунъянские истории могут содержать в себе сверхъестественные элементы, например, призраки или духи, повествующие о их смерти, помогая донести справедливость[18]. Преступление, представленное в начале — отличительная черта Гунъаня. Кроме того, история наполнена перерывами в повествовании, наполненными филисофией и моралью[18]. Гунъянские истории наполнены огромным количеством персонажей, которые представляются в отношениях с главным героем. Более того, главный герой часто составлен по образцу популярных героях западных историй, чтобы читателю было легче понять повествование[8].

Литература[править | править код]

  • Benedetti, L. (2017). Storia del giallo in Cina. Dai casi giudiziari al romanzo di crimine. Aracne.
  • Cawelti, J. G. (1997). Canonization, Modern Literature, and the Detective Story. In Mystery, Violence, and Popular Culture: Essays (pp. 278–287). Madison: The University of Wisconsin Press
  • Hegel, Robert. Reading Illustrated Fiction in Late Imperial China. — Stanford University Press, 1998. — ISBN 978-0-8047-3002-0.
  • Kinkley, Jeffrey. Chinese Justice, the Fiction: Law and Literature in Modern China. — Stanford University Press, 2000. — ISBN 978-0-8047-3976-4.
  • Lach, D. (1961). Introduction. In The Chinese Nail Murders (pp. 1–13). Chicago: The University of Chicago Press.
  • St. André, J. (2002). Picturing Judge Bao in Ming Shangtu xiawen Fiction. Chinese Literature: Essays, Articles, Reviews (CLEAR),24, 43-73. doi:10.2307/823476
  • Wang, David Der-wei. Fin-de-siècle Splendor: Repressed Modernities of Late Qing Fiction, 1849-1911. — Stanford University Press, 1997. — ISBN 978-0-8047-2845-4.
  • Yau-woon Ma, "The Textual Tradition of Ming Kung-an Fiction", Harvard Journal of Asiatic Studies 35 (1975): 190–220.
  • 黄岩柏:《中国公案小说史》
  • 鄭春子:《明代公案小說研究》
  • 孟犁野:《中国公案小说艺术发展史》
  • 王俊年: 《侠义公案小说的演化及其在晚清繁盛的原因》
  • "Canonization, Modern Literature, and the Detective Story, John G. Cawelti, from Theory and practice of classic detective fiction, Jerome Delamater, etc., Hofstra University, 1997, p. 8

Примечания[править | править код]

  1. Wikipedia contributors, 2018
  2. See 辨黄庆基弹劾剳印子, by:宋· 苏轼. And "京本通俗小说·错斩崔宁"
  3. Wang, 1997, p. 117
  4. Kinkley 2000, p. 28
  5. 1 2 3 Kinkley 2000, p. 29
  6. 1 2 Hegel 1998, p. 32
  7. Hegel 1998, p. 33
  8. 1 2 Latch, Donald. Introduction to the Chinese Nail Murders. — Chicago : Harper & Row, 1961. — P. 3. — ISBN 0-226-84863-9.
  9. Latch, Donald. Introduction to the Chinese Nail Murders. — Chicago : Harper & Row, 1961. — P. 5. — ISBN 0-226-84863-9.
  10. 1 2 St. André, 2002, p. 44
  11. St. André, 2002, p. 54
  12. St. André, 2002, p. 59
  13. Latch, Donald. Introduction to the Chinese Nail Murders. — Chicago : Harper & Row, 1961. — P. 1–16. — ISBN 0-226-84863-9.
  14. St. André, 2002, p. 43-73
  15. Latch, Donald. Introduction to the Chinese Nail Murders. — Chicago : Harper & Row, 1961. — P. 1–13. — ISBN 0-226-84863-9.
  16. Yingyu, Zhang The Book of Swindles: Selections from a Late Ming Collection. Columbia University Press (September 14, 2017). Дата обращения: 19 июня 2022. Архивировано 4 января 2020 года.
  17. True Crimes in Eighteenth-Century China.
  18. 1 2 Latch, Donald. Introduction to the Chinese Nail Murders. — Chicago : Harper & Row, 1961. — P. 7. — ISBN 0-226-84863-9.