Дэмиен (телесериал)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Дэмиен
Damien
Жанр мистика, триллер
Создатель Глен Маззара
В ролях Бредли Джеймс
Барбара Херши
Мэгалин Эчиканвоке
Омид Абтахи и др.
Композитор Беар МакКрири
Страна Flag of the United States.svg США
Оригинальный язык английский
Количество сезонов 1
Количество серий 10
Производство
Продюсер Марк Крюгер
Глен Маззара
Джон Райан и др.
Режиссёр Ник Копус
Тим Эндрю
Эрнест Р. Дикерсон
Бронуэн Хьюз
Шекхар Капур
Гильермо Наварро
Микаэл Саломон
Т.Дж. Скотт
Сценарист Глен Мадзара
Назрин Чадхури
Марк Крюгер
К.С. Перри
Место съёмок Торонто, Канада
Хронометраж 43 мин.
Трансляция
Телеканал A&E
На экранах 7 марта 2016 — 9 мая 2016
Ссылки
aetv.com/damien
IMDb ID 4337944
  • ☃☃«Дэмиен» (☃☃) — телесериал производства A&E, основанный на серии мистических триллеров «Омен» (☃☃). Съёмки сериала одобрили 25 августа 2014 каналом Lifetime☃☃, но 29 апреля 2015 было объявлено☃☃, что премьера состоится 7 марта 2016 на канале A&E☃☃. Премьера в России состоялась 3 января 2017 года на телеканале НСТ☃☃.
  • СюжетСериал «Дэмиен» посвящён взрослой жизни Дэмиена Торна (Бредли Джеймс) — тридцатилетнего фотографа, который забыл о своем сатанинском прошлом, став обычным человеком. Энн Ратлидж (Барбара Херши), которая всю жизнь защищала Дэмиена, поможет ему высвободить свою сущность Антихриста☃☃.«Дэмиен» представляет собой альтернативное продолжение фильма «Омен» (1976), поскольку события последующих частей фильма в сериале игнорируются.
  • В ролях
  • Брэдли Джеймс — в роли Дэмиена Торна
  • Барбара Херши — в роли Энн Ратлидж
  • Мэгалин Эчиканвоке — в роли Симоны Баптист
  • Омид Абтахи — в роли Амани Голкара
  • Скотт Уилсон — в роли Джона Лайонса
  • Дэвид Мюнье — в роли детектива Джеймса Шэя
  • Тиффани Хайнс — в роли Келли Баптист
  • Джерри Пирсон — в роли человека в сутане
  • Броуди Бовер — в роли Джейкоба Шэя Примечания☃☃СсылкиОфициальный сайт☃☃☃☃☃☃☃☃
  • Перевод статьи о сериале https://25yearslatersite.com/2018/06/06/man-or-beast-aes-damien/
  • Человек или зверь
  • Здесь мудрость
  • Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть. Сын ночи, вам дана власть над Землей - умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными. Ты сбиваешь с пути все народы мира. Ваше имя - "смерть"; и ад следует за вами» Адаптация из Откровения 13.15 для Эпизода 5 «Семь проклятий» Сегодня исполняется 42 года «Омену», так что дата 6 июня 2018 года - прекрасный повод для просмотра как самого фильма, так и его телевизионного преемника - «Дэмиена» от A&E. Если выразить все одним предложением, «Дэмиен» - преступно недооцененное прямое продолжение незабываемого «Омена» Ричарда Доннера 1976 года. Перенесенный в 2006 год, сериал следует за тридцатилетним Дэмиеном Торном (Bradley James), ибо его жизнь вновь перевернута вверх дном. Наиболее сильной стороной оригинального фильма всегда была неопределенность, в которой жили не только персонажи повествования, но и зрители: кто есть Дэмиен Торн? – Антихрист? Зверь? Разрушитель? Сила "Дэмиена" заключается в том, чтобы все ж придать этой неопределенности некую степень определенности, а также задать направление, которое оно примет. В «Омене» для Роберта Торна, отца Дэмиена, эта проблема стояла наиболее остро. У него была одна дилемма и заключалась она в том, что он либо верит этому и убивает своего ребенка, либо не верит, позволяя потенциальному Антихристу существовать на земле неузнанным и под защитой. Было ли все простым совпадением? Или это паранойя и малозначительные факторы довели Роберта Торна до того, что он начал считать злом невинного ребенка? Или же это благородный человек умер ужасной смертью, пытаясь избавить мир от величайшего зла? Ответов на этот вопрос нет, по крайней мере ничего конкретного, кроме вызывающей ужас улыбки пятилетнего мальчика на похоронах родителей. Но действительно ли это зловеще? Или зрителями также манипулировали, и поэтому они поверили в худшее? Неудивительно, что фильм имел такой успех, ибо эта неопределенность действительно ужасающа. В сериале «Дэмиен», который, на наше счастье игнорирует все попытки продолжения (как и римейки. Зачем? Вот просто зачем?) наряду со зрителями именно сам Дэмиен на протяжении долгого времени находится в состоянии абсолютной неопределенности. К концу сезона выясняется, что Дэмиен все-таки Антихрист, но только к концу. Сомнения возникают везде и всюду, но вопросы, возникающие в результате знания, стоят того, чтоб искать на них ответы. Если Дэмиен Антихрист, то он именно тот, кто на подсознательном уровне вызывает все эти ужасные вещи? Или есть что-то еще, нечто зловещее и сокрытое? И если это не Дэмиен, то что тогда делает его таким злом, если сам он явно не желает ничего, кроме добра? Эта сюжетная линия, может и не самая сильная, но безусловно, одна из самых успешных в сериале. Как кто-то сочиняет повествование, в котором главный герой злодей, но делает его привлекательным, не уменьшая при этом природу злодеяния? Это даже не вопрос противостояния характера и воспитания, скорее это вопрос свободы воли. Мы не можем быть уверены ни в чем по отношению к людям, участвующим в воспитании Дэмиена, ибо нельзя забывать, что все они являются частью его Культа, а те, кто все ж отваживается говорить с ним, либо абсолютно безумны, либо мертвы. Лишь Амани дает положительное представление о прошлом Дэмиена, подробно описывая, как он спас ему жизнь. Довольно противоречиво. Совершенно очевидно, что, несмотря на то, что Дэмиен хотел, чтобы Келли ушла, это было прежде всего для ее же защиты. Он боялся, что, находясь рядом с ним, она может погибнуть. Он пытался ее спасти, когда она сказала, что чувствует, как что-то тянет ее вниз. Постоянные смерти, происходящие вокруг него, и его неспособность их предотвратить, в конце концов доводят Дэмиена до предела. Хотя он и начинает постепенно восстанавливать воспоминания о детстве после крещения кровью в Дамаске, это не меняет его личности. Разумеется, именно этот элемент является ключом к постоянным сомнениям Дэмиена о его предназначении стать Зверем, ведь никому из погибших людей он не желал реальной смерти, по крайней мере по началу. Он тот, кто очень заботится о благополучии других. Сначала он отказывается делать документальную съемку смерти ветерана, спасает его же ребенка от гибели под поездом метро и, среди прочего, пытается удержать человека от самоубийства при помощи ножниц. Он старается и иногда у него получается делать хорошие вещи. Плохие же, которые происходят, он ненавидит: люди, которых он не смог спасти, убийства и самоубийства, которые совершаются во имя него. Фактически, его первая вспышка насилия является прямой реакцией на такое зверство. Когда Дэмиен разговаривает со своим психотерапевтом, то спрашивает, действительно ли это правильно избавить мир от зла, психотерапевт (прежде чем сойти с ума и совершить убийство и суицид во имя Дэмиена) парирует, спрашивая его, человеку ли это решать, и предполагает, что просто то, что он задается подобными вопросами, желая быть лучше, делает Дэмиена "человеком". Возможно это его невольные способности, возможно что-то еще, какие-то иные мистические "защитные меры", на которые ссылается Рутледж, из-за которых все это и происходит. При каких условиях мы должны считать Дэмиена ответственным за неестественные смерти, происходящие вокруг него? Вопрос, Зверь ли он, мы должны отложить и вместо этого признать, что даже если он и Антихрист, все еще существуют сомнения относительно того, как и почему происходят эти ужасные события. Есть ли у Дэмиена какой-либо другой выбор, кроме как стать Антихристом? Есть ли у Дэмиена свободная воля выбирать не стать тем, кем он является? Полагаю, все зависит от того, с какой стороны на это посмотреть. Энн Рутледж говорит, что Дэмиен не человек, но в Библии четко сказано, что 666 это "число человеческое". Если Дэмиен человек, то разумно полагать, что он должен иметь свободную волю и, следовательно, должен иметь возможность выбирать между судьбой, предопределенной ему, и любым другим путем. И все же, если Энн права, и происхождение Дэмиена исключает его человечность, тогда у него просто нет выбора, кроме как подчиниться. Я бы сказала, что его склонность к состраданию, его стремление к добру и его окончательное поражение, это именно то, что и делает его человеком, не смотря на его происхождение. Но тогда не должна ли его человечность или ее отсутствие определять, как рассматривать его падение во тьму? Действительно ли Дэмиен жертва садистской игры судьбы, без свободы воли отвернуться от темного пути, вместо этого соскальзывающий в неизбежное зло исходя из положения, начертанного для него в книге Откровений? Или он просто ошибается, как и все остальное человечество, и несмотря на свободу воли, поддается и вынужден следовать этим путем, так как считает, что у него нет другого выбора, в то время как на самом деле он мог бы просто уйти? Есть ли у него свобода воли или это просто иллюзия? Это вопрос, с которым сталкиваются зрители даже тогда, когда Дэмиен обретает свой престол. Сериал, не смотря на признание великолепной игры Джеймса и Херши, был подвергнут остракизму из-за того, что не укладывался в жанр, который, по общему мнению, подразумевался. Но ведь есть же разница между физическим и психологическим ужасом. Неизвестность пугает больше всего, ведь если вы не можете доверять собственному разуму, то чему тогда вообще можете? В результате все становится абсолютно неизвестным и, подобно Дэмиену, вы вынуждены слепо пробираться сквозь жизнь, не зная, куда в следующий раз сделаете шаг. Не кровь и не внезапность делает Дэмиена таким же пугающим, как его предшественник, а его путь, вот что по-настоящему страшно. Стать чем-то, чем он отчаянно не хочет становиться, судя по всему неминуемый результат, потому что люди, окружающие его, манипулируют им и пользуются его страхом. В этом настоящий ужас, потому что это происходит на самом деле. В реальной жизни. Для зрителя трудность двоякая: аудиторию всячески поощряют заботиться о Дэмиене, видеть в нем героя или антигероя, но не злодея. Мы хотим, чтобы у Дэмиена было все. Мы хотим, чтобы он покончил со своими врагами из Armitage Global, из полиции, из Ватикана, потому что мы знаем Дэмиена, знаем, что он не хочет причинять зла. И все же им продолжают манипулировать, нападая на него. Мы также хотим, чтобы у него был мир, где он был бы свободным от всего этого. К сожалению, у него не может быть ни того, ни другого. Избавляясь от своих противников, ему приходится принять свою власть, так как иной способ – умереть – для него невозможен. В конечном счете чрезвычайно приятно наблюдать, как Дэмиен утверждает свою власть, принимает свою судьбу, одновременно управляя своей силой и выпуская ее из под контроля. «Дэмиен» - впечатляющее достижение, невероятно тяжелое для просмотра, но при этом наконец-то вдумчивое продолжение «Омена». Предыдущие попытки потворствовали тотальной греховности Дэмиена, полностью и непоколебимо погруженному в роль Антихриста, но A&E повернули это в русло борьбы с человеческой природой в самом базовом своем понятии и вызвали, если переделать хорошо известную фразу, сочувствие к (сыну) Дьявола (имеется ввиду песня «Роллинг стоунз» Sympathy for the Devil). Когда Зверь Апокалипсиса больше похож на человека, а люди на зверей, о чем это говорит? Альберт Камю однажды сказал: "Человек без морали - это дикий зверь, выпущенный на волю". И я совсем не уверена, что Зверь это Дэмиен.

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]