Левый фашизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ле́вый фаши́зм[1] — термин, используемый для обозначения ранних версий фашизма на заре его популярности, стремившихся к мимикрии под левизну. Ранний фашизм зачастую провозглашал возможность построения социализма, опираясь на мистицизм, национализм, построение империи, «наследие предков», поклонение вождю, репрессии, изоляционизм и экспансионизм. Широко практиковался тезис необходимости противопоставления «гнилому западу», борьбы с буржуазией, но без конкретизации, а также утверждения об особой роли нации, внешних и внутренних заговорах, национальных обидах, несправедливостях и угрозах в её отношении со стороны других стран и необходимости консолидации нации перед этими факторами. Классический пример — Отто Штрассер в Германии.

В качестве подмены понятий широко применяется современными псевдолевыми либерального и левацкого толка, к примеру Леви, а также правыми и консервативными идеологами для описания вымышленных ими «фашистских» тенденций в левом движении c целью дискредитации всего движения в целом. Эти тенденции, по их мнению, включают в себя тоталитаризм, абсолютизм, нетерпимость, экофашизм, иррациональность, терроризм и антисемитизм.

По мнению Антона Олейника, до Ночи длинных ножей левыми фашистами можно было называть и НСДАП. Действительно, самый глубокий корень фашизма — в дискредитации формальных институтов из-за их несоответствия повседневным практикам. Фашизм, пишет Слотердайк, «прямо отказывается от стараний как-то легитимировать себя, открыто провозглашая жестокость и „священный эгоизм“ как политическую необходимость и историко-биологический закон». Национализм в таких условиях становится одним из способов отторжения формальных институтов (демократии, международных договоров), расцениваемых как чуждые и навязанные извне. Фашизм как социальное явление означает неспособность отстаивать свои интересы в отношениях с окружающими иначе, нежели при помощи насилия. Он распространяется параллельно с отрицанием существующих во внутренней и внешней политике формальных институтов. Фашизм — это прекращение дискуссии на самом важном месте и предоставление заключительного слова пистолету[2].

Философ Юрген Хабермас был первым, кто широко использовал данный термин. После похорон Онезорга в Ганновере был созван конгресс «Вузы и демократия». В истории левого движения в ФРГ он стал роковым. Именно на этом форуме Хабермас назвал Руди Дучке «левым фашистом», так как, по его мнению, Дучке провоцировал полицейское насилие и террор ультраправых[3][4][5]. Действительно, хотя он несправедливо обозвал самого Руди Дучке, многие сплотившиеся тогда вокруг него левые, против которых выступал Хабермас, дискутируя с их лидером, впоследствии действительно стали ультраправыми, открытыми нацистами, а их антисионизм был формой продолжения деятельности НСДАП под левыми лозунгами. Хабермас, в работах которого подчёркивается важное значение рационального дискурса, демократических институтов, а также неприятие насилия, внёс важный вклад в теорию конфликта, который часто связан не только с правыми, но и с ультралевыми.

Для социолога Ирвинга Луиса Хоровица левое крыло фашизма в США представляет собой отрицание или отказ от американской демократии и преданность делу социализма, что является лишь идеализированной абстракцией в сочетании с нежеланием противостоять реальной истории коммунизма. Фашизм использует язык мистики, приписывает все проблемы «везде и всегда имперскому заговору богатых людей, властей или высших слоёв общества», использует антисемитизм как псевдопопулистский инструмент[6].

Историк Ричард Волин использует термин «левый фашизм», доказывая, что часть европейской интеллигенции подвержена влиянию постмодернистских или антирационалистических программ, которые открывают возможность для культовых, иррациональных, антидемократических позиций, сочетающих в себе характеристики левизны и фашизма[7]. Бернар-Анри Леви называет этот гибрид политической формы неопрогрессизмом, новым варварством или красным фашизмом. Для Леви это антилиберализм, антиамериканизм, антиимпериализм, антисемитизм и исламофашизм[8].

Этот термин также был принят американскими консерваторами, чтобы характеризовать нетерпимость левой идеологии в крайних формах. Этот термин имеет широкое применение в современной публицистике, изучающей необычные гибридные союзы и сходства политических движений конца XX века и начала XXI века[9].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Winners and Losers: Social and Political Polarities in America. By Irving Louis Horowitz. Published by Duke University Press, 1984. ISBN 0-8223-0602-6, 9780822306023. 328 pages, pp. 219 et seq.
  2. Антон Олейник. Угроза фашизма или Веймарский сценарий в России. Ведомости. 13.02.2015
  3. Юрген Хабермас. Бунтарь против террора.
  4. Wallace, R.A. and A. Wolf. (1991). Contemporary Sociological Theory: Continuing the Classical Tradition. Third Edition, p. 116. (The term used by Habermas was 'left-fascism.')
  5. Reappraisals: Shifting Alignments in Postwar Critical Theory. By Peter Uwe Hohendahl. Published by Cornell University Press, 1991. ISBN 0-8014-9706-X, 9780801497063. 247 pages, pp. 9-10.
  6. Irving Louis Horowitz, Winners and Losers: Social and Political Polarities in America, Duke University Press, 1984, pp. 210—217.
  7. Richard Wolin, The Seduction of Unreason: The Intellectual Romance with Fascism : from Nietzsche to Postmodernism, Princeton University Press, 2004
  8. A Revivified Corpse: Left-Fascism in the Twenty-First Century
  9. TELOS, Fall 2008 issue (no. 144)

Ссылки[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]