Литературная инквизиция

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Литературная инквизиция (кит. 文字獄 wénzìyù, «заточение за написанное», или речепреступление, 以言入罪) — официальное преследование интеллигенции за её труды в Китайской империи. Wénzìyù присутствовала при каждой правящей китайской династии, хотя особенно практиковалась в Цин. Такие преследования могли вестись даже за одну фразу или слово, которое правитель счёл оскорбительным. Некоторые из них велись за табу на имена. В серьёзных случаях, не только написавший, но и его ближайшая и расширенная семья могли быть убиты.

История[править | править исходный текст]

Период до правления династии Мин[править | править исходный текст]

Практика литературной инквизиции задокументирована со времён династии Цинь, и существовала во всех правящих династиях Китая. Неизвестно, насколько часты были случаи преследования[1]. Поэт Су Ши империи Сун был заключён императором в тюрьме на несколько месяцев из-за своих поэм. В романе «Речные заводи», действие которого происходит в пору династии Сун, главный герой Сун Цзян первоначально был мелким чиновником, который стал во главе шайки разбойников после того, как был приговорён к смертной казни за стихотворение, которое написал в нетрезвом состоянии.

Период правления династии Мин[править | править исходный текст]

Записи о литературной инквизиции династии Мин показывают, что наиболее тяжёлым было начало. До того, как стать первым императором Мин, Чжу Юаньчжан был неграмотным и нищим. Основав империю, он окружил себя учёными, к которым относился с уважением, пока учился читать и изучал историю. Он разослал приглашения учёным присутствовать у него, и многие согласились, но многие и отказались, боясь последствий в случае совершения ошибки. Бывало, что учившийся читать император наказывал того, кто написал что-то, чего он не понял[2].

Период правления династии Цин[править | править исходный текст]

Наиболее полно известно использование литературной инквизиции правителями династии Цин. Правящая элита Цин была маньчжурского происхождения и с повышенной чувствительностью относилась к отношению к ней в обществе[3]. Писатели и чиновники традиционно занимали позицию признания различий между китайцами и манчьжурами, считавшимися варварским народом. Когда маньчжуры получили власть, писатели перешли к завуалированной сатире[4]. По мнению Гу Миндуна, современного специалиста в области литературного наследия Старого Китая[5], Цин стали почти параноидальны в отношении иероглифов, связанных с Мин и Цин[3]. Одно из дел инквизиции, «Дело Истории династии Мин» (кит. 明 史 案) в 1661-62 годах при правлении регентов (император Канси взошел на престол лишь в 1669 году), насчитывало около 70 казнённых и ещё большее количество сосланных[6].

При правлении Цин литературная инквизиция началась с единичных случаев при императорах Шуньчжи и Канси, а затем стала обычным делом. Во время правления императора Цяньлуна известно 53 случая преследований[7]. Распорядившиись о создании "полного" собрания сочинений, существовавших в китайской истории (см. Сыку цюаньшу), между 1772 и 1793 годами он пытался отсеять «злые» книги, эссе, поэмы и пьесы. К таковым прежде всего принадлежали работы сторонников Мин, писавших, как он считал, подрывную, антицинскую историю маньчжурского завоевания. Масштабы разрушений этого «литературного холокоста» неясны из-за пробелов в имперском архиве, но, предположительно, было утрачено около 3000 работ. По оценкам, инквизиция уничтожила в этот период 151 723 тома. Среди работ, попадавших под это очищение, попадали работы, проявлявшие неуважение к Цин или некитайским династиям, которые можно было рассматривать как аналог Цин. С 1780 года уничтожались «вульгарные» работы, а также те, что содержали антиманчьжурский материал вообще. Писатели, критиковавшие династию Цин, могли лишиться всех работ, независимо от их содержания[8]. Инквизиция часто использовалась исходя из местных амбиций и соперничества, что не имело ничего общего с интересами самого правителя. Порождалась межклассовая и межгрупповая война; например, против учёных могли предъявлять обвинения простолюдины[9].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Ku & Goodrich 1938, С. 255
  2. Ku & Goodrich 1938, pp. 255–257
  3. 1 2 Gu 2003, С. 126
  4. Ku & Goodrich 1938, С. 254
  5. «Faculty: Gu, Ming Dong», University of Texas at Dallas, <http://www.utdallas.edu/ah/people/faculty_detail.php?faculty_id=381>. Проверено 13 июля 2010. 
  6. известный китайский писатель ХХ века Цзинь Юн описал это дело в прологе одного из своих произведений
  7. Wong 2000
  8. Woodside 2002, pp. 289–290
  9. Woodside 2002, С. 291

Литература[править | править исходный текст]