Невеста (фильм, 1956)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Невеста
Жанр мелодрама, экранизация
Режиссёр Григорий Никулин,
Владимир Шредель
Автор
сценария
по мотивам рассказа «Невеста» А. П. Чехова
Оператор Вячеслав Коротков,
Георгий Калатозишвили
Композитор Александр Маневич
Кинокомпания Ленфильм
Длительность 82 мин.
Страна  СССР
Год 1956
IMDb ID 0219202

«Невеста» — советский чёрно-белый фильм 1956 года, по мотивам одноимённого рассказа А. П. Чехова.

Сюжет[править | править код]

Дореволюционная Россия, провинциальный городок. Марфа Михайловна Шумилина выдает свою внучку Надю за Андрея Андреевича, сына священника, составляя «выгодную партию». Надя, мечтающая выйти замуж, как ей кажется любит «своего избранника» и вполне счастлива ожидаемым будущим.

Но в разгар приготовления свадьбы из Москвы приезжает поправить свое здоровье знакомый семьи Саша, воспитанник Марфы Михайловны. Он много времени проводит с Надей, ведя с ней беседы.

Постепенно слова Саши находят отклик в душе девушки, и она начинает смотреть на окружающий мир его глазами. Её начинает угнетать мещанское существование близких, она, прозревая, обнаруживает своего жениха не таким, как она о нём думала, а будущая «семейная идиллия» уже не кажется ей такой привлекательной — и, сбегая из под венца, она уезжает в Москву.

В ролях[править | править код]

Дополнительно[править | править код]

Дом Каратыгина
Торговые ряды

Место съёмок — город Муром, подходящий для воссоздания обстановки старинного купеческого города. Для съемок были выбраны особняк купца Каратыгина, парк у дома графини Уваровой в Карачарове, торговые ряды на главной площади и некоторые другие объекты. В массовых сценах приняли участие жители города.

Фильм был дебютом начинающих режиссёров Григория Никулина и Владимира Шределья.

Художником-постановщиком фильма был Сёмен Малкин, ещё до войны работавший над экранизацией Чехова и первой советской экранизацией Шекспира.

Главную роль исполнила Татьяна Пилецкая — начинающая, но уже известная зрителю по главной роли Тани Огневой в картине «Разные судьбы», и, по её словам, она была благодарна режиссёру Григорию Никулину за роль Надежды — кардинально другого по характеру персонажа:

Дело в том, что после исполнения роли Тани Огневой на меня чуть ли не навесили ярлык, что я могу играть только таких вампирш страшных. Никулин не побоялся взять меня на такую нежную Надю в фильме «Невеста», можно сказать, на резко противоположную, совершенно другую роль. Это была очень интересная работа, хотя и очень трудная, потому что это Чехов: мало слов и одна треть внутренних переживаний.

И потом — целый день в корсете! Физически тяжело. Тем не менее, я всегда вспоминаю нашу работу: очень хорошая была атмосфера на съёмочной площадке, рядом со мной прекрасные партнеры — замечательная Ольга Георгиевна Казико, это мой педагог еще по студии в БДТ, Фёдор Михайлович Никитин, с которым я снималась в «Княжне Мери» (он играл моего мужа), Юрочка Пузырев. Очень талантливый актер! Кампания была очень серьёзная, понимаете?

Картина «Невеста» получилась такая (Татьяна Львовна подбирает слова) трогательная, такая чистая. Я смотрела её и думала: «Такая хорошая картина, просто удивительная, все выдержано в стиле, она такая чеховская!»

При этом актриса считала роль Нади в фильме самой трудной своей работой в кино, сама критически к ней относилась, и через годы, став опытнее, сокрушалась, что роль не переиграть:[1]

Не понимала я тогда томительного состояния героини, жгучего ее желания вырваться из всего, что ее окружало… А, знаете, что самое обидное в профессии? Ощущение, что возможности сегодняшние невозможно реализовать в старом материале. Сейчас бы Надю сыграть….

исполнительница главной роли Татьяна Пилецкая, 1993 год

Дебютная роль Олега Басилашвили[править | править код]

Для Олега Басилашвили роль Андрея Андреевича стала не только первой в кино, но и предопределила его экранное амплуа:

Интересно, что экранный дебют стал своего рода эскизом человеческого типа, который долгое время суждено было воплощать актеру. Уже первая роль оказалась показательной для будущих, хорошо запомнившихся зрителю героев Басилашвили: им редко везет в любви, они закованы в рамки формальных представлений о благополучии, эрудированные, удачливые в карьере, во всем знают меру и крайне редко становятся жертвами необъяснимой страсти, часто бывают абсолютно лишены юношеского азарта и романтических настроений.

киновед Лев Парфёнов, «Кино России: актерская энциклопедия»[2]

Критикой высоко была оценена дебютная работа Олега Басилашвили, сумевшего незаметно показать определенный характер своего героя:

Герой Басилашвили не совершал в фильме ни злых, ни добрых поступков. Мы так и не узнавали, как встретил он отказ невесты и как пережил драму своей несостоявшейся любви. Роль проходила вне основного конфликта произведения, не раскрывала характера героя в столкновении с другими характерами. Тем труднее было актеру выйти за пределы иллюстрации человеческой ординарности, посредственности и раскрыть явление. Возможно, авторы фильма такой задачи здесь и не ставили, — просто проявилось качество, свойственное дарованию Басилашвили, та легкая непринужденная импровизационность, которая расцвечивает образ множеством маленьких, но бесценных находок. Актер сыграл то, что «над» сюжетом, «сверх» строк, и вполне заурядная фигура Андрей Андреича обрела более глубокий художественный смысл.

сборник «Актеры советского кино», Том 13, 1977 год[3]

Через 30 лет было отмечено, что уже в этом первом появлении на экране проявилась способность Олега Басилашвили импровизируя показывать характер героя:

Казалось, актер благожелательно наделял своего героя одними приятными чертами. Но от кадра к кадру все четче вырисовывался портрет хотя и мягкого, благовоспитанного человека, но твердо убежденного, что мир существует только для его удовольствия. А как он водил свою невесту по дому, где им предстояло жить, приглашая радоваться новой модной мебели, выписанной из Петербурга! Он не снимал руки уверенного владельца с Наденькиной талии и словно бы примерял ее, Наденьку, к этим роскошным интерьерам, окидывая таким же точно оценивающим взглядом, каким только что скользил по блестящей поверхности нового беккеровского рояля. В горделивом восторге, с которым Андрей Андреевич принимал этот парад недвижимой и движимой собственности, было и что-то почти непристойное. Роль предлагала иллюстрацию человеческой ординарности, посредственности. Актер вышел за эти пределы.

журнал «Звезда», 1985 год

Критика экранизации[править | править код]

Картина «Невеста» как-то прошла мимо внимания критики. Единичные отзывы о фильме прозвучали как приговор над ним (причем приговор справедливо суровый). Рецензия кинокритика Д. Оганяна уже самим названием — «Скучный Чехов» — указывала на главный, но не единственный недостаток этой работы. Дело, разумеется, не в отсутствии увлекательной интриги. Скучный не только в силу очевидной старомодности кинематографического языка картины. Скучный, потому что авторы экранизации не сумели своим «пересказом» Чехова взволновать современного зрителя, заставить его сопереживать, поверить в истинность и значительность того, что происходит на экране. В этом — главный порок данной экранизации. Авторы настолько увлеклись извлечением «идеи», «рационального зерна», что в результате создали бескровную, удручающе бледную иллюстрацию. В фильме «Невеста» дидактика и резонерство подавили искру поэзии, рационализм трактовки рассказа вывел картину за пределы искусства, немыслимого вне эмоциональной сферы. Оголенность приема, заданность, расчетливость, назидательность не менее враждебны духу Чехова, нежели беззаботная зрелищность, утрированная «красивость», внешний динамизм действия.

У. А. Гуральник, д.ф.н., историк русской литературы XIX века, ведущий раздела истории литературы в журнале «Вопросы литературы»[4]

Отмечая сложность экранизации именно этого рассказа, отличающегося от других произведений писателя, фильм «по мотивам А. П. Чехова» был признан далёким от него:[5]

Но «мотивы» в фильме оказались как раз не чеховскими, чеховским был лишь фабульный материал. Если весеннее буйство в природе передано в рассказе разнобойным верещаньем лягушек, то в фильме первые кадры панорамы захолустного городка сопровождаются неистовством симфонического оркестра, «несущего тему весны». Верная мысль выражена неточно и в то же время прямолинейно. Стремление сделать фильм простым, без лишних сложностей и приводит постановщиков к таким обнаженным решениям, неспособным донести до зрителя авторскую мысль.

киновед Н. С. Горницкая

Примечания[править | править код]

  1. С.-Петербургская панорама, Выпуски 1-6, Лениздать, 1993
  2. Лев Парфенов — Кино России: актерская энциклопедия, Том 2 — Материк, 2008. — 225 с. — стр. 12
  3. Актеры советского кино, Том 13 — М.: Искусство, 1977 — стр. 5
  4. Уран Абрамович Гуральник — Русская литература и советское кино: Экранизация классической прозы как литературоведческая проблема — М.: Наука, 1968. — 431 с. — стр. 334
  5. Литература и кино: сборник статей в помощь учителю / Нина Сергеевна Горницкая — М.: Просвещение, 1965. — 246 с. — стр. 92

Источники[править | править код]