Отвлекающая война

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Агрегированные опросы общественного мнения в период до парламентских выборов 1983 года в Великобритании. Вовлечение страны в Фолклендскую (Мальвинскую) войну в апреле 1982 года называют одним из хрестоматийных примеров отвлекающей внешней политики, оказавшей влияние на поддержку действующего правительства консерваторов[1]

Отвлекающая война (англ. diversionary war, diversionary theory of war) в международных отношениях — теория, объясняющая агрессивную внешнюю политику или даже вовлечение в военные действия стремлением «отвлечь» внимание граждан страны от внутренней политической повестки в неблагоприятной для политических лидеров ситуации или улучшить своё политическое положение за счёт эффекта сплочения. Для обозначения внешней политики, объясняющейся сходной мотивацией, используется более широкий термин отвлекающая внешняя политика (англ. diversionary foreign policy).

Аналогичная логика стоит за выражением «маленькая победоносная война», используемым для обозначения конфликтов, инициированных для укрепления внутриполитических позиций неустойчивого или слабого правительства за счёт быстрой, не затратной и успешной военной кампании — авторство фразы приписывается российскому министру внутренних дел В. К. Плеве, пытавшемуся обосновать вовлечение страны в войну с Японией необходимостью избежать революции.

Эффекты[править | править код]

Положительные[править | править код]

Как правило, проведение отвлекающей внешней политики может предложить лидеру у власти четыре преимущества, каждое из которых способствует ему оставаться у власти:

  1. Успешная отвлекающая внешняя политика может усилить поддержку внутреннего режима. Это, в свою очередь, увеличивает время правительства для решения своих внутренних проблем.
  2. Искусственная напряженность, созданная международным конфликтом, может оправдать подавление лидерами инакомыслия.
  3. Война за границей могла просто отвлечь население от проблем, вызвавших первоначальное недовольство правительством.
  4. Внешняя угроза может объединить страну через эффект синдрома объединения вокруг флага, создав новую чужую группу, отличную от правительства, чтобы население могло направить свое недовольство.

Отрицательные[править | править код]

Однако все эти преимущества зависят от успеха отвлекающей войны, которую разжигает правительство, столкнувшееся с внутренними конфликтами. Неудача в этих международных действиях будет иметь неприятные последствия для первоначального намерения лидера. В результате лидер, скорее всего, столкнется с еще большими внутренними раздорами, что, возможно, ускорит его или ее потерю власти.  Тем не менее, этот возможный негативный эффект рассматривается в теории отвлекающей войны. Сама теория утверждает, что рациональные лидеры, столкнувшиеся с почти неизбежным отстранением от должности, с большей вероятностью сделают ставку на рискованную отвлекающую войну. Если существующее недовольство побуждает их к отстранению от должности, отвлекающая внешняя политика оставляет место только для выгоды.

История изучения[править | править код]

Логика «отвлечения» является одним из распространенных интуитивных объяснений войны. Например, именно этот механизм использовался для объяснения империализма как экспансионистской внешней политики[2]: например, Ленин в статье «Война и российская социал-демократия» (1914) связывал вовлечение России в Первую мировую войну с «отвлечением внимания трудящихся масс от внутренних политических кризисов России»[3]. Анализ империализма у Шумпетера, изложенный в работах «Бизнес-циклы» (1939) и «Империализм и социальные классы» (1951), также указывает на то, что агрессивная внешняя политика продиктована классовыми интересами. Шумпетер разделял «капиталистическую элиту» — предпринимателей, заинтересованных в мире (см. теорию капиталистического мира (англ.)) и двигающих вперед экономику за счёт инноваций, — и «империалистическую элиту» — группу аристократов, кровно заинтересованных в развязывании войн[4]. По собственному выражению Шумпетера, «созданная войнами, для которых она требовалась, [военная] машина создаёт войны, которые ей требуются».

Мысль о том, что война может быть средством для достижения внутриполитических целей — главным образом, за счёт расширения власти действующего правительства — прослеживается и в «Исследовании войны» (A Study of War, 1942) Куинси Райта.

Интерес к явлению среди исследователей международных отношений, особенно работающих в рационалистической (англ.) парадигме международных отношений и изучающих «рационалистические» объяснения войны в духе Джеймса Фирона, во многом был возрожден после публикации в 1989 статьи Джека Леви (Levy, 1989), обсуждавшей феномен.

Примеры[править | править код]

Русско-Японская война[править | править код]

Одним из исторических примеров, демонстрирующих общепринятое признание эффективности отвлекающей войны, является Русско-Японская война 1904 года. За несколько месяцев до войны в России произошли многочисленные забастовки рабочих , которые привели к внутренней нестабильности.  Эта нестабильность совпала с конфликтом России и Японии по поводу экспансии в Маньчжурии и Корее. Утверждалось, что, чтобы отвлечь свое население, русский царь и его министры решили подтолкнуть японцев к объявлению войны, тем самым превратив Японию в необходимую чужую группу.  На самом деле министр внутренних дел России Вячеслав Плеве, заявил перед началом войны:

Этой стране нужна маленькая победоносная война, чтобы остановить волну революции.

Однако Русско-Японская война также является примером того, как отвлекающая война может иметь неприятные последствия. Япония сокрушительно победила Россию в бою. Это только усилило призывы к замене царя, ослабив его власть и, ускорило путь к Первой Русской Революции.

Франко-прусская война[править | править код]

Отто фон Бисмарк часто использовал отвлекающую внешнюю политику во время своего стремления объединить Германию . Эти войны отвлекли немецкий народ от культурных различий, которые раньше мешали им образовать единую страну. Бисмарк использовал успех Франко-Прусской войны аналогичным образом, официально основав Германскую империю после окончания войны.

Аннексия Крымом Россией[править | править код]

Исследование, проведенное в 2017 году в журнале Security Studies , показало, что захват Россией Крыма в начале 2014 года «увеличил национальную гордость россиян, в то время как поддержка президента Владимира Путина резко возросла, и они предполагают, что эти два процесса имели причинную связь».[5]

Агрессия России против Украину[править | править код]

Вторжение России в Украину является ярко выраженным примером отвлекающей войны. По данным ВЦИОМ 71% опрошенных россиян поддерживают проведение "специальной военной операции на Украине".[6]

Современные теоретические модели[править | править код]

Феномен отвлекающих войн может объясняться с опорой на различные механизмы: как попытка спровоцировать эффект сплочения и как попытка «поставить на восстановление (англ.)» популярности (gambling for resurrection) благодаря успешной военной кампании — в таком случае военный успех может рассматриваться как достоверный (ввиду затратности) сигнал (англ.) о компетентности правительства[7].

Теория отвлекающей войны может быть изложена как проблема принципала-агента, где руководство страны (вне зависимости от типа политического режима) выступает в качестве «агента», зависящего от поддержки правящей коалиции («принципала» — может быть электорат или военная хунта) в условиях, когда принципал заинтересован в качественном государственном управлении (например, благодаря сулимым им рентам), но не может напрямую наблюдать компетентность агента (формализуется как «тип» агента, назначаемый «природой»). Агент выбирает между вовлечением в военную агрессию или воздержанием от неё, а принципал выбирает между сохранением агента или отказом от его услуг, опираясь на наблюдаемую компетентность, зависящую от типа состояния экономики (назначается «природой») и успехом военной кампании, если таковая предпринимается. Таким образом, «отвлекающее» поведение политических лидеров будет являться попыткой убедить принципала в своей компетентности или скрыть некомпетентность (Richards et al, 1993).

Эмпирические подтверждения[править | править код]

Теория отвлекающей войны получила лишь частичное подтверждение в эмпирической литературе.

Анализ 254 военизированных межгосударственных конфликтов с 1870 по 1992 года не обнаружил устойчивой статистической связи между использованием военной силы Соединенными Штатами Америки и американскими электоральными циклами (см. Выборы в США) (Gowa, 1998).

Помимо международных конфликтов, есть свидетельства использования политическими лидерами организованного насилия в отношении этнических меньшинств внутри собственной страны с аналогичной мотивацией — «отвлечением» населения от актуальных проблем (Tir & Jasinski, 1989).

Примечания[править | править код]

  1. Oakes, 2006.
  2. Levy, 1989, p. 259-260.
  3. Ленин, 1914.
  4. Hoselitz, 1955, p. vii.
  5. Tobias Theiler. The microfoundations of diversionary conflict (англ.) // Security Studies. — 2018. — Vol. 27, iss. 2. — P. 318–343. — ISSN 1556-1852. — doi:10.1080/09636412.2017.1386941.
  6. Большинство россиян поддержали спецоперацию на Украине. Lenta.RU. Дата обращения: 1 мая 2022.
  7. Haynes, 2017.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]