Отношения Демократической Федерации Северной Сирии и Иракского Курдистана

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Демократическая Федерация Северной Сирии (ДФСС) имеет заметное культурное родство с Иракским Курдистаном, автономным районом Ирака: и там, и там значительную часть населения составляют курды. Однако у этих государственных образований имеется много политических разногласий. ДФСС и Иракский Курдистан сотрудничают в военной сфере. В то же время Региональное правительство Курдистана, возглавляемое Демократической партией Курдистана (KDP), является союзником Турции и взаимодействует с ней в целях обеспечения экономической блокады против ДФСС[1][2]. «Султанская система» Иракского Курдистана[3] контрастирует с демократическим конфедерализмом ДФСС.

Идеологические различия[править | править код]

Отношения ДФСС с Региональным правительством Курдистана в Ираке осложнены. Доминирующая политическая сила ДФСС, партия «Демократический союз» (PYD), состоит в Союзе общин Курдистана (KCK). Одна из проблем заключается в том, что правящая партия Иракского Курдистана, Демократическая партия Курдистана, рассматривает себя и союзные курдские партии в других странах как более консервативную и националистическую альтернативу либертарно-социалистической идеологии KCK[3].

Ещё более, чем KCK в целом, PYD критично относится к любой форме национализма[4], включая курдский национализм. Из-за этого PYD находится в конфликте с курдскими националистическими взглядами Курдского национального совета (KNC), основанного в Сирийском Курдистане при поддержке KDP[5].

В 2012 году при посредничестве президента Иракского Курдистана Масуда Барзани был сформирован Высший курдский совет[6], включающий одинаковое количество представителей PYD и KNC[7].

Внешнеполитическая составляющая. Турция и турецко-курдский конфликт[править | править код]

Организации-члены KCK в соседних государствах с автохтонными курдскими меньшинствами либо объявлены вне закона (в Иране и в Турции) или политически маргинальны по сравнению с другими курдскими партиями (в Ираке). Однако ДФСС, управляемая PYD, стала моделью для политической повестки дня KCK и их плана в целом.

За пределами Сирии у ДФСС есть немало сочувствующих — например, некоторые курды в Турции. Во время боёв за Кобани многие этнические курдские граждане Турции пересекли границу и участвовали в защите города в качестве добровольцев. По возвращении в Турецкий Курдистан некоторые из них приняли участие в возобновившемся турецко-курдском конфликте, где навыки, приобретенные ими во время боя в Кобани, были использованы в уличных боях в Турции[8][9].

Война с Исламским государством[править | править код]

ДФСС и Иракский Курдистан осознали необходимость компромиссов из-за угрозы в лице ИГ. Формирования Пешмерга (вооружённые силы Иракского Курдистана) приняли участие в боях за Кобани[10][11] и координировали свои действия с YPG во время боёв в Эль-Хасаке[12]. По некоторым данным, обсуждалось даже слияние вооружённых сил сирийских и иракских курдов в новое формирование с единым командованием и другим названием[10].

Тем не менее, во время конфликта в Сирийском Курдистане сообщалось о стычках между YPG, с одной стороны, и сторонниками Барзани[13] и KNC[14], с другой.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Fehim Tastekin. Turkey Pulse Iraq’s intervention may change the equation in Syria's Kurdish regions (англ.). Al-Monitor (7 ноября 2017). Дата обращения: 4 ноября 2018.
  2. Mark Townsend. Syria’s Kurds march on to Raqqa and the sea (англ.). The Guardian (6 мая 2017). Дата обращения: 4 ноября 2018.
  3. 1 2 Kawa Hassan. Kurdistan’s Politicized Society Confronts a Sultanistic System (англ.). Carnegie Middle East Center (18 августа 2015). Дата обращения: 3 ноября 2018.
  4. Syrian Kurdish leader: We will respect outcome of independence referendum (англ.) (недоступная ссылка). ARA News (3 августа 2016). Дата обращения: 3 ноября 2018. Архивировано 19 октября 2017 года.
  5. Kurdish National Council announces plan for setting up ‘Syrian Kurdistan Region’ (англ.) (недоступная ссылка). ARA News (4 августа 2016). Дата обращения: 3 ноября 2018. Архивировано 6 декабря 2017 года.
  6. The Kurdish National Council in Syria (англ.). Carnegie Middle East Center (15 февраля 2012). Дата обращения: 4 ноября 2018.
  7. Now Kurds are in charge of their fate: Syrian Kurdish official (англ.) (недоступная ссылка). Rudaw (29 июля 2012). Дата обращения: 4 ноября 2018. Архивировано 17 апреля 2014 года.
  8. Kadri Gursel. 6 reasons why Turkey's war against the PKK won't last (англ.) (недоступная ссылка). Al-Monitor (8 сентября 2015). Дата обращения: 20 мая 2016. Архивировано 28 марта 2016 года.
  9. Aaron Stein. Kurdish Militants and Turkey’s New Urban Insurgency (англ.). War On The Rocks (23 марта 2016). Дата обращения: 3 ноября 2018.
  10. 1 2 Till F. Paasche. Syrian and Iraqi Kurds: Conflict and Cooperation (англ.). Middle East Policy Council (2015). Дата обращения: 4 ноября 2018.
  11. Humeyra Pamuk, Raheem Salman. Kurdish peshmerga forces enter Syria's Kobani after further air strikes (англ.). Reuters (31 октября 2014). Дата обращения: 4 ноября 2018.
  12. Tom Perry. Syrian Kurds attack Islamic State in northeast (англ.) (недоступная ссылка). Reuters (22 февраля 2015). Дата обращения: 4 ноября 2018. Архивировано 26 сентября 2015 года.
  13. Al-Malikiyah: YPG ends siege of Kahf al‑Assad (англ.), Kurd Watch, KurdWatch (11 February 2013). Дата обращения 4 ноября 2018.
  14. PYD increases attacks on other Kurdish groups in Syria (англ.), Daily Sabah (12 April 2016). Дата обращения 4 ноября 2018.