Развесистая клюква

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Российский космонавт Лев Андропов: небритый, в солдатской шапке-ушанке и с красной звездой на футболке. Кадр из американского фильма «Армагеддон»[1]

Развесистая клюква (или под развесистой клюквой, раскидистая клюква, иногда просто клюква) — идиоматическое выражение, обозначающее вымыслы, ложные стереотипы, искажённые представления, вздорные и нелепые выдумки. Выражение обычно употребляется в язвительно-ироническом смысле, чаще всего[2][3][4][5][6] о бытующих среди иностранцев домыслах о России и русских: о жизни, культуре, истории, языке и т. п. Идиома содержит в себе оксюморон, который заключается в том, что низкорослый (2—3 см) стелющийся по земле кустик клюквы никак не может быть развесистым.

Толковый словарь Ожегова определяет это выражение как ироничное — о чём-нибудь совершенно неправдоподобном и обнаруживающем полное незнакомство с предметом[7].

Происхождение выражения[править | править вики-текст]

Ягода клюквы на кусте в ботаническом саду Нью-Йорка

Выражение, по мнению исследователей, появилось на рубеже XIX—XX веков как устная шутка, высмеивающая нелепые представления иностранцев о России[8]. Объектом шутки являлся иностранец (чаще всего француз), описывающий клюкву как большое дерево.

В передовице «Московских ведомостей» Михаила Каткова от 16 ноября 1871 года цитировалась статья о Москве, опубликованная в популярном парижском еженедельнике «L’Illustration». Там «самым древним из религиозных памятников, построенных в ограде Кремля», был назван незавершённый к тому времени долгострой — Храм Христа Спасителя, никакого отношения к Кремлю не имевший. Патриот Катков не упустил случая съязвить: «Пахнуло на нас теми блаженными временами, когда французский турист рассказывал, как он в России сидел à l’ombre d’une klukva…» («под сенью клюквы»).

Некоторое время считалось, что выражение впервые появилось в пародии на французскую мелодраму — пьесе драматурга Бориса Гейера «Любовь русского казака. Сенсационная французская драма с убийством и экспроприацией из жизни настоящих русских фермеров в одном действии с вступлением. Переделка из знаменитого русского романа Б. Гейера»[9]. По сюжету этой пьесы, поставленной в 1910 году на сцене петербургского пародийного театра «Кривое зеркало»[9], бедная русская девушка Аксёнка, вынужденная насильно идти замуж за ненавистного казака, разлучена с любимым Иваном и вспоминает, как они проводили время «под развесистыми сучьями столетней клюквы», — по-французски это звучало как sous l’ombre d’un klukva majestueux («под сенью величественной клюквы»)[10].

К. В. Душенко, однако, убедительно опровергает эту версию, приводя целый ряд примеров того, что выражение уже в сформировавшейся форме «развесистая клюква» многократно использовалось в фельетонах, опубликованных в 1907—1908 годах в ряде русских изданий («Весы», 1907, № 8, «Новое время», 6 сент. 1908 и др.)[11].

Данное выражение также ошибочно приписывалось французскому писателю Александру Дюма-отцу, который якобы употребил его в своих записках о России, чего на самом деле не было[9]. Тем не менее произведения Дюма изобилуют нелепостями по части русской ономастики: «одну из русских женщин Дюма называет „именем“ Телятина (Teljatine), а другую Телега (Telegue)»[12].

Сходство с названием калины в английском языке[править | править вики-текст]

Куст калины обыкновенной с ягодами.

В современном английском языке «развесистая клюква» (англ. highbush cranberry) — одно из тривиальных названий калины обыкновенной (лат. Vibúrnum ópulus)[13][14]. В отличие от русского языка, в английском не существует отдельного слова для обозначения калины. Из-за сходства красных съедобных ягод, которые внешне напоминают ягоды клюквы (лат. Oxycóccus) и имеют схожий вкус, калина обыкновенная (лат. Vibúrnum ópulus) по-английски называется «развесистая клюква» (англ. highbush cranberry), «клюквенный куст» (англ. cranberry bush) и «клюквенное дерево» (англ. cranberry tree)[13][14]. Согласно словарю Мерриама-Уэбстера, первое письменное упоминание словосочетания «клюквенный куст» (англ. cranberry bush) в английском языке датировано 1778 годом, а словосочетания «развесистая клюква» (англ. highbush cranberry) — 1805 годом[13].

Владимир Набоков в своём комментарии к роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин» указывал на неоднозначность восприятия английского названия калины «клюквенное дерево» (англ. cranberry tree)[15]:

« Калина, „whitten tree“, — одно из множества названий Viburnum opulus, Linn. Уильям Тёрнер в своём „Травнике“ (W. Turner, „Herball“, 1562) окрестил её „ople tre“, от фр. „opier“, теперь („viorne“) „obier“ или «aubier». Не чосеровское ли это „whipultre“? Её также называют „cranberry tree“, клюквенное дерево (глупое и сбивающее с толку название, ибо ничего общего с клюквой калина не имеет); садовникам она известна как „snowball tree“ или „guelder-rose“. »

Использование в современном языке[править | править вики-текст]

Выражение используют, в основном, в описании зарубежных кинофильмов и театральных постановок, в которых допущены нелепые ошибки в изображении российской истории и современной действительности. В разные годы этот термин употребляли по отношению к фильмам «Распутин и императрица», «Ниночка»[16], «Тарас Бульба» Джей Ли Томпсона, «Онегин»[17] и другим. В современной литературной и кинокритике выражение «развесистая клюква» нередко используют в адрес современных российских исторических романов и кинофильмов на тему российской истории, злоупотребляющих какими-либо расхожими стереотипами и предрассудками.

Это [выставка «Жить или писать», посвященная Варламу Шаламову и прошедшая весной 2016 г. в Москве] (хочется написать — редкий, но нет, не такой уж и редкий) случай того, как реэкспорт нашей культуры оказывается не то что не «клюквой», а ровно наоборот[18].

Культурное влияние[править | править вики-текст]

  • В начале XX века шутка иногда дополнялась другим нелепым представлением иностранцев — о самоваре как о напитке:
Раньше Россия за границей славилась как страна, где под тенью развесистой клюквы крестьяне пьют напиток, называемый самоваром…

— «Новое время», 6 сентября 1908

  • В сатирическом очерке Салтыкова-Щедрина 1883 года «Мнения знатных иностранцев о помпадурах» действует персонаж-француз le prince de la Klioukwa («князь Клюквы»)[19][20] — игра слов с реальным французским титулом le prince de la Moskowa, который носили потомки Мишеля Нея.

Распространённые идиомы с похожим значением[править | править вики-текст]

  • Стремительный домкрат — из опуса писателя-халтурщика Никифора Ляписа-Трубецкого: «Волны перекатывались через мол и падали вниз стремительным домкратом» («Двенадцать стульев» И. Ильфа и Е. Петрова).
  • Стрелка осциллографа — из книги Ю. Латыниной «Земля войны»: «Ведь земля в этом месте не лежала смирно, как скатерть на столе. Она металась, как стрелка осциллографа, то вверх, то вниз»[21][22].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. А. Экслер Рецензия на фильм «Армагеддон», 27 марта 2000 г.
  2. Вадим Серов «Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений»
  3. Н. Т. Пахсарьян ОБРАЗ РОССИИ В «МЕМУАРАХ» А. ДЮМА, ИЛИ «РАЗВЕСИСТАЯ КЛЮКВА» ЛИТЕРАТУРНОЙ РЕПУТАЦИИ
  4. К. Душенко «Грозный, клюква и стакан самовара»
  5. Откуда пошло выражение развесистая клюква?
  6. Люстрова З. Н. и др. «Беседы о русском слове». М., «Знание», 1976
  7. Толковый словарь русского языка Ожегова // КЛЮКВА
  8. В. Храппа. От адамова яблока до яблока раздора. Происхождение слов и выражений. — М.: ЭНАС, 2009. — ISBN 978-5-93196-951-0.
  9. 1 2 3 Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений // Автор-составитель Вадим Серов
  10. Жаргон.ру
  11. Константин Душенко. Грозный, клюква и стакан самовара.
  12. С. А. Макашин, Н. С. Никитина. Комментарии: М. Е. Салтыков-Щедрин. Помпадуры и помпадурши. Мнения знатных иностранцев о помпадурах
  13. 1 2 3 Highbush cranberry. Merriam-Webster Dictionary (2012). Архивировано 8 декабря 2012 года.
  14. 1 2 Highbush cranberry. The Free Dictionary (2012).
  15. Владимир Набоков. Комментарий к роману А. С. Пушкина Евгений Онегин / Пер. с англ. Е. М. Видре; научн. ред. В. П. Старк. — СПб.: Искусство-СПБ, Набоковский фонд, 1998. — С. 167. — ISBN 5-210-01490-8.
  16. Кларисса Пульсон. Наши люди в Голливуде. «Эксперт» №37 (721) (20 сентября 2010).
  17. Алла Мардиева. Под развесистой клюквой.
  18. Анна Наринская Перевозное издание // Журнал "Коммерсантъ Weekend". — 2016-04-03. — Вып. 6. — С. 44.
  19. Словарь современных цитат: 5200 цитат и выражений XX и XXI вв., их источники … // Автор: Константин Душенко
  20. РВБ: М. Е. Салтыков (Н. Щедрин). Собрание сочинений в 20 томах // page 244
  21. Земля войны. Глава 46
  22. Стрелки осциллографа метались стремительным домкратом

Ссылки[править | править вики-текст]