Семиосоциопсихология

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Семиосоциопсихология, или семиосоциопсихологическая парадигма, — это комплексное междисциплинарное направление, изучающее социальную (знаковую) коммуникацию как «процесс, деятельность и универсальный механизм социокультурного (в том числе межкультурного) взаимодействия людей, как фактор формирования общественной психологии и культуры»[1] (определение Т. М. Дридзе).

Предметом изучения семиосоциопсихологической парадигмы являются социально значимые процессы, инициируемые коммуникативными взаимодействие людей, социумов, групп, сообществ и т. д.; при этом основным критерием качества коммуникативных взаимодействий является степень достижения понимания и взаимопонимания.

Автор семиосоциопсихологической парадигмы — Тамара Моисеевна Дридзе (1930—2000), известный российский социолог, доктор социологических наук, профессор, главный научный сотрудник Института социологии РАН[2].

Впервые семиосоциопсихологические методы и подходы были использованы в 1969—1974 гг. в рамках проекта «Общественное мнение»[3], которым руководил известный российский социолог Б. А. Грушин.

Основные положения и термины[править | править код]

В основе семиосоциопсихологической парадигмы лежит утверждение о возможности выделения в любом целостном, завершенном коммуникативном акте, реализованном в любой знаковой (семиотической) системе иерархически организованной структуры коммуникативно-познавательных программ, ориентированных на интенцию, а также утверждение о тождественности понятий интенциональность и смысл: и то, и другое являются самым главным, что хотел сказать, передать, выразить автор; это тот искомый результат, к которому он стремился, вступая в коммуникацию, причем и на уровне осознанных целей, и на уровне не всегда осознаваемых мотивов.

’’Интенция’’ — (от лат. intentio) — понятие, пришедшее из античной философии и средневековой схоластики; традиционно означает ’’стремление, намерение, цель, направленность на какой-либо предмет’’. Активно используется в экзистенциональной и феноменологической философии. Расширительное значение приобрело в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах (Дридзе, Тамара Моисеевна), поскольку операционализовано применительно к анализу любых проявлений человеческой активности в среде. Для этого в основу номинации положен также имплицитно присутствующий здесь признак — «мотивация», характеризующий побуждающее начало человеческой деятельности. Соответственно, интенция трактуется как ‘’равнодействующая мотивов и целей (точнее — искомого результата) деятельности, общения и взаимодействия людей’’[4].

Диалог, или смысловой контакт возникает при адекватном истолковании коммуникативных замыслов партнеров по общению, что приводит к совмещению в их сознании «смысловых фокусов» (коммуникативных доминант) порождаемого и интерпретируемого акта. Итоги экспериментов обнаружили весьма широкую распространённость возникновения «смыслового вакуума», вызванного несовпадением «смысловых фокусов» в ходе коммуникативной деятельности партнёров по общению.

’’Социоментальные группы’’. Эффективность процессов коммуникации определяется не только особенностями коммуникативной деятельности автора, но и социоментальными характеристиками его партнёров по общению: уровнем коммуникативно-познавательных умений и перцептивной готовностью к общению, наличием навыков адекватного цели общения оперирования знаковой информацией. Выступая как условный группообразующий и социально-психологический признак, эти характеристики существенным образом влияют на меру адекватности понимания и интерпретации коммуникативной интенции, а значит, и на саму возможность диалога.

Специфика[править | править код]

Семиосоциопсихология исходит из того, что для анализа коммуникационных процессов категорий речь и дискурс недостаточно — тому и другому уподобляется категория «коммуникативный акт», в которой основное внимание фокусируется не столько на том, «о чём?», «что?» и «как?», сколько на том, «почему?» и «ради чего?» он порождается, то есть в чем состоит коммуникативное намерение его создателя, каким образом он это намерение объективирует и сколь адекватно это намерение интерпретируется партнерами по общению.

Включая разные по сложности знаки в многоступенчатые информативные связи, способствующие осуществлению определенной, пусть не всегда четко формулируемой, но все же намеченной цели общения, человек порождает мотивированное и в силу этого обстоятельства целостное содержательно-смысловое образование как культурный объект и единицу общения. Здесь запечатлевается образ коммуникативно-познавательных намерений автора, а значит, и программа по их осмыслению. Эта иерархическая коммуникативная единица, при порождении которой кристаллизуется внутренняя потребность субъекта в реализации того или иного коммуникативного намерения, возникает как равнодействующая по меньшей мере трех сил (факторов):

  1. проблемной жизненной ситуации субъекта (стечения значимых для индивида жизненных обстоятельств, воспринимаемых им в виде «проблемного синдрома», требующего разрешения с помощью тех или иных средств);
  2. его намерений (мотива) как внутреннего побуждения в сочетании с искомым результатом спонтанного или отрефелексированного проявления активности;
  3. избранной им технологии, то есть набора приёмов воплощения своего коммуникативно-познавательного замысла.

Метод интенционального (мотивационно-целевого) анализа[править | править код]

Метод интенционального (мотивационно-целевого) анализа (МИА) процессов общения — исследовательский метод (качественный), разработанный в рамках семиосоциопсихологической концепции социальной коммуникации. Основывается на эмпирически доказанных положениях об универсальности интенциональных (мотивационно-целевых) принципах функционирования любых видов социальной коммуникации и о возможности выделения в любом целостном, завершенном коммуникативном акте (произведении, материале и т. д.) иерархически организованной структуры коммуникативно-познавательных программ, ориентированных на интенцию.

Интенция (лат. intentio) — «стремление, намерение, цель, направленность на какой-либо предмет». Понятие, пришедшее из античной философии и средневековой схоластики; используется в экзистенциональной и феноменологической философии. Расширительное значение приобрело в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической концепциях, где используется при анализе любых проявлений человеческой активности в среде. Для этого в основу номинации положен имплицитно присутствующий здесь признак — «мотивация», характеризующий побуждающее начало человеческой деятельности. Соответственно, интенция трактуется как «равнодействующая мотивов и целей (точнее — искомого результата) деятельности, общения и взаимодействия людей с окружающим их миром» (Т. М. Дридзе).

Поскольку любой целостный, завершенный коммуникативный акт (по Дридзе, «текст») рассматривается «…не как речеязыковая, а как коммуникативно-познавательная единица, то есть изначально обращенное к партнеру, опредмеченное ментальное образование, „цементированное“ коммуникативной интенцией, составляющей его смысловое ядро» (Т. М. Дридзе), существуют общие, универсальные при любых формах и способах общения закономерности его структурной организации, отражающие, во-первых, «набор» структурных элементов и, во-вторых, особенности взаимозависимости (предикативности) этих структурных элементов. На основе выделения таких структур строится МИА, позволяющий выявлять скрытые, латентные «пружины» овеществления в коммуникативном акте искомой «равнодействующей мотивов и целей» автора.

Типовая интенциональная (мотивационно-целевая) структура целостного, завершенного коммуникативного акта:

  • 1-й уровень — сверхзадача, замысел, цель, целеполагание, коммуникативное намерение, мотивация общения (в комплексе — интенция). Большей частью вербально не выражена или выражена частично;
  • 2-й уровень — тезисы и контртезисы;
  • 3-й уровень — аргументы и контраргументы;
  • 4-й уровень — иллюстрации (к тезису, аргументам, к разъяснениям тезиса, аргументов, к проблемной ситуации);
  • 5-й уровень — фоны (к цели сообщения, к тезисам, аргументам, иллюстрациям);
  • 6-й уровень — фоны к фонам.

Все уровни «пронизывает» проблемная ситуация, вызвавшая к жизни данный акт коммуникации. И проблемная ситуация, и все уровни структуры ориентированы на интенцию, служат её реализации. Составление мотивационно-целевой структуры начинается с выявления социокультурного фона, в котором происходил коммуникативный акт, а также определения проблемной ситуации. В отличие от речи и дискурса, которые «…подчинены законам языка как системы и, актуализируя эту систему, „развертываются“ линейно» (Т. М. Дридзе), коммуникативный акт нелинеен: во временном, фактическом следовании его разных компонентов (при транслировании и, соответственно, восприятии) их иерархичность по отношению к интенции, как правило, не соблюдается (например, в телепередаче сначала может идти музыкальная заставка и только затем сообщаются некие идеи, факты).

МИА позволяет также проследить, как воспринятое произведение «преломилось» в сознании личности. Процедура основана на анализе особенностей его интерпретирования после восприятия (для этих целей в анкету включаются открытые вопросы с различными просьбами и заданиями). Сопоставление исходной, объективно существующей структуры конкретного произведения со структурой, отражающей особенности восприятия этого же произведения, позволяет определить, понял ли респондент интенциональность коммуникатора, различает ли главное, второстепенное, третьестепенное и т. д. (по отношению к интенциональности), запомнил ли основные логические и эмоциональные «узлы» (речь идет не о согласии с автором — только о понимании).

Различают адекватные, частично адекватные и неадекватные интерпретации коммуникативных интенций; этот феномен связывается не с врожденными качествами, а с разным уровнем коммуникативных навыков личности. Возможность оценки качества интерпретирования позволяет дифференциацию по социоментальным группам (синонимы: «группы сознания», группы по уровню развития коммуникативных навыков). При адекватной интерпретации происходит смысловой контакт, при котором совмещаются «смысловые фокусы» порождаемого и интерпретируемого произведения; отсутствие смыслового контакта характеризуется как коммуникативный сбой.

МИА, как правило, используется в комплексных исследованиях, в сочетании с традиционными социологическими и социально-психологическими методами и подходами. Сопоставление результатов всех этапов изучения позволяет социальную диагностику и социально ориентированное проектирование: выявляются коммуникативные сбои и их причины, разрабатываются рекомендации, способствующие достижению диалога с аудиторией, анализируются особенности эмоционального и поведенческого реагирования разных групп аудитории, прежде всего социоментальных групп, по отношению к содержанию, автору, личности, социальному явлению, процессу.

Социоментальные группы[править | править код]

Социоментальные группы — термин семиосоциопсихологической концепции социальной коммуникации, характеризующий особенности ориентирования в коммуникационных процессах, степень адекватности понимания и интерпретирования целостных, завершенных коммуникативных актов (произведений, материалов и т. д., реализованных в любой семиотической системе). Используются также синонимичные термины «группы сознания», «интерпретационные группы», «группы по коммуникативным (интерпретационным) навыкам», «группы по особенностям восприятия».

Процедура определения степени адекватности понимания и интерпретирования (целостных, завершенных коммуникативных актов) операционализирована, благодаря методу интенционального (мотивационно-целевого анализа). Для этой цели выявляются, во-первых, мотивационно-целевые структуры произведений, ставших предметом анализа и, во-вторых, мотивационно-целевые структуры интерпретаций этих же произведений респондентом в «открытых вопросах» комплексной многоуровневой анкеты. Сопоставление результатов первого и второго этапов изучения позволяет оценить степень адекватности понимания и интерпретирования. Искомой точкой отсчета (той, по отношению к которой происходит оценка) оказывается авторская интенциональность, или, или, по определению Т. М. Дридзе, «равнодействующая мотивов и целей общения».

Следует подчеркнуть, что речь идет не о согласии или несогласии с коммуникатором (автором) — только о понимании. Не идет речь и о «правильном» или «неправильном» восприятии. Однако умение адекватно понимать «равнодействующую мотивов и целей» коммуникатора — это социально значимое качество, необходимое для конструктивных взаимодействий. Различают адекватные, частично адекватные и неадекватные интерпретации и, соответственно, адекватное восприятие; частично адекватное восприятие; неадекватное восприятие. Полученные результаты позволяют дифференцировать респондентов по уровню развития коммуникативных навыков. Согласно исследовательским данным, характеристики личности знающей, творческой, ориентированной на взаимопонимание и конструктивные взаимодействия, ответственной в социальной и профессиональной сферах, неразрывно связаны с высоким уровнем коммуникативных навыков. Серия проведенных экспериментов свидетельствуют, что при проведении специальных обучающих мероприятий коммуникативные навыки поддаются корректировке. Для высокого уровня коммуникативных навыков не является панацеей ни возраст, ни пол, ни место жительства, ни род занятий, ни даже уровень образования, однако зафиксирована тенденция к их совершенствованию в связи с возрастом. Приведем обобщенные данные об уровне развития коммуникативных навыков среди всех возрастных категорий при восприятии художественных произведений: высокий — 25 %; средний — 47 %; низкий — 28 %.

Впервые данные о социоментальных группах и их параметрах получены в проекте «Общественное мнение», проведенном в 1969—1974 гг. в г. Таганроге (Б. А. Грушин, Т. М. Дридзе). В этом проекте впервые в социальной науке был заявлен термин «группы сознания». «Феномен „групп сознания“ принципиален для понимания социокультурных процессов: это …неразличимые на первый взгляд, но объективно существующие, принимающие решения и действующие „условные“ совокупности людей, которые в зависимости от их ментальности, то есть от интеллектуального и социокультурного потенциала, интенциональности (направленности сознания), атенционных способностей (свойств их индивидуального внимания), ценностных ориентаций, волевых и нравственных качеств, интересов, сложившейся у них оценки их жизненной ситуации и т. п., по-разному интерпретируют не только информацию, но и реально наблюдаемые ими события и явления» (Т. М. Дридзе).

Задача массового развития коммуникативных навыков социально значимая, связанная с качественными характеристиками того пространственно-временного континуума, в котором мы все живем.

Литература[править | править код]

  • Дридзе Т. М. Организация и методы лингвосоциопсихологического исследования массовой коммуникации. — М.: МГУ, 1979. — С. 280.
  • Дридзе Т. М. Язык и социальная психология. Изд. 2, доп. — М.: URSS, 2009. — С. 240. — ISBN 978-5-397-00895-2.
  • Дридзе Т. М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. — М.: Наука, 1984. — С. 268.
  • Дридзе Т. М. Социальная коммуникация как текстовая деятельность в семиосоциопсихологии // Общественные науки и современность. 1996. — № 3. — С. 145—155. [1].
  • Дридзе Т. М. Социокультурная коммуникация: текст и диалог в семиосоциопсихологии // Социокультурное пространство диалога. — М.: Наука, 1999. — С. 58-77. — ISBN 5-02-011699-8.
  • Дридзе Т. М. Две новые парадигмы для социального познания и социальной практики // Социальная коммуникация и социальное управление в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах. Книга 1. — М.: ИС РАН, 2000. — С. 5-42. — ISBN 5-89697-055-2. [2]
  • Дридзе Т. М. Социальная коммуникация и социальное управление в семиосоциопихологии и экоанпропоцентрической парадигме социального познания // Социальная коммуникация и социальное управление в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах. Книга 2. — М.: ИС РАН, 2000. — С. 138—154. — ISBN 5-89697-056-0.
  • Массовая информация в советском промышленном городе. Опыт комплексного социологического исследования / Под редакцией Б. А. Грушина и Л. А. Оникова. — М.: Политиздат, 1980.
  • Семиосоциопсихология // Российская социологическая энциклопедия. Под общей ред. академика РАН Осипова Г. В. М., 1998, С. 460—461.
  • Семиосоциопсихология // Социология. Энциклопедия. Сост.: А. А. Грицанов и др. — Минск: 2003. — С. 902—903. -ISBN 985-428-619-3.
  • Интенциональный (мотивационно-целевой анализ) // Социология. Энциклопедия. Составители: А. А. Грицанов и др. — Минск: 2003. — С. 376—377. -ISBN 985-428-619-3.
  • Семиосоциопсихология // Социологический словарь. Отв. ред. Г. В. Осипов и Л. Н. Москвичев. — М.: РАН-МГУ. — 2008. — С.406-408. — ISBN 978-5-468-00195-0.

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Дридзе Т. М. Социальная коммуникация и социальное управление в семиосоциопихологии и экоанпропоцентрической парадигме социального познания // Социальная коммуникация и социальное управление в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах. Книга 2. — М.: ИС РАН, 2000. — С. 145.
  2. Дридзе Тамара Моисеевна. Список публикаций
  3. Массовая информация в советском промышленном городе. Опыт комплексного социологического исследования / Под редакцией Б. А. Грушина и Л. А. Оникова. — М.: Политиздат, 1980
  4. Дридзе Т. М. Две новые парадигмы для социального познания и социальной практики // Социальная коммуникация и социальное управление в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах. Книга 1. — М.: ИС РАН, 2000. — С. 16.