Скифы (стихотворение)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
«Скифы»
Издание
Жанр стихотворение
Автор Блок, Александр Александрович
Язык оригинала русский
Дата написания 30 января 1918
Дата первой публикации «Знамя труда», 20 (7) февраля 1918 г.
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Скифы» — стихотворение Александра Блока. Вместе с поэмой «Двенадцать» является последним произведением поэта — более до своей смерти в 1921 году он ничего не публиковал.

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,
С раскосыми и жадными очами!

История[править | править код]

Стихотворение было написано в течение двух дней — 29 и 30 января 1918 года, сразу же после окончания поэмы «Двенадцать». Представление об общественно-политических взглядах Блока дают его записи в дневнике и записных книжках за этот период. Наиболее существенными, по мнению комментатора его творчества Вл. Орлова, являются записи от 11 января, когда из газет поэту стало известно о возобновлении советской делегацией мирных переговоров в Брест-Литовске с немцами, а также от 29 января[1]. Срыв мирных переговоров серьёзно переживался Блоком, его негодование вызывали не только немцы, но и союзники[2].

11 января 1918 года «„Результат“ брестских переговоров (то есть никакого результата, по словам „Новой жизни“, которая на большевиков негодует). Никакого — хорошо-с. Но позор 3 1/2 лет („война“, „патриотизм“) надо смыть. Тычь, тычь в карту, рвань немецкая, подлый буржуй. Артачься, Англия и Франция. Мы свою историческую миссию выполним. Если вы хоть „демократическим миром“ не смоете позор вашего военного патриотизма, если нашу революцию погубите, значит, вы уже не арийцы больше. И мы широко откроем ворота на Восток. Мы на вас смотрели глазами арийцев, пока у вас было лицо. А на морду вашу мы взглянем нашим косящим, лукавым, быстрым взглядом; мы скинемся азиатами, и на вас прольется Восток. Ваши шкуры пойдут на китайские тамбурины. Опозоривший себя, так изолгавшийся, — уже не ариец. Мы — варвары? Хорошо же. Мы и покажем вам, что такое варвары. И наш жестокий ответ, страшный ответ — будет единственно достойным человека (…) Европа (её тема) — искусство и смерть. Россия — жизнь».

29 января он занес в записную книжку: «Азия и Европа», а также формулу, с которой только что выступила советская делегация на переговорах с Германией в Бресте: «Война прекращается, мир не подписан».

Публикация[править | править код]

Уже 20 (7) февраля того же 1918 года напечатано в «Знамя труда». (В печати они появились раньше «Двенадцати»). В этот же день Блок прочитал «Скифов» на литературном вечере в Технологическом институте[2]. Вторично стихотворение было опубликовано в «Наш путь», 1918, № 1 (апрель)[1].

Оценка[править | править код]

Исследователи творчества Блока отмечают: «Монументальная революционно-патриотическая ода Блока действительно напоминает и по своему пафосу и по своей художественной структуре такие могучие произведения русской поэзии, как „Клеветникам России“ Пушкина или „Последнее новоселье“ Лермонтова»[2].

Самому автору получившееся стихотворение не понравилось: по воспоминаниям Р. В. Иванова-Разумника, Блок признавался: «… вот почему, очевидно я „Скифы“ не так люблю в одной линии с политическими манифестами, — скучно»[3].

Содержание[править | править код]

Панмонголизм! Хоть слово дико,
Но мне ласкает слух оно,
Как бы предвестием великой
Судьбины божией полно...

  • Стихотворению предшествует эпиграф из стихотворения Владимира Соловьева, введенный автором при 2-й публикации[4]. Любопытно, что Блок при цитировании допустил неточность — в оригинале стоит «Панмонголизм! Хоть слово дико», а не «имя дико»[1]. Как пишет исследователь творчества Блока Вл. Орлов: «В поздних своих сочинениях Соловьев рисовал апокалипсическую картину нового натиска монгольских орд, несущих гибель христианскому Западу. Поскольку Запад погряз в грехах, изменил божественной правде, Соловьев видел в „желтых“ бессознательное „орудие божьей кары“ и приветствовал грядущее испытание, в котором перед Западом открылся бы путь очищения и духовного возрождения. России в той „последней борьбе“ предназначалась, по Соловьеву, особо ответственная роль: она — „Восток Христа“ — должна была принять на себя нравственно обязательную миссию спасения христианского мира от „низших стихий“, идущих на него с „Востока Дракона“. Так — в обретенной гармонии всечеловеческих начал добра, любви, права и разума — решалась историческая задача примирения Запада и Востока. Мы уже знаем, что Блок, сосредоточившись на теме „страшного мира“, понимал под „желтокровием“ нечто совсем иное, а именно — моральное и культурное одичание, мещанский нигилизм. В „Скифах“, однако, он обратился к соловьевской идее в её, так сказать, первоначальном смысле, сделав из неё, впрочем, противоположные выводы.»[2].
  • Издание сопровождалось предисловием — статьей Р. В. Иванова-Разумника «Испытание в грозе и буре» (именно с неё принято возводить образный ряд «Скифов» к идеям Вл. Соловьева и, в первую очередь, к его стихотворению «Панмонголизм»)[4]. В 1917-18 годах Иванов-Разумник вместе с Андреем Белым и С. Мстиславским редактирует сборники «Скифы», литераторы этого сборника — «скифы», были друзьями Блока (лидером группы был Иванов-Разумник, а признанным идеологом — Андрей Белый. В состав группы входили или были близки ей прозаики Ремизов, Замятин, Ольга Форш (под псевдонимом: А.Терек), Чапыгин, «крестьянские» поэты Клюев, Есенин, Орешин, критик Е.Лундберг, публицисты С.Мстиславский и А.Штейнберг, философы Л.Шестов и К.Сюннерберг, художник К.Петров-Водкин, музыковед А.Авраамов)[2].
  • Крылами бьет беда — отсылка к «Слову о Полку Игореве» («встала Обида… вступила девою на землю Трояню, восплескала лебедиными крылами»).
  • Исторические события:

Черновики сохранили варианты строк стихотворения[6].

Переводы[править | править код]

См. также[править | править код]

Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Скифы

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Александр Блок. Собрание сочинений. Том третий. Государственное издательство художественной литературы. Москва-Ленинград, 1960. С. 630—631. Примечания Вл. Орлова.
  2. 1 2 3 4 5 В. Н. Орлов. Гамаюн. Жизнь Александра Блока
  3. Иванов-Разумник. Вершины. Пг., 1923, с.243
  4. 1 2 Борис Межуев. Забытый спор: О некоторых возможных источниках «Скифов» Блока.
  5. См. статьи Блока «Стихия и культура» и «Горький о Мессине».
  6. Стихи 2-3: Попробуйте, померяйтесь-ка с нами!
    Да, жулики, да, азиаты мы

    Стихи 6-8: Мы были бедными рабами.
    И прочной пробкой были мы для вас
    Меж дикой Азией и вами.

    Стихи 9-10: И вы века ковали старый мир,
    И заглушали гром лавины.

    Стих 10: Не слыша грохотов лавины.

    Стих 14: 1) И собирали наши перлы
    2) Переплавляя наши перлы

    Стих 17: Вот — срок настал. Пылают города.

    Стих 24: Пред новой сфинксовой загадкой.

    Стих 28: Пылая местью и любовью.
    (Точно такая строка есть в стихотворении П. А. Вяземского «Эперне» (1854), но Блок, по мнению комментаторов, этого стихотворения не знал).

    Стих 29: Да, так любить, как вас любили мы

    Стих 32: Она и милует и губит.

    Стихи 33-36: Мы любим все — политику, искусства
    И голубой туман
    И тайный жар и музыку…
    И…

    Стих 46: 1) Коней степных и непокорных
    2) Коней степных жестоких

    Стих 48: 1) И усмирять красавиц черных!
    2) Смирять красавиц наших огнеоких!

    Стих 61-62: Пропустим вас — идите на Урал
    Мы место вам дадим для боя.

Ссылки[править | править код]