Тонаев, Джалав Джанхуватович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Джалав Джанхуватович Тонаев
Тонаев, Джалав Джанхуватович.jpg
Дата рождения 1866(1866)
Место рождения село Нижнее Казанище Дагестанская область, Российская империя
Дата смерти 1924(1924)
Место смерти село Нижнее Казанище Дагестанская АССР, РСФСР, СССР
Гражданство Flag of Russia.svg Российская империя
Род деятельности общественный и политический деятель
Отец Джанхуват Тонаев[1].

Джалав Джанхуватович Тонаев (1866 г., Нижнее Казанище, Темир-Хан-Шуринский округ, Дагестанская область, Российская империя — 1924 г., там же) — известный общественный и политический деятель Дагестана начала XX века, соратник и заместитель имама Нажмудина Гоцинского. Контрреволюционер.

Биография[править | править код]

Родился в Нижнем Казанище Темир-Хан-Шуринского округа Дагестанской области в семье богатого помещика. Умер и похоронен там же, по национальности кумык. В своей книге об истории Казанище М. Гаджиев пишет; «Когда Джанхуват (отец Джалава) собрался в первый свой хадж в Мекку, он во дворе своего дома созвал большой мавлид, куда пригласил и всех должников-односельчан с расписками, после мавлида и сытной трапезы, он обратился к должникам, что бы те передали ему свои расписки, обращаясь к ним Джанхуват сказал;-„Многие из вас не в состоянии вернуть мне долги, я прощаю Вас и вы простите меня“, после этого, он бросил все расписки в горящий очаг».[2].

Общественная деятельность[править | править код]

Тонаев Джалав один из активных деятелей событий Гражданской войны и первых лет становления Советской власти в Дагестане. Он смог предотвратить разорение аулов Темир-хан Шуринского округа (Дагестан) войсками Нажмудина Гоцинского, турецких интервентов, бичераховцев и деникинцев. В 1909 году Тонаев Джалав был назначен старшиной в Нижнем Казанище. Во время его назначения в селении было построено много квартальных мечетей, медресе. По просьбе инженера Адильгирея Даитбекова он выделил собственные средства на продолжение строительства железной дороги из Порт-Петровска на Шуру[3]. После Февральской революции 1917 года он принимал активное участие в создании новых исламских комитетов, таких как «Джамиятуль исламия», «Милли меджлис», на их собраниях всегда выступал за сохранения единства мусульман, за сплочённость народа против надвигающихся врагов на суверенитет Дагестана[4].

В годы Революций и Гражданской войны[править | править код]

На сходе перед народом в Темир-хан-Шуре которое проводило «Общества исламистов», 5 июня 1917 года Джалав Тонаев в своём выступлении сказал следующее: «Братья мусульмане, нас ждут большие перемены, мы должны сплотиться вокруг одной идеи, а не шарахаться, то в сторону социалистов, то исламистов — это приведёт к войне. Мою позицию вы знаете, я всегда за ислам, за шариат». Чуть позже на собрании Милли комитета: «Надо точно определиться, чего хочет горское правительство, оно за полную свободу Дагестана от России или же за автономию, тогда и мы разъясним народу их программу»[5][6].

В 1918 году, после захвата Темир-хан Шуры войсками Нажмудина Гоцинского, по просьбе коменданта города Данияла Апашева[7] он начал переговоры с имамом о выводе его войска из города, так как была большая угроза с их стороны учинить погромы против русских, армян и евреев, которых в Шуре было большинство. Тонаев Джалав предложил имаму сосредоточить своё войско возле Казанище в районе Арка-баш, а для штаба войск выделил собственную усадьбу в селе. Имам согласился, но с условием, чтобы жители Казанище обеспечивали его войско фуражом и продовольствием. В книге «Казанище-страница истории» М. Гаджиев пишет, что:

После проведения собрания, на котором выступил улем Абдул-Басир хаджи, казанищенское общество постановило; 1. Войска Нажмудина в село не заходят, 2. Возложить на зажиточных казанищенцев обеспечение войска фуражём и продовольствием, 3.Сам Нажмудин и его штаб должны находиться в усадьбе Джалава. Компромисс был найден. Имам Гоцинский назначил Джалава своим заместителем по тыловому обеспечению и мобилизации.

[8]

В марте 1918 года Джалав Тонаев организовал мобилизацию молодёжи Казанище и близлежащих сёл в добровольческий полк, командиром которого был назначен известный всей России силач и цирковой борец Али-Клыч Хасаев из Буглена. Из допроса по уголовному делу № 2/6850 на Ибрагима Тонаева в 1937 году свидетель Акмурзаев М. Т. на вопрос следователя о пребывании Н. Гоцинского в Казанище, написал в своих показаниях; «Джалав Тонаев был у Гоцинского замом, он там был самым главным из кумыков, когда Нажмутдин уезжал не надолго, он оставался за главного»[9].

В марте-апреле 1918 года стало нарастать возмущение казанищенцев долгим пребыванием войска имама у окрестностей села. Назревал бунт и имам хотел применить силы, но Джалав Тонаев и другие авторитеты из духовенства убедили имама покинуть село. Из выступления на собрании сельского схода у Джумма-мечети Мустафа-кади сказал: «Если бы два месяца назад Джалав и Абдул-Басир-хаджи не приняли такое решение, то нас, Темир-хан-Шуру и все сёла ожидало полное разорение, хвала Аллаху, что всё закончилось миром». К тому времени в Порт-Петровске установилась Советская власть. В апреле 1918 года Нажмудин Гоцинский двинул своё войско на Порт-Петровск, в этом походе участвовал и полк созданный на средства Джалава Тонаева и других зажиточных казанищенцев.

25 сентября 1918 году Нух-Бек Тарковский захватил в Темир-хан-Шуру, взял на себя функции временного военного диктатора Дагестана и заключил соглашение с Лазарем Бичераховым о разделе властных полномочий[10]. В это же время турецкие оккупационные войска заняли окрестности селения Леваши. По директиве Нух-Бека Тарковского Джалав Тонаев был назначен уполномоченным на переговорах с командующим турецких войск Юсуфом Изет-пашой[11]. В результате переговоров 17 ноября 1918 года в Темир-Хан-Шуре был подписан договор об условиях пребывания турецких войск в Дагестане[12]. Из воспоминаний очевидца этих событий Муслима Атаева: «Тарковский сказал Апашеву Даниялу — хорошо, что мы послали на переговоры с турками Джалава, этот и с дьяволом договорится»[13].

В 1919 году 800 деникинцев во главе с полковником Зайцевым двинулись в сторону Нижнего Казанище. Получив об этом извещение, Джалав Тонаев, офицеры Сурхаев Сафарали и Бейбулатов Темир-Булат пошли к ним на встречу. Как пишет в своей книге М. Гаджиев: «Им удалось убедить полковника, что в селении нет большевиков и других социалистов, далее деникинцы двинулись в сторону Доргели и Губден, разорили эти селения, в сражении под Ая-Кака, они все нашли смерть». Как сказал о нём историк Гаджиев Адиль-Гирей: «Благодаря таланту искусного дипломата и оратора Джалав Тонаев, всегда находил компромиссные решения в самых трудных ситуациях, он истинно великий полководец „слова и убеждений“ на рубеже начала новой истории Дагестана»[14].

Последние годы жизни[править | править код]

С 1920 года Джалав Тонаев скрывался от следственных органов ВЧК и вёл подпольную антисоветскую деятельность. В 1924 году он умер своей смертью и похоронен в Нижнем Казанище. В 1937 году были приговорены к расстрелу его братья Татам и Ибрагим Тонаевы; дети и другие родственники Джалава Тонаева были сосланы в Казахстан.

Примечания[править | править код]

  1. Джанхуват,согласно по хозяйственной переписи насел. 1886 года, род. приб. 1840 году, умер в 1935 г.-др.ист.
  2. М. Гаджиев. Къазаныш тарихни тавшалмас бетлери. Махачкала: ИД «Эпоха». 2007. С.21
  3. М. Гаджиев, Казанище/ Страницы истории. Махачкалала, изд. «Эпоха». 2007. стр 34.
  4. Гаджиев А. Мустапа Кади Исмаилов. Межд. Академия Востока. Махачкала. 2000. стр. 3,4
  5. ЦГА РД. Ф.2. Оп.4. Д.76. Л.32.
  6. Газета «Горская жизнь» 2 октябрь 1917. Темир-хан-Шура
  7. А. Г. Он служил своему отечеству
  8. Гаджиев М. Казанище / Страницы Истории. — Махачкала: ИД «Эпоха», 2007. — С. 40, 41.
  9. Архивное уголовное дело № 2/6850 на ур-ца Н-Казанище, Буйн. р-она Тонаева И. Личный архив
  10. Таковский Нух-Бек
  11. Горская республика
  12. ЦГИА Грузии. Ф. 453. Оп. 4. Д. 196. Л. 63.
  13. Магомедов А. Монография. Темир-хан-Шуринцы в истории. — Буйнакск, 1994. — С. 34.
  14. Гаджиев А. Казанищенцы в истории (1917—1921), Монография. — Махачкала: Тип. ДНЦ РАН, 1998. — С. 17.

Литература[править | править код]