Функциональный ансамбль темперамента

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Функциональный Ансамбль Темперамента»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Функциональный Ансамбль Темперамента (FET) – это название нейрохимической модели, описывающей функциональные роли основных нейромедиаторов, опиоидных рецепторов и нейропептидов в регуляции черт темперамента здоровых людей и в патологии поведения [1][2][3][4][5].

Трудности в поисках соответствия между чертами темперамента и нейрохимическими системами[править | править код]

Тот факт, что люди используют лекарства для изменения баланса нейромедиаторов мозга в случаях депрессии, тревожности, шизофрении и других психиатрических заболеваний показывает, что дисбаланс в нейрохимических системах может влиять на поведение человека. Слабая форма такого дисбаланса есть у всех здоровых людей и проявляется в виде постоянных черт характера (темперамента). В этом смысле темперамент (как индивидуальные различия, основанные на нейро-химических системах) и психиатрические заболевания представляют слабую и сильную степени выраженности одного и того же континуума нейрохимического дисбаланса. [6] [7] [8][9] [10] [11] [12][13] [14] [15][16] [17] И на самом деле, многие черты темперамента (импульсивность, поиск впечатлений, энергетические черты, пластичность, социабельность) оказались зависимыми от активации мозговых нейромедиаторов и гормонов. [18] [19] [20] [21] [2] [1][22]. К концу 20-го века стало ясно, что человеческий мозг регулируется десятками нейромедиаторов, и большим числом нейропептидов и гормонов. Отношения между этими нейрохимическими системами сложны, т.к. они подавляют или активируют выделение друг друга во время нейронной активности. Сложность этих отношений обесценивает старый подход к нейромедиаторам делящих их только на «возбуждающих» и «тормозящих». Сейчас ученым стало ясно, что впечатляющее разнообразие нейромедиаторов и разнообразие их рецепторов необходимо нам, чтобы мы могли адекватно отвечать на широкий спектр поведенческих ситуаций. Однако связи между чертами темперамента и отдельными нейромедиаторами до сих пор являются предметом споров и исследований. Было сделано несколько попыток приписать отдельные черты действию отдельных нейромедиаторов. Например, было предложено рассматривать дофамин как нейромедиатор черты "[Экстраверсия]]"; норадреналин – как медиатор тревожности, и серотонин рассматривался как нейромедиатор тормозных процессов. Подобные теории оказались серьезным упрощением функций данных нейромедиаторов в регуляции человеческого поведения, т.к. исследования показали их гораздо более широкую функциональность [1][2].

История модели FET[править | править код]

Архитектура модели Функциональный Ансамбль Темперамента (FET) была развита Трофимовой начально как Компактная версия теста Опросник Структуры Темперамента (STQ-77) в 1997-2007 годах. Эта модель унаследовала Активностно-специфический подход к структуре темперамента предложенный Русаловым в середине 1980 годов. Согласно этому подходу, черты темперамента (и поведенческая регуляция) относящиеся к моторно-физическим, социально-вербальным и умственным аспектам активности основаны на различных нейрофизиологических системах и должны анализироваться/оцениваться отдельно (на Рисунке такое разделение видно как 3 ряда черт). Так же как и ОСТ Русалова, версия Трофимовой ОСТ-STQ-77 имеет 12 темпераментальных шкал, которые измеряют способности в физических, социально-вербальных и умственных аспектах поведения. В обеих моделях три верхние («кортикальные») черты рассматриваются как черты регулирующие поведения в более сложных, вероятностных условиях, и два ряда черт ниже (физические и социально-вербальные) рассматриваются как регуляция более определенных, детерминистких аспектов поведения [23][1][2][3][4] [24] [25][26][11] [27]

Отличия структуры ОСТ-77 Трофимовой от структуры ОСТ-150 Русалова заключаются в:

  • выборе группировки черт по динамическим качествам поведения: ОСТ-77 модель использует группы Энергетические черты, Скорость интеграции и Ориентация, представленные на схеме как колонки матрицы черт;
  • включении черт относящихся к поведенческой ориентации на определенные типы ценностей — подкрепителей поведения: физические ощущения (черта "Поиск Ощущений"), либо состояние других людей ("Эмпатия"), либо знания о причинно-следственных связях событий и исключительности-частоте их появления (Чувствительность к Вероятностям, или Вероятностное мышление)[4];
  • в другой структуре черт относящихся к эмоциональности. Модель Трофимовой объединила три черты Русаловской модели относящиеся к Эмоциональности в одну шкалу [23][25][27]. ОСТ-77 модель рассматривает эмоциональность как систему, которая амплифицирует (усиливает) три динамических аспекта поведения. Амплификация системы ориентации выражается в Нейротицизме, амплификация системы интеграции поведения (слишком быстрая интеграция) выражается в Импульсивности, и усиление субъективного чувства энергетической готовности выражается в Само-уверенности.
  • Черта Импульсивности в ОСТ-77 отражает скорость инициации поведенческого акта при эмоциональной регуляции поведения, когда интеграция акта ещё незрелая и не прошла полный когнитивный контроль. Более зрелая и сложная интеграция поведения проявляется в виде черты Пластичность. Черта Темп активности описывает зрелый и автоматический тип интеграции действий. Импульсивность, Темп и Пластичность, следовательно, относятся к группе черт регулирующих скорость (легкость) интерграции поведенческого акта.
Нейрохимическая модель Функциональный Ансамбль Темперамента. Жирный шрифт – названия черт темперамента; заглавными буквами голубым шрифтом в нижних строках – ведущие нейрохимические системы, серым фонтом - партнеры. 5-HT: серотонин; DA: дофамин; NE: норадреналин; ACh: ацетилхолин; Glu: Глутамат натрия, Estr: Эстрогены; GH: Гормон роста; OXY: Окситоцин; SubP: Вещество P; NP: Нейропептиды; H – Гистамин; А – Аденозин; KOR, MOR, DOR: каппа-, мю- и дельта-Опиоидные рецепторы, соответсвенно; α1 – альфа1-Адренорецепторы

.

В 2007—2013 модель темперамента STQ-77 была сравнена с работами в области нейрофизиологии, нейрохимии, клинической психологии и кинезиологии и сведена Ириной Трофимовой в нейрохимическую модель FET.[1][3]. Trevor Robbins, из университета Кембридж, Англия, который сотрудничал с Трофимовой по этому проекту в 2014—2016 года предложил ревизию части FET-гипотезы, которая относилась к Интеллектуальной Выносливости (произвольному вниманию)[2]. Этот компонент FET-гипотезы был обновлён в 2015 году определяя главную роль в произвольном удержания внимания нейротрансмиттеров ацетилхолина и норадреналина.

Компоненты FET-гипотезы[править | править код]

Конечная модель STQ-77/FET состоит из 12 компонентов (черт темперамента): 9 черт регулирующих формальные функциональные аспекты поведения (энергичность, скорость инициации актов и ориентацию поведения, каждый взятый в трёх аспектах — физическом, социально-вербальном и умственном), а также 3 черты эмоциональности (нейротицизм, импульсивность и довольность (ранее нназванная как самоуверенность)). FET-гипотеза предполагает, что 9 функциональных черт, которые не относятся к эмоциональности регулируются моноаминами (MA): (норадреналином, дофамином и серотонинном), а также ацетилхолином и нейропептидами, в то время как 3 черты эмоциональности проявляются как диз-регуляция в системе опиодных рецепторов, напрямую контролирующих MA-системы.

FET-гипотеза предполагает, что не существует однозначного соответствия между нейромедиаторами и чертами темперамента (или психических заболеваний). Вместо этого специальные комбинации между указанными нейромедиаторами производят те или иные черты темперамента, работая в ансамбле.[1][2][3] [28][5].

FET-гипотеза консервативна и основана только на консенсусе в нейрохимических исследованиях функциональности нейромедиаторов. Она не включает спорные и непроверенные связи между нейрохимическими системами и чертами темперамента (аспектами регуляции поведения).

FET-модель и классификация психических заболеваний[править | править код]

FET-модель предлагает структурировать современные классификации психических заболеваний (DSM, ICD) основываясь на 12 функциональных компонентах модели [29][17][5]. Так, исследования пациентов, страдающих депрессией показали соответствие предсказаний модели с симптомами депрессии, сочетающимися низкой физической выносливостью и низким физическим темпом в темпераментальных профилях пациентов[11][14][16][17][29]. В отличие от этих профилей пациенты с хронической тревожностью имели более высокие значения по шкалам нейротицизма и импульсивности[11][14][15]. Разработчики FET-модели предложили представление каждого из 21 основных диагнозов ведущих классификаций психических заболеваний в виде ФЕТ-кода, то есть специфического паттерна в регуляции 12 аспектов поведения, которые описывает эта модель.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Trofimova, IN. The interlocking between functional аспектах of activities and a neurochemical model of adult temperament. In: Arnold, M.C. (Ed.) Temperaments: Individual Differences, Social and Environmental Influences and Impact on Quality of Life. New York: Nova Science Publishers, Inc. — 2016. — С. 77–147.
  2. 1 2 3 4 5 6 Trofimova, IN, Robbins, TW. Temperament and arousal systems: a new synthesis of differential психологии and functional neurochemistry. — 2016. — Т. 64. — С. 382–402. — doi:10.1016/j.neubiorev.2016.03.008.
  3. 1 2 3 4 Trofimova, I. Functionality vs dimensionality in psychological taxonomies, and a puzzle of emotional valence. (англ.) // Philosophical Transactions of the Royal Society, Biology.. — 2018. — 26 февраля (т. 1744). — doi:10.1098/rstb.2017.0167.
  4. 1 2 3 Trofimova, IN. An overlap between mental abilities and temperament traits. In: McFarland, D. (Ed.) General and specific mental abilities. Cambridge Scholars Publishing, Cambridge, UK. — 2019. — С. 176-225.
  5. 1 2 3 Trofimova, I. Contingent tunes of neurochemical ensembles in the norm and pathology: can we see the patterns? (англ.) // Neuropsychobiology. — 2020.
  6. Clark, L.A., Watson, D., & Mineka, S. (1994). Temperament, personality, and the mood and anxiety disorders. Journal of Abnormal Psychology, 103(1), 103–116.
  7. Cloninger CR (ed). Personality and psychopathology. Washington, D.C.: American Psychiatric Press, 1999.
  8. Mehrabian, A. (1995). Distinguishing depression and trait anxiety in terms of basic dimensions of temperament. Imagination. Cognition and Personality, 15(2), 133-143.
  9. Ball, S.A., Tennen, H., Poling, J.C., Kranzlen, H.R., & Rounsaville, B.J. (1999). Personality, temperament, and character dimensions and the DSM-IV personality disorders in substance abusers. Journal of Abnormal Psychology, 106(4), 545-553
  10. Brown, T.A. (2007). Temporal course and structural relationships among dimensions of temperament and DSM-IV anxiety and mood disorder constructs. Journal of Abnormal Psychology, 116(2), 313-328
  11. 1 2 3 4 Trofimova, IN, Sulis, WH. The lability of behavior as a marker of comorbid depression and anxiety. Advances in Bioscience and Biotechnology. — 2010. — Т. 1(3). — С. 190–199. — doi:10.4236/abb.2010.13027.
  12. Karam, E.G., Salamoun, M.M., Yeretzian, J.S., Neimneh, Z.N., Karam, A.N. et al. (2010). The role of anxious and hyperthymic temperaments in mental disorders: a national epidemiologic study. World Psychiatry, 9(2), 103–110.
  13. Watson, D. & Naragon-Gainey, K. (2014). Personality, emotions, and the emotional disorders. Clinical Psychological Science, 2(4), 422-442.
  14. 1 2 3 Trofimova I.N. & Sulis W. Benefits of distinguishing between physical and social-verbal aspects of behaviour: an example of generalized anxiety. Frontiers in Psychology,. — 2016. — Т. 7. — С. 338. — doi:10.3389/fpsyg.2016.00338.
  15. 1 2 Trofimova, IN, Christiansen, J. Coupling of traits of temperament with mental illness in four age groups . Psychological Reports. — 2016. — Т. 118(2). — С. 387-412. — doi:10.1177/0033294116639430.
  16. 1 2 Trofimova, IN, Sulis, W. A study of the coupling of FET temperament traits with major depression. Frontiers in Psychology. — 2016. — Т. 7. — С. 31848. — doi:10.3389/fpsyg.2016.01848.
  17. 1 2 3 Trofimova, IN, Sulis, W. There is more to mental illness than negative affect: comprehensive temperament profiles in depression and generalized anxiety. BMC Psychiatry. — 2018. — Т. 18. — С. 125. — doi:10.1186/s12888-018-1695-x.
  18. Gray, J.A. (1982). The neuropsychology of anxiety: an enquiry into the functions of the septo-hippocampal system. Oxford: Oxford University Press
  19. Netter, P. (1991) Biochemical variables in the study of temperament. In Strelau, J. & Angleitner, A. (Eds.), Explorations in temperament: International perspectives on theory and measurement 147-161. New York: Plenum Press.
  20. Cloninger CR, Svrakic DM, Przybeck TR. A psychobiological model of temperament and character. Arch Gen Psychiatry 1993; 50:975-990.
  21. Depue, R.A., & Morrone-Strupinsky, J.V. (2005). A neurobehavioural model of affiliate bonding: implications for conceptualizing a human trait of affiliation. Journal of Behavioural and Brain Science, 28(3), 313-350.
  22. Depue, R. & Fu, Y. (2012) Neurobiology and neurochemistry of temperament in adults. In: Zentner, M. & Shiner, R. (Eds.) Handbook of Temperament. NY: Guilford Publications, 368-399. (2012)
  23. 1 2 Rusalov VM, Trofimova IN. Structure of Temperament and Its Measurement. Toronto, Canada: Psychological Services Press.. — 2007.
  24. Русалов, ВМ, Trofimova, IN. О представленности типов психической деятельности в различных моделях темперамента. Психологический журнал. — 2011. — Т. 32/3. — С. 74-84.
  25. 1 2 Trofimova, IN. Questioning the "general arousal" models. — 2010. — Т. 4. — С. 1–8. — doi:10.2174/1874230001004010001.
  26. Trofimova, IN. An investigation into differences between the structure of temperament and the structure of personality. — 2010. — Т. 123(4). — С. 467–480. — doi:10.5406/amerjpsyc.123.4.0467.
  27. 1 2 Trofimova, IN, Sulis, W. Is temperament activity-specific? Validation of the Structure of Temperament Questionnaire–Compact (STQ-77). International Journal of Psychology and Psychological Therapy (2011, 11(3), 389–400).
  28. Трофимова, И. Дифференциальная психология (рус.) // Психофизиология. Под ред. Ю.И. Александрова. Питер: Санкт-Петербург. — 2020.
  29. 1 2 Sulis, W. Assessing the continuum between temperament and affective illness: psychiatric and mathematical perspectives (англ.) // Philosophical Transactions of the Royal Society, Biology.. — 2018. — 26 февраля (т. 1744). — doi:10.1098/rstb.2017.0168.

Ссылки[править | править код]