Функциональный ансамбль темперамента

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Функциональный ансамбль темперамента (FET) — это название нейрохимической модели, описывающей функциональные роли основных нейромедиаторов, опиоидных рецепторов и нейропептидов в регуляции черт темперамента здоровых людей и в патологии поведения[1][2][3][4].

Трудности в поисках соответствия между чертами темперамента и нейрохимическими системами[править | править код]

Тот факт, что люди используют лекарства для изменения баланса нейромедиаторов мозга в случаях депрессии, тревожности, шизофрении и других психиатрических заболеваний показывает, что дисбаланс в нейрохимических системах может влиять на поведение человека. Слабая форма такого дисбаланса есть у всех здоровых людей и проявляется в виде постоянных черт характера (темперамента). В этом смысле темперамент (как индивидуальные различия, основанные на нейро-химических системах) и психиатрические заболевания представляют слабую и сильную степени выраженности одного и того же континуума нейрохимического дисбаланса.[5][6][7][8][9] [10][11][12][13][14][15][16]

И на самом деле, многие черты темперамента (импульсивность, поиск впечатлений, энергетические черты, пластичность, социабельность) оказались зависимыми от активации мозговых нейромедиаторов и гормонов.[17][18][19][20][2][1][21].

К концу XX века стало ясно, что человеческий мозг регулируется десятками нейромедиаторов, и большим числом нейропептидов и гормонов. Отношения между этими нейрохимическими системами сложны, так как они подавляют или активируют выделение друг друга во время нейронной активности. Сложность этих отношений обесценивает старый подход к нейромедиаторам делящих их только на «возбуждающих» и «тормозящих». Сейчас учёным стало ясно, что впечатляющее разнообразие нейромедиаторов и разнообразие их рецепторов необходимо нам, чтобы мы могли адекватно отвечать на широкий спектр поведенческих ситуаций. Однако связи между чертами темперамента и отдельными нейромедиаторами до сих пор являются предметом споров и исследований. Было сделано несколько попыток приписать отдельные черты действию отдельных нейромедиаторов. Например, было предложено рассматривать дофамин как нейромедиатор черты «Экстраверсия»; норадреналин — как медиатор тревожности, и серотонин рассматривался как нейромедиатор тормозных процессов. Подобные теории оказались серьёзным упрощением функций данных нейромедиаторов в регуляции человеческого поведения, так как исследования показали их гораздо более широкую функциональность[1][2].

История модели FET[править | править код]

Архитектура модели «функциональный ансамбль темперамента» (FET) была развита Трофимовой начально как компактная версия теста Опросник структуры темперамента (STQ-77) в 1997—2007 годах. Эта модель унаследовала Активностно-специфический подход к структуре темперамента предложенный Русаловым в середине 1980 годов. Согласно этому подходу, черты темперамента (и поведенческая регуляция) относящиеся к моторно-физическим, социально-вербальным и умственным аспектам активности основаны на различных нейрофизиологических системах и должны анализироваться/оцениваться отдельно (на Рисунке такое разделение видно как 3 ряда черт). Так же, как и ОСТ Русалова, версия Трофимовой ОСТ-STQ-77 имеет 12 темпераментальных шкал, которые измеряют способности в физических, социально-вербальных и умственных аспектах поведения. В обеих моделях три верхние («кортикальные») черты рассматриваются как черты регулирующие поведения в более сложных, вероятностных условиях, и два ряда черт ниже (физические и социально-вербальные) рассматриваются как регуляция более определённых, детерминистких аспектов поведения[22][1][2][3][4][23][24][25][10][26]

Отличия структуры ОСТ-77 Трофимовой от структуры ОСТ-150 Русалова заключаются в:

  • выборе группировки черт по динамическим качествам поведения: ОСТ-77 модель использует группы энергетические черты, скорость интеграции и ориентация, представленные на схеме как колонки матрицы черт;
  • включении черт относящихся к поведенческой ориентации на определённые типы ценностей — подкрепителей поведения: физические ощущения (черта «поиск ощущений»), либо состояние других людей («эмпатия»), либо знания о причинно-следственных связях событий и исключительности-частоте их появления (чувствительность к вероятностям, или вероятностное мышление)[4];
  • в другой структуре черт относящихся к эмоциональности. Модель Трофимовой объединила три черты русаловской модели относящиеся к эмоциональности в одну шкалу[22][24][26]. ОСТ-77 модель рассматривает эмоциональность как систему, которая амплифицирует (усиливает) три динамических аспекта поведения. Амплификация системы ориентации выражается в Нейротицизме, амплификация системы интеграции поведения (слишком быстрая интеграция) выражается в Импульсивности, и усиление субъективного чувства энергетической готовности выражается в самоуверенности.
  • черта импульсивности в ОСТ-77 отражает скорость инициации поведенческого акта при эмоциональной регуляции поведения, когда интеграция акта ещё незрелая и не прошла полный когнитивный контроль. Более зрелая и сложная интеграция поведения проявляется в виде черты Пластичность. Черта Темп активности описывает зрелый и автоматический тип интеграции действий. Импульсивность, Темп и Пластичность, следовательно, относятся к группе черт регулирующих скорость (лёгкость) интеграции поведенческого акта.
Функциональный ансамбль темперамента (FET) и его нейрохимические компоненты. (5-HT: серотонин; DA: дофамин; NE: норадреналин; ACh: ацетилхолин; PRL: пролактин; NP: нейропептиды, такие как гормон роста, соматостатин, орексин, Cort — кортизол, KOPr, MOPr, DOPr: каппа-, дельта- и мю-опиодные рецепторы соответственно; αAR — альфа-адреноцепторы

В 2007—2013 модель темперамента STQ-77 была сравнена с работами в области нейрофизиологии, нейрохимии, клинической психологии и кинезиологии и сведена Ириной Трофимовой в нейрохимическую модель FET.[1][3]. Trevor Robbins, из университета Кембридж, Англия, который сотрудничал с Трофимовой по этому проекту в 2014—2016 года предложил ревизию части FET-гипотезы, которая относилась к Интеллектуальной Выносливости (произвольному вниманию)[2]. Этот компонент FET-гипотезы был обновлён в 2015 году определяя главную роль в произвольном удержания внимания нейротрансмиттеров ацетилхолина и норадреналина.

Компоненты FET-гипотезы[править | править код]

Конечная модель STQ-77/FET состоит из 12 компонентов (черт темперамента): 9 черт регулирующих формальные функциональные аспекты поведения (энергичность, скорость инициации актов и ориентацию поведения, каждый взятый в трёх аспектах — физическом, социально-вербальном и умственном), а также 3 черты эмоциональности (нейротицизм, импульсивность и довольность (ранее нназванная как самоуверенность)). FET-гипотеза предполагает, что 9 функциональных черт, которые не относятся к эмоциональности регулируются моноаминами (MA): (норадреналином, дофамином и серотонинном), а также ацетилхолином и нейропептидами, в то время как 3 черты эмоциональности проявляются как диз-регуляция в системе опиодных рецепторов, напрямую контролирующих MA-системы.

FET-гипотеза предполагает, что не существует однозначного соответствия между нейромедиаторами и чертами темперамента (или психических заболеваний). Вместо этого специальные комбинации между указанными нейромедиаторами производят те или иные черты темперамента, работая в ансамбле.[1][2][3].

FET-гипотеза консервативна и основана только на консенсусе в нейрохимических исследованиях функциональности нейромедиаторов. Она не включает спорные и непроверенные связи между нейрохимическими системами и чертами темперамента (аспектами регуляции поведения).

FET-модель и классификация психических заболеваний[править | править код]

FET-модель предлагает структурировать современные классификации психических заболеваний (DSM, ICD) основываясь на 12 функциональных компонентах модели. Так, исследования пациентов, страдающих депрессией показали соответствие предсказаний модели с симптомами депрессии, сочетающимися низкой физической выносливостью и низким физическим темпом в темпераментальных профилях пациентов[10][13][15][16][27]. В отличие от этих профилей пациенты с хронической тревожностью имели более высокие значения по шкалам нейротицизма и импульсивности[10][13][14]. Разработчики FET-модели предложили представление каждого из 21 основных диагнозов ведущих классификаций психических заболеваний в виде ФЕТ-кода, то есть специфического паттерна в регуляции 12 аспектов поведения, которые описывает эта модель.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Trofimova, IN. The interlocking between functional аспектах of activities and a neurochemical model of adult temperament. In: Arnold, M.C. (Ed.) Temperaments: Individual Differences, Social and Environmental Influences and Impact on Quality of Life. New York: Nova Science Publishers, Inc. — 2016. — С. 77–147.
  2. 1 2 3 4 5 6 Trofimova, IN, Robbins, TW. Temperament and arousal systems: a new synthesis of differential психологии and functional neurochemistry. — 2016. — Т. 64. — С. 382–402. — doi:10.1016/j.neubiorev.2016.03.008.
  3. 1 2 3 4 Trofimova, I. Functionality vs dimensionality in psychological taxonomies, and a puzzle of emotional valence. (англ.) // Philosophical Transactions of the Royal Society, Biology.. — 2018. — 26 февраля (т. 1744). — doi:10.1098/rstb.2017.0167.
  4. 1 2 3 Trofimova, IN. An overlap between mental abilities and temperament traits. In: McFarland, D. (Ed.) General and specific mental abilities. Cambridge Scholars Publishing, Cambridge, UK. — 2019. — С. 176—225.
  5. Clark, L.A., Watson, D., & Mineka, S. (1994). Temperament, personality, and the mood and anxiety disorders. Journal of Abnormal Psychology, 103(1), 103—116.
  6. Cloninger CR (ed). Personality and psychopathology. Washington, D.C.: American Psychiatric Press, 1999.
  7. Mehrabian, A. (1995). Distinguishing depression and trait anxiety in terms of basic dimensions of temperament. Imagination. Cognition and Personality, 15(2), 133—143.
  8. Ball, S.A., Tennen, H., Poling, J.C., Kranzlen, H.R., & Rounsaville, B.J. (1999). Personality, temperament, and character dimensions and the DSM-IV personality disorders in substance abusers. Journal of Abnormal Psychology, 106(4), 545—553
  9. Brown, T.A. (2007). Temporal course and structural relationships among dimensions of temperament and DSM-IV anxiety and mood disorder constructs. Journal of Abnormal Psychology, 116(2), 313—328
  10. 1 2 3 4 Trofimova, IN, Sulis, WH. The lability of behavior as a marker of comorbid depression and anxiety. Advances in Bioscience and Biotechnology. — 2010. — Т. 1(3). — С. 190–199. — doi:10.4236/abb.2010.13027.
  11. Karam, E.G., Salamoun, M.M., Yeretzian, J.S., Neimneh, Z.N., Karam, A.N. et al. (2010). The role of anxious and hyperthymic temperaments in mental disorders: a national epidemiologic study. World Psychiatry, 9(2), 103—110.
  12. Watson, D. & Naragon-Gainey, K. (2014). Personality, emotions, and the emotional disorders. Clinical Psychological Science, 2(4), 422—442.
  13. 1 2 3 Trofimova I.N. & Sulis W. Benefits of distinguishing between physical and social-verbal aspects of behaviour: an example of generalized anxiety. Frontiers in Psychology,. — 2016. — Т. 7. — С. 338. — doi:10.3389/fpsyg.2016.00338.
  14. 1 2 Trofimova, IN, Christiansen, J. Coupling of traits of temperament with mental illness in four age groups . Psychological Reports. — 2016. — Т. 118(2). — С. 387—412. — doi:10.1177/0033294116639430.
  15. 1 2 Trofimova, IN, Sulis, W. A study of the coupling of FET temperament traits with major depression. Frontiers in Psychology. — 2016. — Т. 7. — С. 31848. — doi:10.3389/fpsyg.2016.01848.
  16. 1 2 Trofimova, IN, Sulis, W. There is more to mental illness than negative affect: comprehensive temperament profiles in depression and generalized anxiety. BMC Psychiatry. — 2018. — Т. 18. — С. 125. — doi:10.1186/s12888-018-1695-x.
  17. Gray, J.A. (1982). The neuropsychology of anxiety: an enquiry into the functions of the septo-hippocampal system. Oxford: Oxford University Press
  18. Netter, P. (1991) Biochemical variables in the study of temperament. In Strelau, J. & Angleitner, A. (Eds.), Explorations in temperament: International perspectives on theory and measurement 147—161. New York: Plenum Press.
  19. Cloninger CR, Svrakic DM, Przybeck TR. A psychobiological model of temperament and character. Arch Gen Psychiatry 1993; 50:975-990.
  20. Depue, R.A., & Morrone-Strupinsky, J.V. (2005). A neurobehavioural model of affiliate bonding: implications for conceptualizing a human trait of affiliation. Journal of Behavioural and Brain Science, 28(3), 313—350.
  21. Depue, R. & Fu, Y. (2012) Neurobiology and neurochemistry of temperament in adults. In: Zentner, M. & Shiner, R. (Eds.) Handbook of Temperament. NY: Guilford Publications, 368—399. (2012)
  22. 1 2 Rusalov VM, Trofimova IN. Structure of Temperament and Its Measurement. Toronto, Canada: Psychological Services Press.. — 2007.
  23. Русалов, ВМ, Trofimova, IN. О представленности типов психической деятельности в различных моделях темперамента. Психологический журнал. — 2011. — Т. 32/3. — С. 74—84.
  24. 1 2 Trofimova, IN. Questioning the "general arousal" models. — 2010. — Т. 4. — С. 1–8. — doi:10.2174/1874230001004010001.
  25. Trofimova, IN. An investigation into differences between the structure of temperament and the structure of personality. — 2010. — Т. 123(4). — С. 467–480. — doi:10.5406/amerjpsyc.123.4.0467.
  26. 1 2 Trofimova, IN, Sulis, W. Is temperament activity-specific? Validation of the Structure of Temperament Questionnaire–Compact (STQ-77). International Journal of Psychology and Psychological Therapy (2011, 11(3), 389–400).
  27. Sulis, W. Assessing the continuum between temperament and affective illness: psychiatric and mathematical perspectives (англ.) // Philosophical Transactions of the Royal Society, Biology.. — 2018. — 26 февраля (т. 1744). — doi:10.1098/rstb.2017.0168.

Ссылки[править | править код]