Энергетическая хартия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Энергетическая хартия 1991 года (Европейская энергетическая хартия) — политическая декларация намерения поощрять энергетическое сотрудничество между Востоком и Западом. Является выражением принципов международного сотрудничества в энергетике на основе общей заинтересованности в надёжном энергоснабжении и устойчивом экономическом развитии.

В соответствие с Хартией все разногласия должны разрешаться путем международного арбитража. Россия подписала Хартию в 1994 году, но не ратифицировала ее. Подписавшие Хартию согласились выполнять ее положения до ратификации на временной основе «в тех пределах, в которых такое временное соблюдение не будет противоречить их конституциям, законам или правилам»[1].

Предпосылки и сущность[править | править код]

На рубеже 1990-х годов наиболее эффективными энергетическими ресурсами в Европе стали природный газ и атомная энергия, так как возможности строительства гидроэлектростанций были исчерпаны. После распада Совета экономической взаимопомощи социалистических стран и начала движения этих стран к капиталистической экономике встал вопрос о том, чтобы Европа бесперебойно получала энергетические ресурсы России и трансграничная торговля газом не останавливалась. Подготовка Энергетической хартии была направлена на управление энергетическими ресурсами экономическими методами, о чем откровенно заявил на заседании ЕС в Дублине в июне 1990 года инициатор хартии, премьер-министр Голландии Рууд Любберс: «Страны-члены ЕС будут инвестировать в экономику государств Восточной Европы, которые взамен на вклады будут обеспечивать Запад энергией и энергоносителями. Восточная Европа как никогда нуждается в инвестициях, в то же время страны ЕС стремятся к независимости от других энергопоставщиков — таких, как страны ОПЕК — и к диверсификации поставок энергоносителей».

В декабре 1991 года в Гааге представителями 51 государства, в числе которых помимо ЕС были страны СНГ, США. Канада, Турция, Австралия и Япония, была подписана Европейская Энергетическая хартия. Она была декларативной и не обязывала государства-участников менять свое законодательство, однако сразу после этого ЕС приступил к разработке уже обязывающего документа — договора[2].

Договорные обязательства[править | править код]

В 1994 году для контроля за исполнением составленного европейской бюрократией Договора к Энергетической хартии были основаны Секретариат со штаб-квартирой в Брюсселе и высший орган — Конференция, собирающаяся дважды в год.

Договор к Энергетической хартии (ДЭХ) был подписан в декабре 1994 года в Лиссабоне и вступил в силу в апреле 1998 года, являясь юридически обязательным многосторонним соглашением. Это единственное в своем роде соглашение, касающееся межправительственного сотрудничества в энергетическом секторе, охватывающее всю энергетическую производственно-сбытовую цепочку (от разведки до конечного использования) и все энергетические продукты и связанное с энергетикой оборудование.

Основные разделы договора охватывали следующие сектора:

  1. Защита и поощрение инвестиций в энергетику;
  2. Свободная торговля энергетическими материалами;
  3. Свобода энергетического транзита по трубопроводам и сетям;
  4. Сокращение неблагоприятного воздействия на окружающую среду;
  5. Механизм разрешения споров между государствами, а также между государствами и инвесторами.

При подписании Договора декларировалось, что он должен укрепить правовые нормы в вопросах энергетики путём создания единого поля правил, которые должны соблюдать все участвующие правительства, таким образом сводя к минимуму риски, связанные с инвестициями и торговлей в области энергетики.

Договор включает обязательство государств-членов облегчать транзит энергетических материалов и продуктов через свою территорию в соответствии с принципом свободы транзита, а также обязательство обеспечивать уже сложившиеся потоки транзита.

Интересно, что в соответствии с ДЭХ иностранные инвесторы должны были получить равные права на поиск месторождений энергоресурсов и их разработку, а также свободный доступ к магистральным трубопроводам на территории государств-экспортеров. Однако аналогичного права доступа к энергетическим сетям на своей территории ЕС государствам-экспортёрам не предоставил.

Диктат стран-импортёров ЕС в ДЭХ был настолько явным, что Канада и США не стали его подписывать, а ряд стран (Россия, Белоруссия, Исландия, Норвегия и Австралия) подписали, но не стали ратифицировать[2].

После того, как ДЭХ был открыт к подписанию в декабре 1994 года, его подписали 54 стороны (52 государства, а также Европейское сообщество и Евратом как отдельные стороны)[3]. 37 стран и 15 международных организаций имеют статус наблюдателя.

Также в декабре 1994 года был подписан Протокол по вопросам энергетической эффективности и соответствующим экологическим аспектам (ПЭЭСЭА).

Вопрос ратификации договора Россией[править | править код]

Россия подписала Хартию и договор с оговоркой, что будет исполнять его в той мере, в какой это не противоречит Конституции РФ и иным национальным законам[a].

В августе 1996 года договор был внесен в Государственную Думу России на ратификацию. Однако в июне 1997 года участники парламентских слушаний в Думе рекомендовали отложить ратификацию, указывая, что «Хартия не решает вопросы транзита нефти и газа через Босфор и Дарданеллы и Датские проливы, не охватывает вопросы ядерного сотрудничества, предписывает нам торговать на аукционах свободными трубопроводными мощностями»[2].

В 1998 году лагерь сторонников ратификации договора в Госдуме возглавил президент РАО ЕЭС России Анатолий Чубайс. Глава компании Газпром Рэм Вяхирев считал, что двусторонние отношения в энергетике эффективнее многосторонних договоров: Газпром еще в 1993 году создал совместно с Wintershall СП Wingas [de] в юрисдикции Германии, таким образом впервые получив в оперативное управление газораспределительные сети в десятке стран Европы, включая Великобританию[2]. Одновременно при долевом участии итальянской Eni началась проработка и реализация первого российского экспортного газопровода «Голубой поток» в обход территории Украины.

В январе 2001 года участники парламентских слушаний в Госдуме рекомендовали дополнительно проработать вопросы, связанные с договором, а также завершить переговоры по Протоколу по транзиту. В течение 2001 года в Госдуме РФ шли дебаты по вопросу ратификации договора. По информации СМИ, Минэнерго, Транснефть, нефтяные компании, РАО ЕЭС выступали за ратификацию; Газпром был категорически против.

По большей части текста Протокола согласие было достигнуто к концу 2002 года. Однако ЕС так и не согласился пойти навстречу России в вопросе условий транзита российского газа через Восточную Европу. В июне 2003 года министр энергетики РФ Виктор Христенко заявил, что после подписания Протокола Россия ратифицирует договор. Делегации России и ЕС достигли «рабочего компромисса», и текст Протокола был подготовлен для одобрения Конференцией по Энергетической хартии на её заседании 10 декабря 2003 года.

Очередной раунд переговоров на Конференции по Энергетической хартии в июне 2004 г. был безуспешным. После того, как в 2000 году президентм России стал Владимир Путин, страна начала восстанавливать свои позиции в топливно-энергетическом комплексе и в атомном проекте[источник не указан 250 дней]. К Газпрому как оппоненту договора присоединилась государственная нефтяная компания «Роснефть»[2].

В 2006 году случился кризис с транзитом российского газа через Украину.

В апреле 2006 года зампред правления Газпрома Александр Медведев на экономическом форуме в Лондоне заявил[источник не указан 250 дней]:

Энергетическая Хартия является мертворожденным документом, не отражающим условия реального рынка. Не выдерживает никакой критики и так называемый „Транзитный протокол“. В Хартии изначально заложен дискриминационный подход по отношению к России. Международное соглашение не касается распространения ядерных технологий, морской транспортировки нефти, отсылая регулирование этих вопросов к национальным законодательствам стран-участниц. Кроме доступа к российским трубопроводным системам, Хартию не интересует практически ничего. На переговорах по Транзитному протоколу наша страна исчерпала запас уступок.

Владимир Путин, выступая в феврале 2007 года в Мюнхене, заявил[2]:

Экономическая безопасность — это сфера, где всем следует придерживаться единых принципов. Мы готовы честно конкурировать. … Россия не против согласовать принципы отношений с ЕС в сфере энергоносителей. Принципы Энергетической Хартии в целом приемлемы, но сама суть Хартии Россию не устраивает.

2 апреля 2008 года Дума утвердила Федеральный Закон 57 «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства», установивший меры ограничительного характера для иностранных инвесторов при попытках получить контроль над такими предприятиями. В список вошли все компании РФ, работающие на ВПК, в атомном проекте и в обеспечении радиационной безопасности, в средствах связи, а также «хозяйствующие субъекты из реестра субъектов естественных монополий». В этом реестре значатся добыча и транспортировка природного газа, нефти и нефтепродуктов по трубопроводам, услуги по передаче электрической и тепловой энергии, услуги в портах и терминалах, вплоть до ледокольной проводки судов по Северному морскому пути. Существует мнение, что таким образом, Россия дала понять, что либерализации «рынка» в энергетике на её территории не будет и никакие иностранные инвесторы не смогут получить контроль над природными богатствами и энергетическими отраслями России[2]. Они вправе купить до 25 % акций таких компаний при условии, что предоставят список конечных бенефициаров покупателя.

Тем временем в 2009 году произошел очередной кризис на украинском маршруте транзита российского газа в Европу, в котором Энергетическая хартия и договор к ней проявились как полностью недееспособные и бессмысленные, несмотря на то, что и Россия и Украина эти документы подписывали[2]. Более того: договоренности ЕС и Украиной о модернизации ее газотранспортных систем и фактически полном сломе установившихся схем продажи и поставок газа сделали Энергетическую хартию вредной для России[4].

Летом 2009 года министр энергетики России Сергей Шматко направил премьер-министру Владимиру Путину письмо с изложением всех попыток России использовать ДЭХ, в котором в графе «результаты» не значилось ничего: благие пожелания, изложенные в Хартии, оказались пустышкой. На основании этого письма правительство сделало заключительный вывод о (не)целесообразности ДЭХ[2].

30 июля 2009 года был подписан Указ (опубликован 6.08.2009) о том, что Россия окончательно отказалась ратифицировать Договор об Энергетической хартии.[5][6]

В ответ ЕС дополнил договор специальным пакетом по либерализации рынка, ограничив возможность добывающих компаний владеть распределительными газовыми сетями. Если Хартия и договор изначально декларировали недопустимость дискриминации, то в новом пакете оговаривалось право любого члена блока заблокировать участие любой иностранной компании в местном рынке газа при возникновении угрозы «энергетической безопасности членов ЕС». Существует мнение, что это дополнение было направлено прежде всего против интересов «Газпрома» и его дочерних компаний[4].

Альтернатива Хартии и Договора[2][править | править код]

21 октября 2008 года глава Газпрома Алексей Миллер и министры нефти и энергетики Ирана и Катара на встрече в Тегеране заявили о создании т.н. «газовой тройки».

23 декабря 2008 года в Москве был создан Форум стран-экспортеров газа (ФСЭГ), в который вошли 12 постоянных членов: Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, ОАЭ, Россия, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея. К ним примкнули в качестве наблюдателей Азербайджан, Голландия, Ирак, Норвегия, Оман, Перу и Казахстан.

Формирование «газового ОПЕК» вызвало неоднозначную реакцию США и ЕС[источник не указан 250 дней]. Европа попыталась отказаться от поставок российского газа, запросив дополнительные объемы у Алжира и Норвегии, однако потерпела неудачу[источник не указан 250 дней]. Поэтому многие европейские компании стали работать с Россией напрямую, участвуя в инвестиционных проектах «Ямал-СПГ» (французская Total), «Северный поток-2» (группа немецких и австрийских компаний).

Дело ЮКОСа[править | править код]

Основная статья: Дело ЮКОСа

На основании Договора об энергетической Хартии Постоянная палата третейского суда в Гааге приняла к рассмотрению вопрос о выплате Россией компенсации по делу ЮКОСа[7]. Иск был принят к рассмотрению на основании ст. 26 ДЭХ, предусматривающей возможность подачи прямого иска иностранным инвестором против принимающей страны в международный арбитраж (один из трех по его выбору — ИКСИД, ЮНСИТРАЛ, Арбитражный институт Торговой палаты г. Стокгольма) без согласования со страной-ответчиком и/или без предварительного рассмотрения иска в судах национальной юрисдикции принимающей страны. Вопрос значимости положений ДЭХ в деле ЮКОСа в отсутствии ратификации ДЭХ Россией связан со ст. 45 «Временное применение»[8].

18.02.2020 Апелляционный суд Гааги обязал Россию выплатить 50 млрд долларов по иску бывших акционеров ЮКОСа[9]. Это даёт возможность акционерам ЮКОСа начать действия по аресту имущества России на территории других стран[10]. Минюст России выразил намерение обжаловать это решение в Верховном суде Нидерландов[9].

Примечания[править | править код]

Примечания
  1. Эта оговорка содержится в Хартии и относится ко всем государствам-подписантам
Сноски
  1. The $50bn Yukos judgment against Russia turns on a single word
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Марцинкевич, Борис. Энергетическая война: XXI век ⋆ Geoenergetics.ru. Геоэнергетика (10 августа 2018). Дата обращения 15 декабря 2019.
  3. Members & Observers - Energy Charter (англ.). www.energycharter.org. Дата обращения 24 ноября 2017.
  4. 1 2 Федяшин, Андрей. Никаких хартий. Только трубы! Одна, две, три.... РИА "Новости". РИА Новости (11 августа 2009). Дата обращения 16 декабря 2019.
  5. Россия отказалась присоединяться к международному договору об Энергохартии // Интерфакс, 06 августа 2009
  6. Энергохартия лишилась одной стороны // «Российская газета» — Федеральный выпуск № 4970 (146)
  7. Ольга Плешанова, Алена Миклашевская, Инвестиции в ЮКОС выросли до $100 млрд. Арбитражный суд в Гааге принял к рассмотрению иск к России // Газета «Коммерсантъ» № 225 от 02.12.2009, стр. 1
  8. Конопляник А. А. Россия и Энергетическая Хартия. Учебное пособие. — М.: РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, 2010. — С. 61. — 80 с.
  9. 1 2 Апелляционный суд обязал Россию выплатить $50 млрд по иску ЮКОСа, BBC, 18.02.2020
  10. Россия снова должна ЮКОСу 50 миллиардов долларов. Что дальше?, BBC, 19.02.2020

Ссылки[править | править код]