Ювенальная юстиция в Швеции

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ювенальная юстиция в Швеции (лат. juvenālis «юношеский»; лат. jūstitia «правосудие») — шведская система законов, учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам несовершеннолетних[1][2].

В русскоязычном пространстве зачастую происходит смещение понятий, при котором ювенальная юстиция воспринимается исключительно как защита детей от злоупотреблений родителей[3]. Однако в юридической практике, в том числе и в России, под ювенальной юстицией понимается прежде всего судебная система, занимающаяся несовершеннолетними правонарушителями и только во вторую очередь - защитой прав ребенка.

В Швеции нет отдельных ювенальных судов. Преступления молодых людей с 15 до 18 лет рассматривают обычные суды по той же процедуре, что и для взрослых, но приговоры более мягкие[4].

История[править | править код]

С начала XVII века государство впервые обращает внимание на проблемы бедствующих детей. В 1619 году шведским правительством было издано постановление о создании в каждом городе детских домов для бездомных детей. В 1624 году был основан Всеобщий или Большой детский дом в Стокгольме[sv][5]. В 1650-е годы стали открываться школы для детей из малоимущих семей. В 1763 издан королевский указ о больницах и детских домах, который подчеркивал важность воспитания ребенка матерью (родной либо приемной)[6]. На раннем этапе шведские детские дома[sv] находились в общей системе опеки над беднотой.

В начале ХХ века в Швеции был принят первый закон о защите детей (barnavårdslag)[7]. Он повышал возраст уголовной ответственности с 14 до 15 лет, а также позволял заменить приговор для несовершеннолетнего преступника (15-18 лет) принудительным воспитанием в специальном учреждении[8].

Закон о защите детей (1924:361) от 1924 года заменил законодательство, принятое в 1902 году. С этого времени обязательная опека распространялась и на детей, подвергавшихся насилию дома. Муниципальные социальные службы стали обязаны, придерживаясь определенной процедуры, вмешиваться в дела семей, где совершалось насилие над детьми. В законе от 1960 года (1960:97) особый акцент делался на превентивной работе социальных служб с несовершеннолетними[7].

В Швеции физическое наказание детей в школах и детских учреждениях было запрещено в 1962 году[9]. В 1979 году Швеция стала первой страной в мире, полностью запретившей любое физическое наказание детей где-либо, включительно с собственной семьей ребенка[10].

В 1982 году начал действовать закон «О социальной службе» (Socialtjänstlag), ориентирующий социальных работников на помощь и оказание услуг по принципу добровольности[11].

В 1989 году Швеция одной из первых подписала Конвенцию ООН о правах ребенка, а правительством страны был создан специальный институт омбудсмена по защите прав детей. Первый омбудсмен по делам детей был назначен 1 июля 1993 года[10][12].

Действующая нормативно-правовая база[править | править код]

На данный момент вопрос защиты детей регулируется законом «О социальной службе»[13] (Socialtjänstlag, или SoL) (2001:453). Это рамочный закон, в котором социальная защита детей рассматривается в перечне других услуг, предоставляемых муниципальной социальной службой, таких как помощь для пожилых, людей с инвалидностью, лечение алко- и наркозависимости.

Закон «О принудительной опеке над подростками»[14] (Lag (1990:52) med särskilda bestämmelser om vård av unga, или LVU) регулирует процедуру применения принудительной опеки к двум разным категориям несовершеннолетних. Во-первых, это те, кто подвергает себя опасности из-за собственной зависимости или асоциального поведения. Во-вторых, это дети и подростки, страдающие от физического или психологического насилия.

Опека над нуждающимися в ней детьми считается социальной помощью[15]. При этом исследователи отмечают важность семьи в законодательстве Швеции: целью опеки является создание условий, при которых ребенок сможет вернуться в родную семью при первой возможности[16].

Отдельные аспекты, касающиеся несовершеннолетних правонарушителей, регулирует уголовный кодекс Швеции[sv][4].

Несовершеннолетние правонарушители в Швеции[править | править код]

В Швеции к уголовной ответственности привлекаются подростки, достигшие 15-летнего возраста (уголовный кодекс Швеции[sv], Brottsbalken (BrB) 1:6)[17]. Это относительно высокий возраст уголовной ответственности по сравнению с другими европейскими государствами, где он широко варьируется между 7 и 18 годами[18][4].

Отдельных ювенальных судов не существует. Преступления молодых людей с 15 до 18 лет рассматриваются обычными судами по той же процедуре, что и для взрослых, но приговоры по данным делам выносятся более мягкие. Если малолетнего правонарушителя признают виновным, в зависимости от тяжести преступления ему грозит штраф (BrB 25), условный приговор (BrB 27), испытательный приговор (BrB 28), направление в социально-реабилитационный центр (BrB 31:1a) или тюремное заключение (BrB 26)[17][4].

До 18 лет лишение свободы можно получить лишь при исключительных обстоятельствах. В то же время срок заключения будет значительно меньше, чем для взрослого за такое же преступление (BrB 29:7; BrB 30:5). Так, если высшей мерой наказания в Швеции является пожизненное заключение, то для лиц, не достигших 21-летнего возраста, максимальный приговор – 10 лет тюрьмы (BrB 29:7; BrB 30:5)[17].

Однако в целом шведская модель предполагает, что правонарушители в возрасте 15-17 лет будут находиться на попечении муниципальной социальной службы[17]. Ее деятельность в этом вопросе определяют законы «О социальной службе» и «О принудительной опеке над подростками».

Например, начавшие действовать в 1999 году социально-реабилитационные центры (швед. Ungdomshem) рассчитаны на молодежь 15-17 лет. В них подростки не столько отбывают наказание, сколько получают квалифицированную помощь. Минимальный срок пребывания в таких учреждениях – 14 дней, максимальный – четыре года[4].

В 2007 году в силу вступил еще один вид наказания для 15-17 летних правонарушителей – общественные работы. Согласно отчету Государственного совета по предупреждению преступности (швед. Brottsförebyggande rådet), шведских несовершеннолетних правонарушителей все чаще приговаривают к общественным работам, чем к штрафам или пребыванию в социально-реабилитационных центрах[19].

Защита прав детей[править | править код]

Обязанности муниципальных социальных служб[править | править код]

Закон «О социальной службе» определяет, что все касающиеся ребенка решения должны приниматься исключительно в интересах самого ребенка. Под детьми закон подразумевает лиц, не достигших 18-летнего возраста (SoL, Кар.1 2§).

Согласно закону, муниципальная социальная служба обязана работать над обеспечением нормальных условий для детей и молодежи; в тесном сотрудничестве с семьями способствовать их личному физическому и социальному развитию; активно противодействовать алко-, нарко-, допинговой и игровой зависимости среди молодежи.

Также соцслужбы должны следить, чтобы несовершеннолетние не находились в опасном окружении. Социальные работники обязаны тесно сотрудничать с родителями для обеспечения всей необходимой защиты и поддержки детей и молодежи из группы риска. В интересах ребенка могут предоставляться опека и воспитание вне дома. (SoL Кар.5 1§)

Взятие под опеку[править | править код]

Закон обязывает сотрудников учреждений, работающих с детьми, немедленно сообщать социальной службе, если они узнают или подозревают, что несовершеннолетний подвергается насилию (SoL Кар.14).

Получив подобный сигнал, социальная служба должна сразу же оценить, не нуждается ли ребенок в неотложной защите. После этого у нее есть 14 дней на принятие решения о начале расследования (SoL Кар.11 1 a §). За исключением особых случаев, оно должно быть завершено на протяжении четырех месяцев. По закону расследование проводится без лишних неудобств и с привлечением экспертов в случае необходимости. Заинтересованные лица должны быть проинформированы о ведущемся расследовании (SoL Кар.11 2 §).

Если оказывается, что несовершеннолетний нуждается в опеке вне дома, необходимо разработать план предоставления такой опеки (SoL 3 §). С 2013 года социальные работники обязаны учитывать мнение ребенка (настолько, насколько он способен его высказать)[20]. Если только ребенку не грозит прямая опасность, любые решения принимаются по согласованию с родителями и должны учитывать интересы всех сторон[21].

Решение о взятии под опеку несовершеннолетнего может быть принято, если:

  • он подвергается физическому или психологическому насилию, неправомерной эксплуатации (например, сексуальной эксплуатации или непомерному физическому труду[22]), при недостаточном уходе или если условия в семье несут опасность здоровью и развитию несовершеннолетнего (LVU 2 §);
  • несовершеннолетний подвергает опасности свое здоровье и развитие из-за нарко-, алко- и пр. зависимости, асоциального поведения или уголовных деяний (LVU 3 §).

Решение о взятии под опеку принимается административным судом первой инстанции (förvaltningsrätten) по обращению муниципальной социальной службы (LVU 4 §). На суд приглашаются все заинтересованные стороны. Дело рассматривают судья и трое членов судебной коллегии - обычные граждане, как правило, пользующиеся уважением в своей местности[23]. Вопрос о принудительной опеке слушается в закрытом режиме без допуска общественности, но в присутствии заинтересованных сторон[24].  

Социальная служба может самостоятельно, не дожидаясь суда, принять решение о неотложном взятии под опеку лица в возрасте до 20-ти лет, если оно нуждается в специальной опеке или если есть не терпящая отлагательств угроза для расследования или для здоровья и развития несовершеннолетнего (LVU 6 §).  В таком случае соцслужба должна на протяжении недели передать данное решение в административный суд для пересмотра и утверждения. Если это не будет сделано, решение о неотложном взятии под опеку отменяется (LVU 7 §).

Решения социальной службы можно обжаловать в административном суде (LVU 41 §). На решение этого суда тоже можно подать апелляцию в административный суд второй инстанции (kammarrätten)[24].  

Если ребенок в результате берется под опеку, соцслужба в первую очередь должна рассмотреть вариант проживания ребенка у его родственников, руководствуясь при этом интересами несовершеннолетнего. Новое место жительства ребенка должно отвечать его потребностям (SoL, Кар.6). Конечной целью опеки является возвращение ребенка в родную семью к биологическим родителям как можно скорее[25].

С патронажной семьей или учреждением, которое принимает ребенка, социальная служба заключает договор. В нем обозначаются обязанности нового дома по защите и поддержке ребенка. Служба также обеспечивает специальную подготовку и сопровождение людей, оказывающих эти услуги. За размещенным вне дома ребенком закрепляется сотрудник социальной службы, который поддерживает с ним контакт (SoL, Кар.6).

Соцслужба тщательно отслеживает качество опеки, предоставляемой ребенку, его регулярно проведывают, общаются с ним и с новыми опекунами. (SoL, Кар.6). Служба также ответственна за удовлетворение потребностей несовершеннолетнего в общении с родителями и опекунами. Она принимает решение о возможности такого общения и о том, будет ли известно родителям и опекунам новое место проживания ребенка (LVU 14 §).

Каждые полгода социальная служба обязана пересматривать свое решение об опеке, чтобы определить, продолжает ли ребенок в ней нуждаться. (SoL, Кар.6).

Особое значение в деятельности службы принадлежит общественности. Решения принимаются по рекомендации социальных работников коллегией авторитетных граждан; такие же влиятельные в своем населенном пункте жители входят в состав суда первой инстанции[23].

Применение[править | править код]

В 2014 году под добровольной опекой при поддержке соцслужб (SoL) пребывали 22 333, а под принудительной опекой согласно закону LVU – 6 983 несовершеннолетних[26]. В 2018 году – 38 825 ребенка (из них 30% составили несовершеннолетние беженцы, прибывшие без сопровождения)[27].

По состоянию на 1 ноября 2016 года в Швеции под круглосуточной опекой находились 21 642  детей[28] (в 2018 – 24 841 ребенок, включая 6 708 несовершеннолетних беженцев без сопровождения[27]). В 2016 году 15 817 пребывали под добровольной опекой при поддержке соцслужб (SoL), 5 234 под принудительной опекой согласно закону LVU и 591– взяты под неотложную опеку (LVU)[28]. Причины пребывания под принудительной опекой распределяются так: 79,6% - проблемы дома, 16,7% - плохое поведение несовершеннолетних, 3,6% - и то и другое[28]. Исследования свидетельствуют, что в практике соцработников для принудительной и особенно для неотложной опеки требуются наличие в семье не одной, а целого букета проблем, как правило усугубленных прямыми доказательствами насилия в семье и нежеланием родителей изменить свое поведение и лучше заботиться о ребенке[29][30].

В современной Швеции сироты и неблагополучные дети обычно попадают в патронажную семью (швед. Familjehem)[31] - 48% случаев в 2018 году, а также в Дома для опеки и проживания (швед. HVB-hem, hem för vård eller boende) – 30% случаев в 2018 году[32]. HVB-hem[sv] может предоставлять уход, лечение, поддержку или образование. У них разная специализация, например, помощь в преодолении зависимостей или размещение прибывших без сопровождения детей-беженцев.

В группе риска - дети из неблагополучных семей, чьи родители не работают и живут на пособие. Нередко это семьи мигрантов или беженцев из стран Ближнего Востока и Африки, так как, согласно исследованию, их финансовое положение не отличается стабильностью - именно это является главным фактором риска. С середины 2000-х продолжает расти количество детей-беженцев, прибывших без сопровождения, которым социальные службы также предоставляют опеку[33].

Сравнение с другими странами[править | править код]

Исследователи отмечают, что статистика опеки над детьми в Швеции находится на одном уровне с другими европейскими странами - органами опеки изымается больше детей, чем в Англии и Ирландии, но меньше, чем в Финляндии и Норвегии[34].

Ситуацию со взятием под опеку детей в Швеции сложно сравнивать с другими системами из-за особенностей ведения статистики в разных государствах. В Швеции принято фиксировать каждый случай взятия под опеку несовершеннолетнего. То есть, если ребенка забирали из семьи несколько раз в течение года, каждый из этих случаев учитывается отдельно. Кроме того, Главное управление здравоохранения и социального обеспечения (швед. Socialstyrelsen) включает в общую статистику и количество несовершеннолетних, взятых под опеку из-за домашнего насилия, и тех, кого взяли под опеку из-за асоциального поведения, уголовных деяний и пагубных зависимостей[11]. В некоторых странах эти случаи фиксируются раздельно.

Тем не менее, с учетом этих особенностей статистика Швеции за 2016 год сопоставима с данными по другим странам, включая Россию. Так, в этом году в Швеции под опекой находились 29 473 ребенка[28], что при общем количестве несовершеннолетних в стране 2 291 000[35] составляет 1,28% от их общего числа.

В то же время, в Российской Федерации в 2016 году из семей были изъяты 300 тысяч несовершеннолетних[36] при общем количестве несовершеннолетних  29 573 971 человек (по состоянию на 1 января 2017 года)[37], что составляет 1,01% всей возрастной группы.

В Польше при общем количестве детей до 18 лет в 6 902 000 человек[38] под опекой в 2016 - 2017 гг. находился 73 261 ребенок (55 761 в семейных детских домах[39] и 17 500 в государственных учреждениях[40]) - около 1,06% от общего числа несовершеннолетних.

В Германии по состоянию на 31 декабря 2015 года из 12 908 000 детей[41] в учреждениях опеки находились 78 589[42], или 0,6%.

В 2016 году в Великобритании под опекой пребывали 82 830 детей[43], что составляет 0,54% от их общего количества (15 455 800[44]).

Во Франции 145 640 детей[45] воспитывались вне дома по состоянию на 31 декабря 2014 года - 0,93% от общего количества (15 597 848[46]).

Критика[править | править код]

Хотя Швеция последовательно работает над защитой прав детей, ее социальные службы уже долгое время периодически критикуются в СМИ. Так, например, вышедшая в августе 1983 года в немецком журнале в “Der Spiegel” (ФРГ) статья Kindergulag im Sozialstaat Schweden («Детский ГУЛАГ в государстве всеобщего благосостояния Швеция») сообщала, что полиция и социальные службы могли изымать детей без веских на то оснований[47]. В ответ на этот материал ученый-социолог Оке Эльмер[sv] в ведущей шведской газете “Dagens Nyheter” сравнил количество взятых под опеку детей в Швеции и ФРГ[48]. В Германии в процентном соотношении таких детей оказалось больше[49].

В русскоязычных СМИ и блогах время от времени появляются материалы с рассказами о беспричинном изъятии детей у русскоязычных родителей в Швеции[50][51].  С другой стороны, СМИ и блоги публикуют материалы, рассказывающие о специфике работы шведских социальных служб с несовершеннолетними. Из них следует, что соцслужбы обязаны реагировать на сигналы о неблагополучии ребенка. Они рассматривают ситуацию в соответствии с четко прописанной процедурой, общаясь с ребенком, его родителями и окружением. Изъятие ребенка из семьи – это крайняя мера, к которой прибегают чрезвычайно редко и лишь в исключительных случаях[52][3].

Примечания[править | править код]

  1. Ювенальная юстиция // Педагогический энциклопедический словарь / Гл. ред. Б. М. Бим-Бад.. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2003.
  2. Kaeren M. Hess. Juvenile Justice. — Wadsworth, 2009. — С. 462.
  3. 1 2 Оксана Бондарь. Отнятые дети: так ли страшен шведский черт? (рус.) // Postimees. — 2015. — 17 сентября.
  4. 1 2 3 4 5 Hollander Anna & Michael Tärnfalk. Juvenile Crime and the Justice System in Sweden (англ.) // Law Explorer. — 2017. — 26 февраля.
  5. Allmänna barnhuset. Stadsarkivet.
  6. Svensson, Jan. Fattigvårdens texte: en studie av den socialpolitiska diskursen i Sverige under 1700- och 1800-talet. — 2001. — С. 18-20.
  7. 1 2 Lundstrom T. Tvångsomhandertagande av barn [Compulsory care of children]. — Diss, Stockholms Universitet: Institutionen för socialt arbete, 1993.
  8. Lag om stöd och skydd för barn och unga (LBU). Betänkande av Barnskyddsutredningen. — Stockholm, 2009. — С. 106.
  9. Durrant, Joan E. Attitudes towards physical punishment in Sweden // Children’s Rights: Progress and Perspectives: Essays from the International Journal of Children's Rights. / Freeman, Michael (ed). — Martinus Nijhoff Publishers, 2011. — С. 371. — 527 с.
  10. 1 2 Уважение к личности - со школы (недоступная ссылка). Sweden.ru (28 мая 2018). Дата обращения: 30 мая 2018. Архивировано 29 августа 2018 года.
  11. 1 2 Cato, Mats. När samhället tar ett barn (швед.) // Advokaten. — 2014. — № 1.
  12. Children in Sweden. Sweden.se (16 января 2018).
  13. Socialtjänstlag (SoL) (2001:453).
  14. Lag (1990:52) med särskilda bestämmelser om vård av unga (LVU).
  15. Svensson, Gustav & Staffan Höjer. Placing children in state care in Sweden: decision-making bodies, laypersons and legal framework // Child Welfare Removals by the State: A Cross-country Analysis of Decision-making System / Burns, Kenneth, Tarja Pösö & Marit Skivenes (eds). — Oxford University Press, 2016. — С. 69.
  16. Svensson & Höjer, 2016, с. 78.
  17. 1 2 3 4 Brottsbalk (1962:700).
  18. Jareborg, N. & Zila, J. Straffrättens påföljdslära. [The Sentencing Doctrine in Criminal Justice]. — Stockholm: Norstedts, 2000.
  19. Hols, Karen. Juvenile offenders work off their foul play, The Local (2 сентября 2011).
  20. Svensson & Höjer, 2016, с. 66.
  21. Svensson & Höjer, 2016, с. 68.
  22. Socialstyrelsen. Tillampningen av lagen (1990:52) med sarskilda besttammelser om vard av unga [Application of the law on care of youth]. — Stockholm: Socialstyrelsen (SOFTS 1997: 1 5, Allmanna rad), 1997. — С. 26.
  23. 1 2 Svensson & Höjer, 2016, с. 82.
  24. 1 2 Vård av unga. Sveriges Domstolar (16 февраля 2017).
  25. Svensson & Höjer, 2016, с. 70.
  26. Socialstyrelsen. Statistik om socialtjänstinsatser till barn och unga 2014 (швед) // Socialstyrelsen. — 2015. — Декабрь. Архивировано 19 октября 2016 года.
  27. 1 2 Statistik om socialtjänstinsatser till barn och unga 2018. Socialstyrelsen (21 августа 2019).
  28. 1 2 3 4 Statistics on social services for children and young people 2015 and 2016 (недоступная ссылка). Socialstyrelsen (2 сентября 2017). Дата обращения: 30 мая 2018. Архивировано 24 сентября 2018 года.
  29. Sundell, K., & T. Egelund. Barnavårdsutredningar–En kunskapsöversikt.[Child protection investigation–a review]. — Stockholm: Gothia/CUS, 2000.
  30. Lundén, Karin. Att identifiera omsorgssvikt hos förskolebarn. — Stiftelsen Allmänna Barnhuset, 2004.
  31. Barnhem (швед.) // Wikipedia. — 2018-02-10.
  32. Statistik om socialtjänstinsatser till barn och unga 2018. Socialstyrelsen (21 августа 2018).
  33. Fattigdom fortfarande riskfaktor för att få barn omhändertagna. Socialpolitik (22 февраля 2018).
  34. Svensson & Höjer, 2016, с. 74.
  35. SCB. Sveriges framtida befolkning 2017–2060. — 2017. — С. 5.
  36. Ежегодно в России из кровных семей изымают 300 тысяч детей, но окончательно отбирают только около 3,3 тысяч, Newsru.com (30 мая 2017).
  37. Росстат. Численность населения Российской Федерации по полу и возрасту на 1 января 2017 года.
  38. Stowarzyszenie Polski Komitet Narodowy UNICEF. Populacja dzieci. Dzieci w Polsce.
  39. Glówny Urząnd Statzstyczny. Rodzinna piecza zastępcza w 2017 roku (16 мая 2018).
  40. Glówny Urząnd Statzstyczny. Instytucjonalna piecza zastępcza w 2016 r. (2017).
  41. Anzahl der minderjährigen Kinder in Familien in Deutschland von 2000 bis 2016 (in 1.000). Statista.
  42. Statistisches Bundesamt. Statistiken der Kinder- und Jugendhilfe (2017).
  43. The Fostering Network. Fostering statistics.
  44. Population of the United Kingdom in 2016, by age group. Statista.
  45. Amar, Élise, Françoise Borderies et Isabelle Leroux. [http://drees.solidarites-sante.gouv.fr/IMG/pdf/dt200.pdf Les bénéficiaires de l’aide sociale départementale en 2014] (недоступная ссылка). DREES (2016). Дата обращения: 30 мая 2018. Архивировано 19 августа 2017 года.
  46. Bilan démographique 2017. INSEE.
  47. Kindergulag im Sozialstaat Schweden (нем.) // Der Spiegel. — 1983. — 1 августа (№ 31).
  48. Elmér, Åke. Större andel barn samhällskontrolleras: "Kinder-Gulag" finns i Västtyskland! (швед) // Dagens Nyheter. — 1983. — 15 ноября.
  49. Barngulag (швед.) // Wikipedia. — 2016-07-31.
  50. Татьяна Коровенкова. Социальные службы Швеции отобрали ребенка у журналистки Класковской (рус.) // Салідарнасць  (укр.). — 2013. — 8 февраля.
  51. У россиянки Натальи Петровой в Швеции отобрали детей (рус.) // Gazeta.Spb. — 2011. — 27 января.
  52. Работа социальных служб в Швеции. Русские в Швеции (18 ноября 2012).

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]