Брюсселизация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Новый небоскрёб на фоне средневековых зданий. Башня, изображённая на фото, стоит на месте снесённого памятника — «Народного дома» Виктора Орта

Брюсселизация (фр. Bruxellisation, нидерл. Verbrusseling) в градостроительстве — хаотический подход к реконструкции городов, при которой происходит неконтролируемый массовый снос исторической застройки, замещаемой современными зданиями. Термин, впервые использованный немецкой газетой Frankfurter Allgemeine Zeitung[1], возник в связи с массовым сносом исторической застройки Брюсселя в 1960-х и 1970-х годах.

История[править | править исходный текст]

В 1958 году Брюссель, не успев толком восстановить разрушения 1944—1945 годов, принимал всемирную выставку Expo 58. Городские власти, уверенные в неготовности старого города принять поток посетителей, усугубляемой растущей автомобилизацией, в срочном порядке «решили» транспортную проблему — заасфальтировав бульвары и сняв трамвайные линии с важнейших улиц. В последующие годы строительные компании, поддержанные коммунами (органы местного самоуправления), развернули массовую застройку в районе Северного вокзала (фр.). Под предлогом строительства «города будущего» целые кварталы очищались от населения и застраивались офисными зданиями. Среди снесённых памятников — и застройка XVIII века, и относительно молодой Народный дом (англ.) Викто́ра Орта́, не простоявший и семидесяти лет (снесён в 1965 году). «Реконструкция» Брюсселя отличалась от проведённых в XIX веке перестроек Вены и Парижа (см. Османизация Парижа) не масштабом, но отсутствием единого плана и каких-либо эстетических ограничений на новое строительство.

В официальной трактовке, озвученной послом Бельгии в РФ де Вильмарсом, «согласно этому методу, сохраняется исторический или архитектурный фасад здания, и полностью реконструируется остальная часть. Негативное следствие этой деятельности — одновременный снос значительного количества гостиниц и как результат — временное отсутствие отелей с приемлемыми ценами за обслуживание»[2]. Однако сохранение фасадов (фасадизм (англ.)) — явление достаточно молодое; в 1960-х — 1970-х годах Брюссель строился в бетоне и стекле.

Особенности брюссельской практики[править | править исходный текст]

В Брюсселе 1960-х годов сформировалась массовая практика «добровольного» доведения кварталов до аварийного состояния. Девелоперы умело организовывали слухи о грядущем сносе (фр. chantage au chancre, шантаж разрухой), жильцы съезжали из приговорённых домов, заброшенные дома (скупленные задёшево) в течение нескольких лет приходили в полную негодность. В узком смысле брюсселизация и есть практика «мирного» выселения домов с последующим «естественным» разрушением. Брюссельские спекулянты готовы ждать — исторический дом Presses Socialistes на рю де Сабль (фр.) стоял выселенным двадцать лет. В итоге город заключил с девелопером Montois Partners сделку — девелопер обязуется снести ранее построенную 23-этажную башню Tour Lotto[3] и получает право выстроить на её месте 14-этажную, существенно большей площади (нынешняя Central Plaza)[4], а в награду ему достаётся право «реконструкцию» Presses Socialistes с «сохранением фасада»[5].

Вторая отличительная сторона именно брюссельской практики — закрытость проектной деятельности, отказ от открытых конкурсов и публичного обсуждения проектов. Более половины высотных построек последних десяти лет спроектировано местным бюро Jaspers-Eyers, точно так же вышеупомянутые Montois владеют монопольной долей в собственно девелопменте[6].

Третья особенность Брюсселя — отсутствие интеграции между развитием города и прилегающих территорий. Брюссель — франкоязычный город, окружённый фламандскоязычными землями; между двумя народностями продолжает тлеть конфликт, традиционно именуемый «языковым»[7]. Резолюция Парламентской ассамблеи ЕС № 1772 1998 года зафиксировала одну из современных причин этого конфликта — «внутреннюю эмиграцию» франкоязычных жителей Брюсселя во фламандские пригороды, и ответную реакцию коренного населения и администрации пригородов. Как минимум шесть пригородных коммун Фламандского Брабанта ограничили использование французского языка, в том числе в образовании[8].

Внутри самого Брюсселя власть децентрализована — девятнадцать городских коммун действуют раздробленно. Именно коммуны, а не городская управа, принимают решения о сносе и новых постройках. После того, как в 1993 году решением коммунального уровня было уничтожено охраняемое историческое здание на авеню де Тервюрен (фр.) (так называемое l’affaire du 120), полномочия коммун в отношении охраняемых зданий были ограничены. Суды в связи с этим делом продолжались до 2006 года, в 2007 году проект остаётся незавершенным[9]. Принятые ограничения не изменили положения в городе в целом, так как в Брюсселе под охраной состоит ничтожно малое количество зданий.

Брюсселизация в культуре[править | править исходный текст]

В 1992 году в серии бельгийских графических романов «Туманные города» (фр. Cités Obscures) авторов Франсуа Скуйтена (Francois Schuiten) и Бенуа Петерса (Benoît Peeters) вышла книга Brüsel. Действие серии происходит в вымышленном мире, который, однако, во многом напоминает Брюссель. Реконструкция города Brüsel в конечном итоге вызывает природный катаклизм, и город гибнет. В предисловии к книге подробно изложена история брюсселизации настоящего, а не вымышленного Брюсселя.

Примечания[править | править исходный текст]