Будулай

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Будулай
Budulay.jpg
Михай Волонтир в роли Будулая
Исполнитель роли

Евгений Матвеев
Михай Волонтир
Отар Мегвинетухуцеси

Создатель

Анатолий Калинин

Информация
Прозвище

Русский цыган

Пол

мужской

Возраст

старше сорока

Род занятий

демобилизованный военный

Звание
Лейтенант
Прототип

см.

Семья
Супруг(а)

жена Галя (погибла в июле 1942 г. близ станицы Раздорской)

Дети

сын Иван Пухляков (погиб при обороне Белого дома в 1993 г.)

Отношения

Клавдия Петровна Пухлякова

Будула́й Рома́нов — вымышленный цыган, главный герой романа писателя Анатолия Калинина, воплощённый на экране актёрами театра и кино Евгением Матвеевым, Михаем Волонтиром и Отаром Мегвинетухуцеси в художественных фильмах и сериалах производства СССР и России. Олицетворяет собой обрусевшего цыгана, проникшегося чувствами к донской казачке, который даже будучи ветераном Великой Отечественной войны и в высшей степени заслуженным человеком, подвергается нападкам со стороны представителей титульной национальности. Книги о приключениях цыгана Будулая издавались огромными тиражами, выходили они в том числе и за рубежом — в Великобритании, Германии, Югославии, Китае, во Франции, Вьетнаме. Первая экранизация романа с Евгением Матвеевым в заглавной роли снималась на Дону и вышла в 1967 году. В 1979 году, на экраны страны вышла вторая экранизация романа с Михаем Волонтиром, также снимавшаяся на Дону. В 1985 году тот же Волонтир снялся в фильме «Возвращение Будулая», который является продолжением картины 1979 года. В середине 1990-х вышел четырёхсерийный фильм «Будулай, которого не ждут» с Отаром Мегвинетухуцеси в главной роли[1].

Краткая биографическая справка[править | править вики-текст]

Будулай — мужчина предпенсионного возраста, странствующий по просторам Советского Союза в послевоенные годы. Он — фронтовик и человек, много повидавший на своём веку.

До войны Будулай был женат и работал кузнецом. После гибели его жены в 1942 году под траками немецкого танка он, вместе с другими добровольцами с хутора Приваловского, поступил на военную службу в конницу Красной Армии и сражался с немцами до самой Победы. Он нёс службу в рядах 5-го донского кавкорпуса[Прим. 1], с которым прошёл от Терека до Австрийских Альп, проехав в казачьем седле по астраханской, терской, кубанской, донской, азовской, украинской, молдавской, румынской и венгерской земле, от Володина кургана под Астраханью, через Кизляр, Ага-Батыр, камыши Кугейского лимана под Азовом, Корсунь-Шевченковский котёл, Карпаты, Бухарест, Ойтозское ущелье, неспокойные воды Дуная. Брал Ростов и Будапешт. Как и подобает офицеру-разведчику из гвардейского соединения, на счету Будулая неисчислимое количество дней и ночей, проведённых в разведке, и выполненных сложнейших боевых задач.

Полковник в отставке, почётный сотрудник госбезопасности, ветеран внешней контрразведки КГБ СССР Станислав Лекарев в своей статье отмечает, что Михай Волонтир в роли Будулая создал весьма яркий образ цыганского батальонного разведчика. «Будулай, — пишет Лекарев, — стал наиболее ярким воплощением таких качеств разведчика как смелость, преданность, боевая смекалка, умение ориентироваться в сложной обстановке и мгновенно принимать самостоятельные и единственно правильные решения. Он с лёгкостью справлялся со своими специфическими и порой деликатными обязанностями, и у зрителя никогда не возникало сомнения в том, что он был ас в разведке своего батальона»[2].

Как ветеран Великой Отечественной, Будулай награждён орденами и медалями:

Боевые награды Боевые награды
В романе (1960)
Орден Красного Знамени Орден Славы
Медаль «За взятие Будапешта»
Остальные награды не уточняются
В фильме «Цыган» (1979)
Орден Красной Звезды Орден Отечественной войны
Медаль «За отвагу» Медаль «За боевые заслуги» Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

По окончании войны Будулай возвращается на Донскую землю. После того, как странствия приводят его в донской хутор Вербный, он проникается отцовскими чувствами к местному мальчику Ване, который, как позже выясняется, действительно оказывается его сыном. В свободное время Будулай играет на семиструнной гитаре и питает особую любовь к лошадям — в бытность разведчиком, в ходе освобождения Румынии он, по слухам, увёл коня из конюшен румынского короля Михая I, за что его непосредственный командир был вынужден краснеть на ковре у маршала Фёдора Толбухина. Впрочем, сам Будулай всегда отрицал свою причастность к этой полушутливой истории, и в целом негативно относился к подобного рода славе, считая, что она лишь укрепляет устоявшийся стереотип, что каждый цыган — это конокрад и бездельник.

Прототип персонажа и цыганский колорит романа[править | править вики-текст]

Воспоминания Анатолия Калинина показывают, что у книги и фильмов была фактическая основа. Военное прошлое главного героя — одна из двух ключевых линий сюжета романа «Цыган». И в данном ключе очень важно, что автор указал реальную фамилию[3]:

« Образ Будулая появился у меня в тот момент, когда командир казачьего корпуса Селиванов привел меня в госпиталь, где вручали орден Красной Звезды цыгану-разведчику Ищенко. Тогда я еще не знал, что буду писать роман «Цыган»… А до этого, когда мы отступали под Малой Белозеркой, я видел цыганскую раздавленную кибитку. Мне рассказали, что какая-то украинская женщина взяла оставшегося в живых младенца… Потом, когда я переехал в Пухляковку, через некоторое время здесь поселился кузнец-цыган. Звали его Иваном Васильевичем, жену Галей, а младшего брата — Будулаем. Это имя Будулай-Будулай-Будулай — как музыка. Будулай любил играть на балалайке. А его племянница-красавица в это время ходила по кругу и танцевала.
Анатолий Калинин
»

Имя и отчество этого фронтовика, на данный момент, пока ещё не восстановлены[Прим. 2]. Историк и цыгановед Николай Бессонов после тщательного изучения романа приходит к выводу, что вероятнее всего, литературный Будулай относился к сэрвской этногруппе[4], хотя, если судить по его имени и описанию табора, то герой повести был влахом. Впрочем, как уверен Бессонов, Анатолий Калинин не разбирался в таких тонкостях. И если русская часть книги написана с большим знанием реальной жизни, то цыганская — крайне поверхностна.

«Конечно, — пишет Бессонов, — книга неровная, и всё, что написано о внутренней жизни цыган — в частности, об истинных цыганских обычаях, языке, и о таборной психологии — это штампы русского восприятия», однако, тему «цыгане и война», по словам Бессонова, писатель раскрыл, причём ярко и талантливо. По его убеждению, можно относиться с полным доверием ко всем сценам, где говорится о военном прошлом Будулая. Писатель, который сам фронтовик, честно отразил боевые заслуги цыганских мужчин. Литературный Будулай, как следует из романа, служил в разведке и дослужился до лейтенанта. В ходе работы над документальной книгой Бессонов нашёл сведения о десятках цыган-разведчиков, в том числе и офицеров. В послевоенное время никто не сомневался в патриотизме цыганского населения. У многих фронтовиков были сослуживцы-цыгане. «Это скорее тенденция современности, — с сожалением констатирует Бессонов, — что современные журналисты нередко пишут пакостную для ветеранов-цыган фразу: „У них один только Будулай воевал — да и то в кино“. А сразу после победы простые люди не воспринимали кочевых цыган в гимнастёрках как обманщиков. Слишком свежи были воспоминания о боевом братстве»[5].

Калинин поведал в одном из интервью, что имя персонажа было позаимствовано от одного молодого цыгана, которого Калинин уже после войны видел в своём хуторе разъезжающим в красной рубашке на велосипеде. «Но сходство с прототипом книжного героя ограничивается именем. Внешность, поступки, судьба Будулая из романа „Цыган“ совершенно другие. Это собирательный образ», — пишет обозреватель газеты «Труд» Людмила Карамышева[6].

Литературная критика[править | править вики-текст]

В повести мимоходом сказано, что табор, из которого ушел Будулай, решил осесть на донской земле. Мы не только не знаем жизни этого табора, мы никого из таборных цыган не видели в глаза. Примерное представление о жизни этого сообщества людей мы можем почерпнуть только из отрывочных воспоминаний Будулая, который рассказывал Ване, как долго ему пришлось уговаривать соплеменников бросить кочевой образ жизни, — отмечает литературный критик Николай Далада[7].

Постоянный автор журнала «Новый мир» Владислав Сурвилло пишет в своей рецензии на тогда ещё повесть «Цыган», что главный её герой — цыган Будулай, демобилизованный лейтенант Советской Армии — душевный и благородный человек, не стеснённый ни национальными, ни социальными предрассудками — начинает борьбу с дикими таборными порядками, с попрошайничеством, воровством, невежеством и добивается перелома — цыгане идут к колхозному начальству с просьбой принять их в колхоз[8].

Как отмечает заместитель главного редактора журнала «Молодая гвардия» Вячеслав Горбачев, роман «Цыган» писался Анатолием Калининым необычно долго. Сначала он задумывался как повесть, и то, что позднее стало первой частью романа, было опубликовано в журнале «Огонёк» ещё в 1961 году. В редакцию журнала приходили многочисленные письма от трудовых коллективов и читателей с настойчивыми просьбами и даже требованиями о возвращении Будулая[9]. В результате, через семь лет были написаны вторая и третья части романа, а через некоторое время и четвёртая. Последняя, девятая часть романа, вышла в московском издательстве «Вече» в 2011 году уже после смерти писателя[10]. Роман обрёл композиционное завершение, а вместе с новым материалом получил и острую социальную направленность. Анатолий Калинин представил в романе не судьбу одного человека, а судьбу народа в поворотный момент его истории. «И Будулай ищет свое счастье не в одиночестве, а в близости со своим цыганским народом, — продолжает Горбачев, — вывод, который делает Будулай, итожа свои многолетние ошибки, прозрения и открытия, не оставляет сомнений в правильности выбранного пути: „Если такие цыгане, как ты, Будулай, — говорит он себе, — сами не побеспокоятся о судьбе своей и своих детей, никто другой — ни русские, ни какие-нибудь иные люди не сделают это за них“»[11].

Фильмы, телесериалы, театральные спектакли и опера[править | править вики-текст]

Роману Анатолия Калинина суждена была большая популярность, особенно после ряда экранизаций. Советским зрителям, а особенно зрительницам, полюбился мужественный благородный Будулай[5]. Первой экранизацией романа «Цыган» стал фильм советского кинорежиссёра Евгения Матвеева. Как отмечает исследователь отечественной киноистории Фёдор Раззаков, Матвеев начал снимать картину по роману в 1966 году, причем работал над ней не только как режиссёр, но и как актёр. Он взял себе главную роль — Будулая, а на главную женскую роль Клавдии пригласил Людмилу Хитяеву. Премьера фильма состоялась 13 июля 1967 года в Москве при огромном стечении публики. По итогам опроса, проводимого журналом «Советский экран», актёрские работы Матвеева и Хитяевой были названы в числе лучших за 1967 год. Однако были у этого фильма и хулители. Так, Лев Кассиль сказал про фильм «Цыган» дословно следующее: «Сопли с порохом»[Прим. 3]. По мнению же самого Раззакова, как артист, Матвеев чудом восстановил на экране провинциальную мелодраму древних времён[12].

Вторая экранизация вышла на экраны в 1979 году. К слову сказать, съёмки этой картины долгое время откладывались из-за того, что её создатели не могли подобрать подходящего актёра на роль Будулая. Пробовались Николай Сличенко и Армен Джигарханян, но даже они не соответствовали режиссёрскому видению образа. И тогда исполнительница главной женской роли, актриса Клара Лучко, на кандидатуре которой настоял лично Анатолий Калинин[Прим. 4], показала режиссёру Александру Бланку фото Михая Волонтира, с которым она ранее работала вместе. Исполняемые роли главного героя и главной героини, — вспоминает Лучко, — переросли не просто в дружбу между, которая может быть между мужчиной и женщиной, а почти что в семейные отношения. Впоследствии, их отношения продлились до самой смерти Клары Лучко в 2005 г[13].

Images.png Внешние изображения
Михай Волонтир у наковальни
Image-silk.png Фотография из архива РИА «Новости»

В фильме Будулай проводит много времени в сельской кузнице. В беседе с корреспонденткой журнала «Театр» Михай Волонтир поведал, что хоть и вырос в селе, но до работы над этим фильмом ему не случалось постоять у горна. А сцена в кузнице была очень важна для раскрытия характера Будулая. На Дону, в станице Пухляковской, где проходили съёмки фильма, Волонтира познакомили с кузнецом — дядей Костей. У него-то Волонтиру и предстояло за очень короткий срок обучиться кузнечному делу. Михай Ермолаевич садился на мотоцикл в четыре часа утра и мчался к своему наставнику. Этот самый дядя Костя, по словам Волонтира, помог ему раскрыть новые грани характера его героя. Чтобы отблагодарить этого человека, он выковал ему маленькую подкову со своим киноавтографом — «Будулай»[14].

Вторая экранизация превзошла по своему успеху первую. Проследить, «что там сегодня у Клавки с Будулаем» ежедневно собиралась почти вся станица, в которой снимали фильм[15]. Исполнителя роли Будулая, актёра Михая Волонтира, называли «главным цыганом России». Письма, адресованные Михаю Волонтиру, были помечены фразой: «Кино. Будулаю»[16]. По мнению обозревателя журнала «Огонёк» Валерия Чумакова, роль вольного цыгана Будулая стала вершиной актёрской карьеры Михая Волонтира[17].

Примечательно, что изначально по сценарию Будулай погибал в конце фильма, но Михай Волонтир предвидел будущий успех фильма, а потому попросил режиссёра «не убивать» своего героя. С ним неожиданно согласился и автор романа Анатолий Калинин. Стараниями Михая Ермолаевича в сценарий внесли соответствующие изменения, и Будулай остался жив[16].

В середине 1990-х вышел четырёхсерийный фильм «Будулай, которого не ждут» с Отаром Мегвинетухуцеси в главной роли, который представил характерную для того времени «чернушную» версию биографии Будулая. Постановщик превратил героя-фронтовика в зека, возвратившегося после 10-летней отсидки.

Опера «Цыган». Партию Будулая исполняет заслуженный артист России Пётр Макаров. В одном из своих интервью Макаров признался, что партия Будулая — одна из его любимейших[18]

Ростовский композитор Леонид Клиничев написал по мотивам романа Анатолия Калинина одноимённую романтическую оперу в двух актах и четырёх картинах. Действие оперы перенесено в дни сегодняшние, чему долгое время противился создатель романа. Будулай в ней предстаёт ветераном-афганцем. Образ Будулая в опере — это образ одинокого странника, скитальца, который, — как отмечает кандидат искусствоведения, доцент Ростовской государственной консерватории (академии) им. С. В. Рахманинова Наталья Мещерякова, — словно бы отделяет его от других персонажей, а ореол правдолюбца, искателя истины «приподнимает» его над окружением. Он является чем-то сродни ораториальному герою, и вместе с тем, в нём присутствуют отголоски типичного романтического образа Старого Цыгана из оперы Сергея Рахманинова «Алеко» — он свободен от трагической коллизии «Один против всех», свойственной иным романтическим персонажам. Вместо этого, он всенародный герой, который становится воплощением романтического долга, а его этос возвышается до уровня античных трагедий. Надо отметить, что Клиничев долго шёл к созданию этой оперы, работа над которой началась для него ещё в 1974 г., и продолжалась более тридцати лет[19]. С Анатолием Калининым композитор Леонид Клиничев познакомился в середине 80-х годов. Тогда он закончил балет «Тихий Дон» и привёз отрывки Калинину, которому понравилось услышанное, и он согласился на создание музыкального произведения по мотивам своего романа. Нельзя сказать, что их партнёрство на этой ниве было гладким. У Клиничева было три варианта оперы «Цыган»: камерный, большой и окончательный, доработанный уже в 2002 году. Во время написания оперы композитор часто ездил к Калинину. «Были моменты, когда Калинин хотел поправить литературный текст, но у оперы свои законы. Приходилось менять слово в ущерб литературе», — признался позже Клиничев. Некоторые сцены приходилось переписывать по двадцать раз, а потом и вовсе отказываться от них[20]. Премьера оперы состоялась весной 2005 года. Писатель Анатолий Калинин так охарактеризовал оперу: «Опера „Цыган“ уже не мой роман. Это музыкальный роман Клиничева». По мотивам «Цыгана» Клиничевым была также написана большая оркестровая сюита для итальянского оркестра[21].

В более раннем театральном спектакле «Цыган», ставившемся на ростовской театральной сцене, роль Будулая исполняли Народный артист России, лауреат Государственной премии РСФСР им. Станиславского Николай Провоторов[22] и народный артист СССР Михаил Бушнов.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Во время войны Анатолий Калинин, будучи прикомандированным военным корреспондентом «Комсомольской правды», провёл много времени в Донском казачьем корпусе. Уже в мирное время ему всё так же хотелось жить среди своих сослуживцев, поэтому он и переехал со своей семьёй на Дон, и «казачья» тематика нашла такое широкое отражение в его творчестве.
  2. Ищенко — довольно распространённая украинская фамилия, и по данным ОБД «Подвиг народа», количество награждённых «орденом Красной Звезды» в одной только категории офицерского состава «лейтенант» (от младшего до старшего) превышает двести человек. Общее количество людей с фамилией Ищенко, награждённых данным орденом — семьсот девяносто четыре человека.
  3. Соответствующая запись встречается в дневнике его знакомого — режиссёра Г. М. Козинцева (запись от 5 января 1968 года).
  4. Согласно рассказам родственников режиссёра, Александр Бланк не хотел брать Клару Лучко на роль Клавдии. Но она была профсоюзным лидером «Мосфильма» и любила романтические образы. Кроме того, на кандидатуре Лучко настоял лично Калинин. До этого актриса играла в Театре киноактёра в спектакле по его книге «Суровое поле» и очень понравилась писателю. Его не смутило даже то, что книжной Клавдии было всего сорок лет, а актрисе Кларе Лучко уже было почти шестьдесят.

Источники[править | править вики-текст]

  1. Борзенко В. В последних снах он видел Будулая… // АиФ на Дону : Газета. — М.: Издательского дом «Аргументы и факты», 2008. — № 25 (737). — С. 18.
  2. Лекарев С. Цыганская разведка // Аргументы недели : Социально-аналитический еженедельник. — М.: ЗАО «СВР-Медиапроекты», 2007. — № 33 (67).
  3. Денисенко М. Как сложилась судьба Будулая (HTML). Статья. Советская Белоруссия (15 сентября 2001). Проверено 6 мая 2012. Архивировано из первоисточника 17 июня 2012.
  4. Бессонов Н. В. Биографии воевавших цыган // Цыганская трагедия 1941—1945: Факты, документы, воспоминания; Том 2. Вооружённый отпор / под редакцией Л. Н. Черенкова; Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачёва. — Научное издание. — СПб.: Издательский дом «Шатра», 2010. — С. 337. — 375 с. — 1 тыс, экз. — ISBN 978-5-86443-161-0.
  5. 1 2 Бессонов Н. В. Анализ отрывков военной биографии Будулая из повести Анатолия Калинина «Цыган» (HTML). Литература. Цыгане России. Проверено 27 марта 2012. Архивировано из первоисточника 17 июня 2012.
  6. Карамышева Л. Душа в полёт просится // Труд : Газета. — М.: ЗАО «Издательский дом „Труд“», 2006. — № 152.
  7. Далада Н. Глава пятая // Корни, которые не умирают: о творчестве Анатолия Калинина. — М.: Московский рабочий, 1965. — С. 131—181. — 194 с.
  8. Сурвилло В. К вопросу о наследственности // Новый мир : Литературно-художественный и общественно-политический журнал. — М.: Изд-во «Известия», 1964. — № 7. — С. 220. Тираж — 124 тыс. 66 экз. — ISSN 0130-7673.
  9. Воронов В. Вернётся ли Будулай? // Огонёк : Еженедельный общественно-политический и литературно-художественный журнал. — М.: Изд-во «Правда», 1961. — № 12 (1761). — С. 14. Тираж — 1 млн. 900 тыс. экз.
  10. Калинин А. Цыган. — М.: Изд-во «Вече», 2011. — 576 с. — (Сделано в СССР. Народная эпопея). — 5 тыс, экз. — ISBN 978-5-9533-5408-0.
  11. Горбачёв В. О прозе Анатолия Калинина // Сражается слово: о гражданственности литературы. — М.: Изд-во «Современник», 1982. — С. 63. — 365 с.
  12. Раззаков Ф. И. Евгений Матвеев // Чтобы люди помнили. — М.: ЭКСМО, 2004. — С. 387. — 765 с. — ISBN 978-5-6990-6234-8.
  13. Марченко О. «Iмена» з Оксаною Марченко: Клара Степанiвна Лучко  (укр.) // 2000: Держава : Еженедельник. — К.: Газетный комплекс «Интернет-медиа», 2003. — № 33(183). — С. В3. Тираж — 52 тыс. 100 экз.
  14. Евладова Л. Михай Волонтир: Подкова на счастье // Комитет по делам искусств СССР. Театр : Ежемесячный журнал драматургии и театра. — М.: Издательство «Известия», 1984. — № 9-12. — С. 87. Тираж — 31 тыс. 270 экз. — ISSN 0131-6885.
  15. Кулько В. Будулаи всея Руси // Газета по-киевски. — К.: Медиагруппа «ПрессЦЕНТР», 30 июля 2007.
  16. 1 2 Самоделова С. Цыган с выходом // Московский комсомолец : Газета. — М.: Издательский дом «Московский комсомолец», 2 мая 2006.
  17. Чумаков В. Возвращение Волонтира // Огонёк : Общенациональный еженедельный иллюстрированный журнал. — М.: Редакция журнала «Огонёк», 2004. — № 52 (4862). — С. 60. Тираж — 50 тыс. экз. — ISSN 0131-0097.
  18. Тимошенко Т. Петр Макаров: «Режиссер без актера не режиссер, актер без режиссера не актер» (HTML). Проба пера. Ростовская государственная консерватория имени С. В. Рахманинова (12 апреля 2012). Проверено 7 мая 2012. Архивировано из первоисточника 17 июня 2012.
  19. Мещерякова Н. Цыган Леонида Клиничева или новый триумф романтической оперы // Южно-Российский музыкальный альманах : Издание Ростовской государственной консерватории (академии) им. С. В. Рахманинова. — Ростов н/Д: РГК, 2007. — № 3. — С. 53-58.
  20. Волкова А. Композитор Леонид Клиничев пишет оркестровую сюиту по мотивам произведений Анатолия Калинина (HTML). Культура. ГТРК Дон-ТР (22 августа 2006). Проверено 7 мая 2012. Архивировано из первоисточника 17 июня 2012.
  21. Соколова А. А. Песнь о России (К 70-летию Л. П. Клиничева) // Южно-Российский музыкальный альманах : Издание Ростовской государственной консерватории (академии) им. С. В. Рахманинова. — Ростов н/Д: РГК, 2008. — № 6. — С. 176—181.
  22. Василевская Т. А. Большая кубанская энциклопедия: Библиографический энциклопедический словарь. — 2-е издание. — Краснодар: Центр информационного и экономического развития печати, телевидения и радио Краснодарского края, 2005. — Т. I. — ISBN 5-7164-0528-2.