Медицинская антропология

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Медицинская антрополо́гиянаучная дисциплина[1] социально-культурной направленности, представляющая собой комплекс знаний о медицинских системах, существовавших и существующих в разных обществах, о традициях врачевания и их формах, о восприятии и переживании состояний здоровья и болезни представителями различных социумов, о вариантах сохранения здоровья человеком в культурном контексте медицинских практик, о разнообразных социокультурных аспектах создания медицинских знаний[2]. Медицинская антропология находится на стыке антропологии и медицины, поэтому она представляет собой как фундаментальную, так и прикладную дисциплину. Также может быть охарактеризована как междисциплинарная область знаний, поскольку входит в сферу интересов специалистов самых разных профилей: антропологов, психологов и психиатров, историков, представителей медицинских наук и т.д. Исходно связана с социологией, гендерными исследованиями, фактически включает в себя в качестве составной части этномедицину, примыкает к психологической антропологии и антропологии сознания. На Западе активно развивается с 1970-х годов (преимущественно в США и Великобритании), в России представлена незначительно: в 2005 году в составе Центра междисциплинарных исследований ИЭА РАН была создана научно-исследовательская группа медицинской антропологии. Медицинская антропология получает всё большее распространение в условиях современных полиэтничных обществ, представители которых зачастую принадлежат к разным культурным сообществам со своими собственными, иногда весьма специфическими представлениями о здоровье и болезни, о теле, о гигиене и о способах лечения.

Народная медицина и медицинские методы[править | править исходный текст]

В XX веке концепция популярной медицины или народной медицины получила широкую известность как среди медиков, так и среди антропологов. Врачи, антропологи и медицинские антропологи использовали эти термины для описания средств, которые применялись при оздоровительных процедурах жителями сельской местности в Европе или Латинской Америке без участия медицинских профессионалов. Эти термины также употреблялись для описания оздоровительных практик аборигенов в различных частях мира с особым упором на их этноботанические познания, которые стали базисом для выделения алкалоидов и активных фармакологических элементов. Кроме того, изучение ритуалов, связанных с народными целительскими практиками, бросило вызов западной системе психопатологических категорий и отношениям науки и религии, принятым на Западе. Медики не пытались превратить народную медицину в антропологическую концепцию, скорее они стремились создать научно обоснованную медицинскую концепцию, которую можно было бы использовать, чтобы очертить культурные рамки биомедицины[3][4].

Концепция «народной медицины» обсуждалась профессиональными антропологами в первой половине двадцатого столетия при демаркации магических практик, медицины и религии и при исследовании роли и значения народных целителей и их методов самолечения. Они воспринимали народную медицину как специфическую культурную особенность некоторых сообществ, отличную от общепринятых правил биомедицины. Если бы в каждой культуре была выявлена собственная своеобразная народная медицина, базирующаяся на культурных особенностях, то можно было бы установить существование столь же большого количества медицинских систем, что и количество культур, и в дальнейшем развивать сравнительные исследования этих систем. Те медицинские системы, в которых не было обнаружено синкретических особенностей европейской народной медицины, получили название примитивной медицины или медицины дотехнической эпохи (pretechnical medicine) в зависимости от того, относились ли они к современным аборигенным культурам или к культурам, существовавшим до эпохи Классической Греции. Медицинские системы с задокументированными методами (традиционная тибетская медицина, традиционная китайская медицина, аюрведа) иногда назывались систематическими (systematic medicines). Сравнительное изучение систем оказания медицинской помощи известно под названием этномедицина или же, если предметом изучения служит психопатология, под названием этнопсихиатрия.

Согласно этой концепции, медицинские системы следует рассматривать как специфический продукт культурной истории каждой этнической группы. Научная биомедицина представляет собой одну из множества медицинских систем и на этом основании может рассматриваться как форма культуры, служащая самостоятельным объектом исследования. Такая точка зрения, базирующаяся на присущем культурной антропологии культурном релятивизме, способствовала обсуждению следующих фундаментальных вопросов в ходе медицинской и психиатрической полемики:

  1. сравнительное влияние генотипических и фенотипических факторов применительно к индивиду и определённым формам патологии, в особенности психиатрической и психосоматической.
  2. влияние культуры на общепринятые представления о нормальном, патологическом и ненормальном.
  3. сравнительное исследование универсальности нозологических категорий биомедицины и психиатрии применительно к различным культурам.
  4. идентификация и описание болезней, свойственных отдельным культурам и ранее не описанных клинической медициной. Они известны как «этнические расстройства», а также под более современным названием «культурно-ограниченные синдромы», к которым относятся амок, виндиго, нервная анорексия, зар, вакама, ощущение сердца, аванга, латах, коро, сусто, предменструальный синдром в западных обществах[5].

Начиная с конца XX столетия, медицинские антропологи привержены гораздо более утончённому осмыслению проблемы культурных репрезентаций и социальных практик, связанных со здоровьем, болезнью, медицинской помощью и уходом. Они выработали понимание универсального подхода с чрезвычайно разнообразными локальными формами осуществления процедур.

Прикладная медицинская антропология[править | править исходный текст]

В США, Канаде, Мексике и Бразилии антропология и медицина первоначально пересекались при осуществлении программ здравоохранения для этнических и культурных меньшинств, а также при количественной и этнографической оценке медицинских учреждений (больниц и психиатрических лечебниц) и оказания первой помощи. При осуществлении программ здравоохранения необходимо было решить проблемы, возникавшие в ходе создания систем медицинской помощи для сложной мозаики этнических групп. Этнографическая оценка включала анализ межклассовых конфликтов внутри учреждений, приводивших к нежелательным последствиям для их административной реорганизации и исходных целей, в особенности в отношении конфликтов между докторами, медицинскими сестрами, вспомогательным персоналом и административным персоналом. Этнографические отчёты свидетельствуют о том, что упомянутые межклассовые конфликты непосредственно определяют терапевтические критерии и оздоровительные процедуры. Кроме того, эти отчёты способствуют выработке новых методологических критериев для оценки нововведений, производимых в ходе реформирования здравоохранения.

Этнографические наблюдения усилили критическое отношение к сложившейся в западных странах системе медицинской помощи и в значительной степени способствовали деинституционализации психиатрии и социальной помощи в целом, в результате чего в отдельных странах (например, в Италии) произошло переосмысление руководящих принципов в сфере медицинской помощи[6].

Эмпирические ответы на эти вопросы вовлекли антропологов во многие сферы деятельности, в том числе: реализация международных и государственных программ здравоохранения в развивающихся странах, оценка влияния социальных и культурных особенностей в эпидемиологии определённых форм психиатрической патологии (транскультуральная психиатрия); изучение культурной сопротивляемости инновациям в терапевтической практике и медицинском уходе; изучение традиционных целителей, знахарей и повитух, которые могут выполнять функции санинструкторов (так называемые «босоногие доктора» [7]).

Перспективы развития медицинской антропологии[править | править исходный текст]

В настоящее время исследования в сфере медицинской антропологии являются одним из наиболее динамично развивающихся направлений антропологии, в котором продолжается процесс специализации. По этой причине перспективы дальнейшего развития служат предметом дискуссии. В целом можно выделить пять основных областей:

  • развитие систем медицинского знания и медицинской помощи
  • отношения между доктором и пациентом
  • интеграция альтернативных медицинских систем в культурно неоднородном окружении
  • взаимодействие социальных, экологических и биологических факторов в свете их влияния на здоровье и заболеваемость населения
  • воздействие биомедицины и биомедицинских технологий на незападные общества

Кроме того, глобальное значение для медицинской антропологии имеют вопросы насилия и социального страдания (social suffering[8][9]), а также другие вопросы, затрагивающие физический и психологический урон и страдание, которые не вызваны болезнями. С другой стороны, ряд дисциплин пересекается с медицинской антропологией при разработке исследовательской методологии и теоретизировании: культуральная психиатрия и транскультуральная психиатрия (этнопсихиатрия).

См. также[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Aguirre Beltran, G. (1986) Antropologia Médica. México, La Casa Chata.
  • Albretch GL, Fitzpatrick R Scrimshaw S, (2000) Handbook of Social Studies in Health and Medicine. London, Sage.
  • Anderson, Robert (1996) Magic, Science and Health. The Aims and the Achievements of Medical Anthropology. Fort Worth, Harcourt Brace.
  • Baer, Hans, Singer, Merrill, & Susser, Ida (2003)Medical Anthropology and the World System. Westport, CT, Praeger.
  • Boixareu, RM (ed.) (2008) De la antropología filosófica a la antropología de la salud. Barcelona, Herder.
  • Brown PJ, ed.(1998) Understanding and Applying Medical Anthropology. Mountain View.
  • Comelles, Josep M.; Dongen, Els van (eds.) (2002). Themes in Medical Anthropology. Perugia: Fondazione Angelo Celli Argo.
  • Dongen, Els; Comelles, Josep M. (2001). Medical Anthropology and Anthropology. Perugia: Fondazione Angelo Celli Argo.
  • Dougherty, Molly C., & Tripp-Reimer, Toni (October 1985), "«The Interface of Nursing and Anthropology»", Annual Review of Anthropology Т. 14: 219–41, DOI 10.1146/annurev.an.14.100185.001251 
  • Ember, Carol R., & Ember, Melvin (editors), ed. (2004), «Encyclopedia of Medical Anthropology: Health and Illness in the World's Cultures», New York: Kluwer Academic/Plenum Publishers, ISBN 0-306-47754-8, <http://books.google.com/?id=nrMRezmNrPcC&printsec=frontcover&dq=%22Encyclopedia+of+medical+anthropology%22&cd=1#v=onepage&q&f=false> 
  • Geest, Sjaak van der; Rienks, Ari (1998) The Art of Medical Anthropology. Readings. Amsterdam, Het Spinhuis. Universiteit van Amsterdam.
  • Good, Byron, Michael M. J. Fischer, Sarah S. Willen, Mary-Jo DelVecchio Good, Eds. (2010) A Reader in Medical Anthropology: Theoretical Trajectories, Emergent Realities. Malden, MA: Wiley-Blackwell.
  • Gray, A y Seale, C (eds.) (2001) Health and disease: a reader. Buckingham-Philadelphia, PA, Open University Press.
  • Hahn, Robert A. and Marcia Inhorn (eds.) (2010) Anthropology and Public Health, Second Edition: Bridging Differences in Culture and Society.Oxford University Press
  • Helman, Cecil (1994) Culture Health and Illness. An Introduction for Health Professionals. London: Butterworth-Heinemann (new Fifth ed.).
  • Janzen JM (2002) The Social Fabric of Health. An Introduction to MedicalAnthropology, New York, McGraw-Hill.
  • Johnson, Thomas; Sargent, C. (comps.) (1992), Medical Anthropology. Contemporary Theory and Method (reedition as Sargent i Johnson, 1996). Westport, Praeger.
  • Littlewood, Roland and Maurice Lipsedge (1989) Aliens and Alienists: ethnic minorities and psychiatry, London, Unwin.
  • Landy, David (editor) Disease, and Healing: Studies in Medical Anthropology. New York: Macmillan.
  • Lock, M & Nguyen, Vinh-Kim (2010) An Anthropology of Biomedicine, Wiley-Blackwell.ISBN 978-1-4051-1072-3
  • Loudon, J.B. (Editor). (1976) Social Anthropology and Medicine. A.S.A. Monograph 13. London & New York: Academic Press.
  • Loustaunan MO, Sobo EJ. (1997) The Cultural Context of Health, Illness and Medicine. Westport, Conn.: Bergin & Garvey.
  • Martínez-Hernáez, A. (2008) Antropología médica. Teorías sobre la cultura, el poder y la enfermedad. Barcelona: Anthropos.
  • Menéndez, Eduardo L. (2002) La parte negada de la cultura. Relativismo, diferencias y racismo. Barcelona: Bellaterra
  • Nichter, Mark. (2008) 'Global health : why cultural perceptions, social representations, and biopolitics matter' Tucson: The University of Arizona Press.
  • Pool, R and Geissler, W. (2005). Medical Anthropology. Buckingham: Open University Press.
  • Pizza, G. (2005) Antropologia medica. Saperi, pratiche e politiche del corpo. Roma: Carocci
  • Romannucci-Ross L, Moerman DE, Tancredi LR. (1991) The Anthropology of Medicine. From Culture to Method. (2nd ed. 1996) New York: Bergin & Garvey.
  • Samson C. (1999) Health Studies. A critical and Cross-Cultural Reader. Oxford, Blackwell.
  • Singer, Merrill and Baer, Hans (2007) Introducing Medical Anthropology: A Discipline in Action. Lanham, AltaMira Press.
  • Trevathan,W, Smith,EO, McKenna JJ (1999) Evolutionary Medicine: an interpretation in evolutionary perspective. Oxford University Press
  • Trevathan,W, Smith,EO, McKenna J (2007) Evolutionary Medicine and Health: New Perspectives. Oxford University Press.
  • Young, Allan (March 1976) Some implications of medical beliefs and practices for Social Anthropology. American Anthropologist. 78 (1) 5-24.
  • Wiley, AS (2008) Medical anthropology: a biocultural approach. University of Southern California

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН/Группа медицинской антропологии
  2. Российский государственный гуманитарный университет/Медицинская антропология
  3. Comelles, J. M (1996), "Da superstizioni a medicina popolare: La transizione da un concetto religioso a un concetto médico (From superstition to folk medicine: The transition from a religious concept to a medical concepts)" (in Italian), AM. Rivista Italiana di Antropologia Medica (Journal of the Italian Society for Medical Anthropology) 1-2: 57–8
  4. Charuty, G (1997), "L'invention de la médecine populaire (The invention of folk medicine)", Gradhiva 22: 45–57
  5. Мацумото Д. Психология и культура. – СПб., 2002. ISBN 5-93878-064-0
  6. Medical anthropology: regional perspectives and shared concerns / edited by Francine Saillant and Serge Genest. Blackwell Publishing Ltd, 2007, pp. 122–141.
  7. Носкова Н. Профессиональные медики и "босоногие доктора" // Российская газета, 03/10/2006
  8. Arthur Kleinman (Editor), Veena Das (Editor), Margaret Lock (Editor) Social Suffering, University of California Press; 1 edition, 1997, ISBN 0-520-20995-8 | ISBN 978-0-520-20995-4
  9. Frost, Liz; Hoggett, Paul. Human agency and social suffering // Critical Social Policy November 2008 vol. 28 no. 4 438-460

Ссылки[править | править исходный текст]