Аксинин, Александр Дмитриевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Александр Аксинин
Фотография
Имя при рождении:

Александр Дмитриевич Аксинин

Дата рождения:

2 октября 1949(1949-10-02)

Место рождения:
Дата смерти:

3 мая 1985(1985-05-03) (35 лет)

Место смерти:

Золочевский район, Львовская область

Страна:
Учёба:

Украинский полиграфический институт им. Ивана Фёдорова

Александр Дмитриевич Аксинин (2 октября 1949, Львов — 3 мая 1985, Львовская область) — художник-график, живший во Львове (УССР). Высочайшая техника офорта, скрупулёзная проработка деталей и визуально-интеллектуальная компонента снискали ему имя «львовского Дюрера»[1]. Художника также называли «Пиранези XX века» за его драматичные и досконально выстроенные конструкции[2].

Биография[править | править вики-текст]

Родился в семье военного картографа Дмитрия Петровича Аксинина (1927—2005) и Людмилы Ефимовны (ур. Нестеровой, 1923—2000), служащей железной дороги. Его бабушка Александра Михайловна Нестерова (1886—1971) была репрессирована и в 1952 году, после 10 лет ссылки, приехала к дочери во Львов. Именно бабушка, бывшая учительница русской литературы, оказывала влияние на воспитание и мировоззренческое развитие внука.

В 1956—1966 годах Александр учился в престижной 52-й средней школе. Уже в детские годы проявилась его художественная одарённость, и в 1963—1966 годах, параллельно с общеобразовательной школой, он посещает вечернюю художественную школу; сохранились его многочисленные рисунки тех лет.

В 1967—1972 годах Александр учился в Украинском полиграфическом институте им. Ивана Федорова по специальности «Графика».

С мая 1973 года по май 1974 г. Александр проходил военную службу, сначала в городе Броды, а затем во Львове, куда был направлен для участия в оформлении экспозиции Музея войск Прикарпатского военного округа.

В 1974-77 годах Аксинин работал художником-дизайнером в художественном отделе проектно-конструкторского бюро министерства легкой промышленности. В 1977 году он оставляет официальную службу и занимается исключительно собственным творчеством как свободный художник.

С 1978 года Аксинин женат на Энгелине (Геле) Буряковской (1944—1982), которая после учёбы во Львовской консерватории также посвятила себя свободному творчеству — писала короткие рассказы и под влиянием Аксинина занималась графикой.

Александр и Геля были хорошо знакомы с андеграундом Москвы и Ленинграда — художниками, искусствоведами, поэтами, которые творили за пределами официально искусства, в частности, с Дмитрием Приговым, Виктором Кривулиным, Ильёй Кабаковым, Оскаром Рабином, Эдуардом Гороховским, Генрихом Сапгиром. Виктор Кривулин помог организовать в начале 1980-х несколько «квартирных» выставок художника в Ленинграде.

Аксинин также дружил и общался с прибалтийскими художниками, прежде всего, с Тынисом Винтом, с которым его связывало глубокое творческое взаимопонимание, а также Стасисом Эйдригявичусом, Велло Винном, Владимиром Макаренко и другими.

В 1981 году Александр пишет свою лаконичную автобиографию для эссе Виктора Кривулина о творчестве художника. В ней он сознательно разделяет и противопоставляет свою внешнюю и внутреннюю жизнь, и факты сочетаются с его художественным и метафизическим опытом:

В 1949 году вроде бы русский человек родился во вроде бы европейском городе Львове.
Православный.
1972 год - диплом Полиграфического института, по специальности график.
1977 год - 1-е откровение с сопутствующим ощущением времени.
1981 год - 2-е откровение с сопутствующим ощущением вечности.
1979 год - первая персональная выставка в Таллине.
1981 год - вторая в Польше.
Всё.

3 мая 1985 года, возвращаясь из Таллинна, Александр Аксинин погиб в авиакатастрофе над Золочевым, недалеко от Львова.

Творчество[править | править вики-текст]

В начале своего творческого пути художник много работал в технике тушь-перо и акварель. В 1974 году он сделал первый офорт, и с тех пор техника офорта стала для него главной.

За свою короткую жизнь Аксинин создал 343 офорта (включая 3 неоконченных) и около 200 нетиражных колорированных офортов и графических работ акварелью и смешанной техники (гуашь, китайская тушь, типографская краска). Известны также его четыре живописные работы. Цвет в работах художника (колорированные офорты и работы смешанной техники) служит графическим, а не живописным целям[3]. 27 томов дневников художника 1965—1985 годов включают более 200 проработанных для офортов эскизов и большое количество рисунков-идей, которых хватило бы на многие годы творческой деятельности[4].

За пределами СССР имя Аксинина стало широко известным в конце 1970-х годов, когда его офорты были награждены Почётной медалью на международной биеннале «Малые формы графики» в Лодзи (1979 и 1985), а в 1981 году экслибрис для Любинского бенедиктинского монастыря был признан лучшим на конкурсе, посвящённом 1500-летнему юбилею святого Бенедикта.

О работах Аксинина трудно говорить вне той литературы, которую читал художник и люди, окружающие его. Свифт, Достоевский, Кафка, Борхес и Хлебников были для него учителями не в меньшей степени, чем Босх, Брейгель, Дюрер, Клее, Эшер, Кирико и Малевич. Среди печатной графики — серии офортов по мотивам «Алисы в Стране чудес» (1976—1977) и «Путешествия Гулливера» (1977—1978), а также визуальная интерпетация гексаграмм древнекитайской «Книги перемен» (1984—1985). В этих сериях Аксинин превращает часто тексты в часть изображения. Он «вводит в свои работы предметный ряд, который символически должен воспроизвести не какую-либо часть текста, но дать образ текста в целом, служить знаком, матрицей иллюстрируемого словесного произведения» [4].

Аксинин был знаком не только с мировой литературой, исследованиями по семиотике и культурологии, но и с философскими текстами (как классическими — от Платона до Г. Гегеля, так и современными — Р. Ингарден, Э. Гуссерль, М. Фуко и др.), по немногим тогда доступным, главным образом, обзорным материалам и самиздату. В его дневниках часто встречаются как выписки из философской литературы, так и его собственные ассоциации и размышления по поводу созвучных мыслей и отдельных моментов теорий. Глубокое переосмысление на основе собственных представлений и соединение резонирующих концепций с его собственным пониманием, мироощущением и внутренним опытом сформировало особое интроспективно-мистическое мышление художника. Это мышление и проявлялось в его художественной практике — проблематике его работ и подходах к осмыслению и визуально-пластической интерпетации понятий времени, пространства, бесконечности и других. Такая концептуальная насыщенность придавала особую глубину его работам, добавляя дополнительный уровень интеллектуальных аллюзий, образных и дискурсивных, благодаря вкраплениям текста в работы, отсылок к философской проблематике.

Организация его работ — многослойна и многоуровнева, начиная от внешнего визуально-пластического ряда, который и сам может быть построен иерархически. Этот ряд обогащается смыслами и значениями явных и скрытых знаков, символов и текстов, подводящих не только к внешнему визуальному, но и часто тоже не легко распознаваемому и читаемому внутреннему содержанию его работ. Такое многослойное погружение требует активной роли зрителя; глубина понимания и восприятия творчества Аксинина зависит от готовности зрителя к осмыслению сложной визуально-семантической конструкции практически каждой работы художника. «Для внимательного зрителя, который захочет углубиться в необычный мир его творчества, это станет необычным интеллектуальным и эмоциональным приключением» [5].

Тынис Винт подчеркивал, что все работы Аксинина «имеют законченную и воплощенную конструкцию, доведенную до иконной ясности. И если ты способен проникнуть в тайну их замысла, то они готовы открыть перед тобой смысл своих посланий… Цифровые ритмы центрального образа, композиционная динамика, иерархия смысловых уровней — код и основные правила игры в творчестве Александра Аксинина» [6].

При этом работы художника не превращаются в умозрительные и выхолощенные концептуальные структуры, а напротив, глубинно эмоциональны и, как писал близкий друг Аксинина, искусствовед Дмитрий Шелест, «предельная отшлифованность техники, филигранность линии, тончайшая проработка деталей, торжественная симметрия построений, сложность плановых и перспективных решений, рафинированный контраст темного и светлого, ритмизация общего тонального решения — вот характерные черты лучших работ А. Аксинина»[5].

Творчество Аксинина нашло отражение и в научных изданиях, в первую очередь в междисциплинарном журнале «Симпозиум. Studia Humanitatis». В трех выпусках этого издания в разделе «In Memoriam» были опубликованы обширные материалы (вступительный текст и редакция И. Введенского) — статьи о творчестве А. Аксинина, философско-эстетические тексты из его дневников и воспоминания о жизни художника.[6].

Выставки[править | править вики-текст]

С 2015 года офорты серии «Босхиана» выставлены в постоянной экспозиции Арт-центра Иеронима Босха, г. Хертоненбос, Нидерланды.

«Босхиана» А. Аксинина в Арт-центре Иеронима Босха

Основные персональные выставки[править | править вики-текст]

2014

2013

2012

2010

2009

2008

2006

  • Александр Аксинин. День Р. Музей современного изобразительного искусства на Дмитровской, Ростов-на-Дону, Россия

2001

  • Офорти Олександра Аксiнiна. Галерея Дзыга, Львов, Украина(видео)

1992

  • Центральный дом художника, Москва, Россия

1991

  • Музей украинского искусства, Киев, Украина

1987

  • Музей украинского искусства, Львов, Украина

1986

  • Художественный салон, Таллинн, Эстония

1984

  • Галерея современного советского искусства, Варшава, Польша

1981

  • Галерея Балуцка, Лодзь, Польша

1979

  • Государственный художественный институт Эстонии, Таллинн, Эстония

Полный список персональных и групповых выставок приведен на сайте художника [7].

Видеоматериалы[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Игорь Клех «Между Эшером и Борхесом: О выставке графики Александра Аксинина в ГЦСИ» [1]
  2. Михаил Соколов «Вольный внук чёрного квадрата — об искусстве Александра Аксинина [2]»
  3. Виктор Кривулин отмечал, что «присутствие цвета создает ещё один уровень изображения … и сообщает работам Аксинина ещё большую глубину и многомерность… Он использует только две цветовые гаммы — зелёную и красную, различной интенсивности и глубины цвет, что является знаком определенного состояния работы — холодного или теплого. Цвет — ключ к эмоциональному состоянию работы и мало связан с её формальной структурой. Один и тот же сюжет, оттиски с одного и того же оригинала могут быть разноокрашены. Работа получает „холодную“ и „теплую“ трактовку — и одна дополняется другой; они действуют уже тем, что расположены рядом, художественный эффект их основан на взаимодействии и противопоставлении» [3].
  4. Фрагменты из дневников художника публикуются на сайте Мiтец.
  5. Доклад Д. Шелеста. 39 заседание Белорусского клуба экслибрисистов, Минск, 1978.
  6. И. Введенский отмечал, что «переходы от статической изобразительности к динамической медиальности, трансформация „классического прямоугольника“ в самые разнообразные формы и способы организации визуального пространства, подвижность границ и рамок, противоречивость соотношений фигуры и фона, органический сплав повседневной коммуникативности и философской универсальности, и, наконец, почти „термоядерная“ визуальная насыщенность практически крохотных офортов — все это предопределило уникальность, неповторимость и значимость творчества Александра Аксинина» (Игорь Введенский. Визуальная философия Александра Аксинина. Симпозиум. Ежегодный междисциплинарный журнал. Вып. 2-й, 2005, ч.1, Ростов-на-Дону)

Литература[править | править вики-текст]

  1. Виктор Кривулин. Офорты Александра Аксинина
  2. Игорь Клех. Аксинин как культурный враг
  3. Александр Тойбер. Аксинин — как эхо мира. Галицька брама, Львів, 2001, липень, № 7 (79). — С. 11.
  4. Игорь Введенский. Визуальная философия Александра Аксинина. Симпозиум. Studia Humanitatis. Ежегодный междисциплинарный журнал. Выпуск № 2. Часть 1. Р-н-Д. 2005. С. 212—234.
  5. Игорь Введенский. Александр Аксинин: репрезентация и рецепция. Симпозиум. Studia Humanitatis. Ежегодный междисциплинарный журнал. Выпуск № 3. Р-н-Д. 2006. С. 121—190.
  6. Игорь Введенский. Александр Аксинин — 3: Поэтика визуальности и поэтический дискурс о визуальности. Симпозиум. Studia Humanitatis. Ежегодный междисциплинарный журнал. Выпуск № 5. Р-н-Д. 2008. С. 188—218.
  7. Глеб Вышеславский. Тотальный театр Александра Аксинина