Путешествия Гулливера

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Путешествия Гулливера
Др. названия:
Путешествия в некоторые удалённые страны мира в четырёх частях: сочинение Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей
англ. Travels into Several Remote Nations of the World, in Four Parts. By Lemuel Gulliver, First a Surgeon, and then a Captain of several Ships
англ. Gulliver's Travels

Gullivers travels.jpg
Титульный лист первого издания

Автор:

Джонатан Свифт

Жанр:

сатира, притча

Язык оригинала:

английский

Издатель:

Бенджамин Мот[d]

Выпуск:

1726—1727

Носитель:

книга

«Путешествия в некоторые удалённые страны мира в четырёх частях: сочинение Ле́мюэля Гулливе́ра, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей» (англ. Travels into Several Remote Nations of the World, in Four Parts. By Lemuel Gulliver, First a Surgeon, and then a Captain of several Ships), часто сокращённо «Путешествия Гулливе́ра» (англ. Gulliver's Travels) — сатирико-фантастический роман Джонатана Свифта, в котором ярко и остроумно высмеиваются человеческие и общественные пороки.

Первое издание вышло в 17261727 годах в Лондоне. Книга стала классикой нравственно-политической сатиры, хотя особенно широкой популярностью пользуются её сокращённые переделки (и экранизации) для детей.

Сюжет[править | править вики-текст]

«Путешествия Гулливера» — программный манифест Свифта-сатирика.

  • В первой части книги читатель смеётся над нелепым самомнением лилипутов.
  • Во второй, в стране великанов, меняется точка зрения, и выясняется, что наша цивилизация заслуживает такого же осмеяния.
  • В третьей части высмеивается, с разных сторон, самомнение человеческой гордыни.
  • Наконец, в четвёртой появляются мерзкие еху как концентрат исконной человеческой природы, не облагороженной духовностью.

Как обычно, Свифт не прибегает к морализаторским наставлениям, предоставляя читателю сделать собственные выводы — выбрать между еху и их моральным антиподом, причудливо облачённым в лошадиную форму.

Часть 1. Путешествие в Лилипутию[править | править вики-текст]

Гулливер пленён лилипутами. Иллюстрация Жана Гранвиля

Судовой врач Лемюэль Гулливер попадает в страну Лилипутию, в которой живут маленькие, в двенадцать раз меньше людей, человечки — лилипуты[1]. Они захватывают Гулливера в плен. Позже местный император принимает от него вассальную клятву с обещанием послушания и освобождает.

Гулливер у лилипутов. Настенная роспись в Бремене

В этой части тетралогии Свифт саркастически описывает непомерное самомнение лилипутов и их нравы, карикатурно копирующие человеческие. Здесь, как и в других частях книги, многие эпизоды сатирически намекают на современные Свифту события. Например, есть конкретная сатира на короля Георга I (вычеркнутая редактором в первом издании) и премьер-министра Роберта Уолпола. Также выведены политические партии тори и вигов (высококаблучники и низкокаблучники соответственно). Религиозные разногласия между католиками и протестантами изображены знаменитой аллегорией бессмысленной войны остроконечников и тупоконечников, спорящих, с какого конца надо разбивать варёные яйца.

В конце первой части Гулливер, принёсший присягу Лилипутии, ввязывается в войну между ней и соседним государством Блефуску, населённым той же самой расой[2]. Он захватывает вражеский военный флот и решает войну в пользу Лилипутии. Однако император решает полностью поработить Блефуску и требует от Гулливера угнать все остальные корабли неприятеля. На этот раз Гулливер отказывается. За это его приговаривают к ослеплению, он вынужден бежать из Лилипутии и, благодаря удаче, сумел вернуться на родину. Иногда в этом эпизоде видят намёк на биографию государственного деятеля и философа, виконта Болингброка — близкого друга Свифта, обвинённого Георгом I в измене и бежавшего во Францию.

Часть 2. Путешествие в Бробдингнег (Страну Великанов)[править | править вики-текст]

Король великанов разглядывает Гулливера. Английская карикатура начала XIX века изображает короля Георга III и Наполеона

Исследуя новую страну, Гулливер оставлен своими спутниками и найден великаном-фермером, ростом 22 метра (в Лилипутии все размеры в 12 раз меньше наших, в Бробдингнеге[en] — в 12 раз больше). Фермер относится к нему как к диковинке и показывает его за деньги. После ряда неприятных и унизительных приключений Гулливера покупает королева Бробдингнега и оставляет при дворе в качестве забавной разумной игрушки.

Между небольшими, но опасными для жизни приключениями (такими, как борьба с гигантскими осами, прыжки на крыше в лапах обезьяны и так далее) он обсуждает европейскую политику с королём, который иронически комментирует его рассказы. Здесь, так же как и в первой части, сатирически критикуются человеческие и общественные нравы, но уже не аллегорически (под маской лилипутов), а прямо, устами короля великанов.

Мой краткий исторический очерк нашей страны за последнее столетие поверг короля в крайнее изумление. Он объявил, что, по его мнению, эта история есть не что иное, как куча заговоров, смут, убийств, избиений, революций и высылок, являющихся худшим результатом жадности, партийности, лицемерия, вероломства, жестокости, бешенства, безумия, ненависти, зависти, сластолюбия, злобы и честолюбия… Потом, взяв меня в руки и тихо лаская, обратился ко мне со следующими словами, которых я никогда не забуду, как не забуду и тона, каким они были сказаны:

— Мой маленький друг Грильдриг, вы произнесли удивительнейший панегирик вашему отечеству; вы ясно доказали, что невежество, леность и порок являются подчас единственными качествами, присущими законодателю; что законы лучше всего объясняются, истолковываются и применяются на практике теми, кто более всего заинтересован и способен извращать, запутывать и обходить их… Из сказанного вами не видно, чтобы для занятия у вас высокого положения требовалось обладание какими-нибудь достоинствами; ещё менее видно, чтобы люди жаловались высокими званиями на основании их добродетелей, чтобы духовенство получало повышение за своё благочестие или учёность, военные — за свою храбрость и благородное поведение, судьи — за свою неподкупность, сенаторы — за любовь к отечеству и государственные советники — за свою мудрость. Что касается вас самого, — продолжал король, — проведшего бо́льшую часть жизни в путешествиях, то я расположен думать, что до сих пор вам удалось избегнуть многих пороков вашей страны. Но факты, отмеченные мной в вашем рассказе, а также ответы, которые мне с таким трудом удалось выжать и вытянуть из вас, не могут не привести меня к заключению, что большинство ваших соотечественников есть порода маленьких отвратительных гадов, самых зловредных из всех, какие когда-либо ползали по земной поверхности.

Король великанов — один из немногих благородных персонажей в книге Свифта. Он добр, проницателен, умело и справедливо управляет своей страной. Предложение Гулливера использовать порох для завоевательных войн он с возмущением отверг и запретил под страхом смерти всякое упоминание об этом дьявольском изобретении. В 7 главе король произносит знаменитую фразу: «Всякий, кто вместо одного колоса или одного стебля травы сумеет вырастить на том же поле два, окажет человечеству и своей родине бо́льшую услугу, чем все политики, взятые вместе».

Страна великанов носит некоторые черты утопии:

Знания этого народа очень недостаточны; они ограничиваются моралью, историей, поэзией и математикой, но в этих областях, нужно отдать справедливость, ими достигнуто большое совершенство. Что касается математики, то она имеет здесь чисто прикладной характер и направлена на улучшение земледелия и разных отраслей техники, так что у нас она получила бы невысокую оценку…

В этой стране не разрешается формулировать ни один закон при помощи числа слов, превышающего число букв алфавита, а в нём их насчитывают всего двадцать две; но лишь очень немногие законы достигают даже этой длины. Все они выражены в самых ясных и простых терминах, и эти люди не отличаются такой изворотливостью ума, чтобы открывать в законе несколько смыслов; писать комментарий к какому-либо закону считается большим преступлением.

Последний абзац заставляет вспомнить обсуждавшееся почти на столетие раньше «Дело армии», политический проект левеллеров времён Английской революции, в котором говорилось[3]:

Число законов должно быть уменьшено для того, чтобы все законы поместились в один том. Законы должны быть изложены на английском языке, дабы каждый англичанин мог их понимать.

Во время поездки на побережье коробка, сделанная специально для проживания Гулливера в пути, захвачена гигантским орлом, который позже роняет её в море, где Гулливер подобран моряками и возвращён в Англию.

Часть 3. Путешествие в Лапуту, Бальнибарби, Лаггнегг, Глаббдобдриб и Японию[править | править вики-текст]

Гулливер и летающий остров Лапута. Иллюстрация Жана Гранвиля

Когда корабль Гулливера захватывают пираты, они высаживают его на необитаемом острове к югу от Алеутских островов. Протагониста подбирает летающий остров Лапута, а потом он спускается в наземное королевство Бальнибарби, находящееся под властью Лапуты. Все знатные жители этого острова слишком увлечены математикой и музыкой. Поэтому они донельзя рассеяны, уродливы и не устроены в бытовом отношении. Только простонародье и женщины отличаются здравомыслием и могут поддерживать нормальную беседу.

В столице Бальнибарби, городе Лагадо, есть Академия прожектёров, где пытаются претворить в жизнь различные смехотворные псевдонаучные начинания. Власти Бальнибарби потворствуют агрессивно настроенным прожектёрам, вводящим повсеместно свои улучшения, из-за чего страна находится в страшном упадке. Эта часть книги содержит едкую сатиру на спекулятивные научные теории Королевского общества.

Ожидая прибытия корабля, Гулливер совершает поездку на остров Глаббдобдриб[en], знакомится с кастой чародеев, способных вызывать тени умерших, и беседует с легендарными деятелями древней истории. Сравнивая предков и современников, он убеждается в вырождении знати и человечества. Далее Свифт продолжает развенчание неоправданного самомнения человечества. Гулливер приезжает в страну Лаггнегг[en], где узнаёт про струльдбругов — бессмертных людей, обречённых на вечную бессильную старость, полную страданий и болезней.

В конце повествования Гулливер попадает из вымышленных стран во вполне реальную Японию, в то время практически закрытую от Европы (из всех европейцев тогда туда пускали только голландцев, и то лишь в порт Нагасаки). Затем он возвращается на родину. Это единственное в своём роде описание путешествий: Гулливер посещает сразу несколько стран, населённых такими же людьми, как и он сам, и возвращается, имея представление о направлении обратного пути.

В этой части книги Свифт упоминает два спутника Марса, хотя открыты они были астрономом Асафом Холлом лишь в 1877 году, то есть спустя 150 лет после написания книги[4].

Часть 4. Путешествие в страну гуигнгнмов[править | править вики-текст]

Гулливер и гуигнгнмы. Иллюстрация Жана Гранвиля

Несмотря на своё намерение прекратить путешествия, Гулливер снаряжает собственный купеческий корабль «Адвенчюрер» (англ. Adventurer, буквально — «искатель приключений»), устав от должности хирурга на чужих судах. В пути он вынужден восполнить свой экипаж, значительная часть которого умерла от болезней.

Новая команда состояла, как показалось Гулливеру, из бывших преступников и потерянных для общества людей, которые вступают в сговор и высаживают его на необитаемый остров, решив заняться пиратством. Гулливер попадает в страну разумных и добродетельных лошадей — гуигнгнмов. В этой стране есть и омерзительные еху — люди-животные. В Гулливере, несмотря на его ухищрения, узнают еху, но, признавая его высокое для еху умственное и культурное развитие, содержат отдельно на правах скорее почётного пленника, чем раба.

Общество гуигнгнмов описано в самых восторженных тонах, а нравы еху представляют собой сатирическую аллегорию человеческих пороков. В конце концов Гулливера, к его глубокому огорчению, изгоняют из этой Утопии, и он возвращается к своей семье в Англию. Возвращаясь в человеческое общество, он испытывает сильнейшее отвращение ко всему человеческому, встреченному им, и всем людям, включая и своих домашних (впрочем, делая некоторые послабления для конюха).

История появления[править | править вики-текст]

Гулливер рядом с бюстом Свифта пишет о своих путешествиях. Гравюра Гранвиля

Французский писатель XVII века д’Абланкур написал продолжение античного романа Лукиана «Правдивая история», где упоминается «остров животных, с которым соседствовали острова великанов, волшебников и пигмеев»[5]. Неясно, есть ли здесь связь с «Гулливером» или это простое совпадение.

Судя по переписке Свифта, замысел книги у него сложился около 1720 года.[6] Начало работы над тетралогией относится к 1721 году; в январе 1723 года Свифт писал: «Я покинул Страну Лошадей и пребываю на летучем острове… два моих последних путешествия вскоре закончатся».[7]

Работа над книгой продолжалась до 1725 года. В 1726 году первые два тома «Путешествий Гулливера» (без указания имени настоящего автора) выходят в свет; остальные два были опубликованы в следующем году. Книга, несколько подпорченная цензурой, пользуется невиданным успехом, и авторство её ни для кого не секрет. За несколько месяцев «Путешествия Гулливера» переиздавались трижды, вскоре появились переводы на немецкий, голландский, итальянский и другие языки, а также обширные комментарии с расшифровкой свифтовских намёков и аллегорий.

Вольтер, находившийся тогда в лондонском изгнании, дал восторженный отзыв о книге и прислал несколько экземпляров во Францию.[8] Первый перевод на французский язык, на многие годы ставший классическим, выполнил в 1727 году известный писатель, аббат Пьер Дефонтен. Последующие переводы на другие европейские языки долгое время (почти полтора столетия) выполнялись не с английского оригинала, а с французской версии. В письме Свифту Дефонтен извинился за то, что множество мест (почти половину текста) он переделал, чтобы книга соответствовала французским вкусам. В ответном письме Свифт, деланно отстранившись от авторства, дал оценку своему творению:[9]

Сторонники этого Гулливера, которых у нас здесь несть числа, утверждают, что его книга проживёт столько же, сколько наш язык, ибо ценность её не зависит от преходящих обычаев мышления и речи, а состоит в ряде наблюдений над извечным несовершенством, безрассудством и пороками рода человеческого.

Первое французское издание «Гулливера» разошлось за месяц, вскоре последовали переиздания; всего дефонтеновская версия издавалась более 200 раз. Неискажённый французский перевод, с великолепными иллюстрациями Гранвиля, появился только в 1838 году.

Популярность свифтовского героя вызвала к жизни многочисленные подражания, фальшивые продолжения, инсценировки и даже оперетты[10] по мотивам «Путешествий Гулливера». В начале XIX века в разных странах появляются сильно сокращённые детские пересказы «Гулливера».

Издания в России[править | править вики-текст]

Первый русский перевод «Путешествий Гулливера» вышел в 1772—1773 годах под названием «Путешествия Гулливеровы в Лилипут, Бродинягу, Лапуту, Бальнибарбы, Гуигнгмскую страну или к лошадям». Перевод выполнил (с французского издания Дефонтена) Ерофей Каржавин[11]. В 1780 году каржавинский перевод был переиздан.

В течение XIX века в России было несколько изданий «Гулливера», все переводы сделаны с дефонтеновской версии. Благожелательно отзывался о книге Белинский, высоко ценили книгу Лев Толстой и Максим Горький.[12] Полный русский перевод «Гулливера» появился только в 1902 году.

В советское время книгу издавали как в полном (перевод Адриана Франковского), так и в сокращённом виде. Первые две части книги издавались также в детском пересказе (переводы Тамары Габбе, Бориса Энгельгардта, Валентина Стенича), причём гораздо бо́льшими тиражами, отсюда и распространённое среди читателей мнение о «Путешествиях Гулливера» как о сугубо детской книге. Общий тираж её советских изданий составляет несколько миллионов экземпляров.[13]

Критика[править | править вики-текст]

Сатира Свифта в тетралогии имеет две основные цели.

  1. Свифта всегда выводило из себя излишнее человеческое самомнение: он писал в «Путешествиях Гулливера», что готов снисходительно отнестись к любому набору человеческих пороков, но когда к ним прибавляется ещё и гордость, «терпение моё истощается».[14] Во всех частях тетралогии Свифт последовательно и ярко показывает, насколько необоснованно высокомерное человеческое самомнение.
  2. Свифт не разделял либеральной идеи о высшей ценности прав отдельного человека; он считал, что, предоставленный самому себе, человек неизбежно скатится к скотскому аморализму еху. Для самого же Свифта мораль всегда стояла в начале списка человеческих ценностей. Нравственного прогресса человечества он не видел (скорее, наоборот, отмечал деградацию) и ясно показал это в «Путешествиях Гулливера».

Защитники религиозных и либеральных ценностей немедленно обрушились с резкой критикой на сатирика. Они утверждали, что оскорбляя человека, он тем самым оскорбляет Бога как его создателя.[15] Кроме богохульства, Свифта обвиняли в мизантропии, грубом и дурном вкусе, причём особое негодование вызывало 4-е путешествие.

Начало взвешенному исследованию творчества Свифта положил Вальтер Скотт (1814). С конца XIX века в Великобритании и в других странах вышло несколько глубоких научных исследований «Путешествий Гулливера».

Культурное влияние[править | править вики-текст]

Книга Свифта вызвала множество подражаний и продолжений. Начало им положил французский переводчик «Гулливера» Дефонтен, сочинивший «Путешествия Гулливера-сына»[16]. Критики считают, что повесть Вольтера «Микромегас» (1752) написана под сильным влиянием «Путешествий Гулливера». Придуманные Свифтом слова «лилипут» (англ. lilliput) и «еху» (англ. yahoo) вошли во многие языки мира.

Свифтовские мотивы ясно ощущаются во многих произведениях Герберта Уэллса. Например, в романе «Мистер Блетсуорси на острове Рэмполь», общество дикарей-каннибалов аллегорически изображает пороки современной цивилизации. В романе «Машина времени» выведены две расы потомков современных людей — звероподобные морлоки, напоминающие еху, и их утончённые жертвы-элои.[17] Есть у Уэллса и свои благородные великаны («Пища богов»).

Русский писатель-романтик А. С. Грин вспоминал, что «Путешествия Гулливера» были первой прочитанной им книгой (в шестилетнем возрасте), и книга произвела на него огромное впечатление[18].

Фридьеш Каринти сделал Гулливера героем своих двух повестей: «Путешествие в Фа-ре-ми-до» (1916) и «Капиллярия» (1920)[16]. По свифтовской схеме написана и классическая книга Лао Шэ «Записки о кошачьем городе». Выведенная там цивилизация марсианских кошек — едкий памфлет на современное автору китайское общество. Среди других известных произведений, использующих сходный приём — «Остров пингвинов» Анатоля Франса и «В стране водяных» Акутагавы.

Венгерский писатель-эсперантист Шандор Сатмари (en:Sándor Szathmári) написал свой роман «Путешествие в Казохинию» в форме ещё одного путешествия Гулливера[19]. Книга, написанная вначале на венгерском языке, была затем автором переведена на эсперанто. Русский перевод существует, но пока не опубликован.

Болгарский фантаст Эмил Манов написал сатирическую антиутопию «Путешествие в Уибробию» (Пътуване в Уибробия, 1981), герои которого попадают в тоталитарную страну, населённую различными персонажами «Путешествий Гулливера»[20].

Несколько русских писателей опубликовали книги под одинаковым названием «Пятое путешествие Гулливера». Среди них: Андрей Аникин, Владимир Савченко, Михаил Козырев. Американский писатель Доктор Сьюз написал сказку «Хроника бутербродной войны», где, подобно лилипутам и блефускуанцам, юки, которые едят бутерброд маслом вверх, и зуки, которые едят бутерброд маслом вниз, ведут гонку вооружений.

Экранизации[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. В оригинале «Лилипут» (англ. Lilliput) — это название самой страны, а её жители называются «лилипутийцы» (англ. Lilliputians).
  2. Комментаторы полагают, что имеется в виду Франция, хотя есть гипотеза, что Свифт подразумевал Ирландию.
  3. Всемирная история в 24 томах. Том 13. Минск: Литература, 1996. ISBN 985-437-040-2. Стр. 107.
  4. Джонатан Свифт. Часть III, глава III. // Путешествия Гулливера. — 2003.
  5. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 47-48.
  6. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 20.
  7. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 21.
  8. Критики считают, что в повести Вольтера «Микромегас» ясно ощущаются гулливеровские мотивы.
  9. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 32-33.
  10. Оффенбах, 1867 год.
  11. Заблудовский М. Д. Свифт. Указ. соч. — 1945.
  12. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 194-195, 202.
  13. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 204.
  14. Джонатан Свифт. Часть IV, глава XII. // Путешествия Гулливера. — 2003.
  15. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 105.
  16. 1 2 Дмитриев В. Г. По стране Литературии. М.: Московский рабочий, 1987, стр. 117—120.
  17. H. G. Wells perennial Time machine: selected essays from the Centenary … By George Edgar Slusser, Patrick Parrinder, Danièle Chatel  (англ.)
  18. Варламов А. Александр Грин. М.: Эксмо, 2010. С. 10.
  19. Provo de recenzo pri «Vojaĝo al Kazohinio».
  20. Эмил Манов. Путешествие в Уибробию.

Литература[править | править вики-текст]

  • Джонатан Свифт. Путешествия Гулливера. Сказка бочки. Дневник для Стеллы. Письма. Памфлеты. Стихи на смерть доктора Свифта. — М.: НФ «Пушкинская библиотека», 2003. — 848 с. — (Золотой фонд мировой классики). — ISBN 5-17-018616-9.
  • Заблудовский М. Д. Свифт // История английской литературы. — 2-й вып. — М., 1945. — Т. 1.
  • Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — 208 с.

Ссылки[править | править вики-текст]