Время сновидений

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Байаме, бог-творец и небесный отец в мифологии ряда племён юго-восточной Австралии. Национальный парк Ку-ринг-гай Чейз

Время сновидений — термин, обозначающий характерное для различных австралийских мифологий понятие о своеобразной мифологической эре, эпохе творения, населённой культурными героями и метафизическими сущностями и как бы продолжающей существовать в потусторонней реальности.

Терминология[править | править код]

Термин был предложен в 1938 году антропологом А. П. Элкином и популяризован Уильямом Эдвардом Хэнли Стэннером. Предполагается, что это неточный перевод арантского слова alcheringa, которое в действительности означает «вечный», «нетварный»[1]. В некоторых областях «время сновидений» именуется «временем Байяме» (верховного бога-творца)[2]. По мнению немецкого этнографа К. Штрелова, «алтьира» («альчера») означает не столько сновидения, сколько мифических предков, «вечных людей», странствовавших по земле в мифическое время[3].

Общая характеристика[править | править код]

Время сновидений является классическим примером представлений о мифическом времени, особом начальном сакральном периоде, предшествующем эмпирическому (историческому) «профанному» времени[3].

Во времена «сновидения» мифические герои совершили свой жизненный цикл, вызвали к жизни людей, животных и растения, определили рельеф местности, установили обычаи[2]. Тотемные предки, в отличие от богов развитых мифологий, хотя и могут в некотором смысле «оживать» в обрядах и снах, в своих потомках и сотворённых ими объектах, мыслятся как существа, жившие и действовавшие в прошлом, в мифическое время, а не как духи, ныне управляющие миром[3].

Слово, которое в этом контексте традиционно переводится на английский как «сновидение» (аранта alchera, диери mura-mura, питянтятяра tjukurpa), используется также для обозначения любых духовных сущностей. Представления о «времени сновидений» имеются практически у всех аборигенных народов Австралии[2].

В популярной культуре[править | править код]

Начиная с 1980-x годов образ «времени сновидений» становится востребован в массовой культуре и нью-эйджевой популярной мифологии[4]; отмечалось, что при этом смысл этого понятия часто искажается[5]. Микаэла ди Леонардо видит в этом возрождение романтических представлений о благородном дикаре и приводит в сравнение моду на индейскую культуру в эпоху хиппи[5].

Примечания[править | править код]

  1. [William Edward Hanley] Stanner himself noted "why the blackfellow thinks of 'dreaming' as the nearest equivalent in English is a puzzle." B. Kilborne, "On classifying dreams", in: Barbara Tedlock (ed.) Dreaming: Anthropological and Psychological Interpretations, 1987, p. 249. "eternal, uncreated": Tony Swain, Place for Strangers: Towards a History of Australian Aboriginal Being, Cambridge University Press, 1993, p. 21
  2. 1 2 3 Мелетинский E. M. Австралийская мифология // Мифы народов мира. под ред. С. А. Токарева, М. : Российская энциклопедия, 1994.
  3. 1 2 3 Мелетинский E. M. Время мифическое // Мифы народов мира : Энциклопедия. Электронное издание / Гл. ред. С. А. Токарев. М., 2008 (Советская Энциклопедия, 1980). С. 208—209.
  4. Tony Swain, Place for Strangers: Towards a History of Australian Aboriginal Being, Cambridge University Press, 1993, p. 21.
  5. 1 2 Micaela di Leonardo, Exotics at Home: Anthropologies, Others, and American Modernity, University of Chicago Press, 2000, p. 377 (note 42) ("Into the Crystal Dreamtime", promotional pamphlet, late 1980s; "Crystal Woman: Sisters of the Dreamtime" 1987; p. 36: "the prescriptive New Age genre, which sells one-hundred-proof ethnological antimodernism without overmuch worry about bothersome ethnographic facts".

Ссылки[править | править код]

См. также[править | править код]