Голод в СССР (1946—1947)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Голод в СССР 1946—1947»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Го́лод в СССР 1946—1947 — массовый голод в СССР после окончания Великой Отечественной войны, который произошёл вследствие дефицита рабочих рук, скота и техники, и был усугублён засухой и экономической политикой руководства СССР. В результате голода и сопутствующих ему болезней умерло, по разным оценкам, от нескольких сотен тысяч до 1,5 миллиона человекПерейти к разделу «Масштабы голода».

Причины голода 1946—1947 годов[править | править код]

По мнению исследователей[1], послевоенный голод был следствием сочетания ряда факторов:

Таблица 4. Экспорт продовольствия из СССР в 1946-48 гг[2].
1946 1947 1948
Зерно (кроме крупяного), млн.т 1,7 0,8 3,2
  • развала сельского хозяйства страны из-за последствий войны (недостаток рабочих рук, техники и лошадей, уничтожение многих сёл на Украине и в Черноземье и т. д.). Численность трудоспособного мужского сельского населения после войны откатилась к уровню 1931 года, поставки сельхозтехники в годы войны фактически не велись, поголовье лошадей составляло около 45 % от довоенного, валовая продукция сельского хозяйства за годы войны сократилась на 40 %, поголовье скота сократилось в сравнении с концом 1930-х годов;
  • неблагоприятные погодные условия 1946 года (сильная засуха в ряде регионов европейской части СССР и затяжные дожди на востоке)[3], которые привели к существенному, но не катастрофическому снижению урожая. Урожай зерновых в 1947 году составил 98,5 млн тонн, что на 20 млн тонн ниже, чем в 1940 году и на 25 млн ниже, чем в 1950 году[4].
  • политики советских властей: экспорта зерна за рубеж, в том числе, и для достижения политических целей; создания стратегического зернового резерва на случай новой войны, несмотря на крайне неудовлетворительное обеспечение граждан СССР продовольствием; увеличения налоговой нагрузки на население параллельно со снижением оплаты труда и ростом цен.


Информация о событиях 1946—1947 годов как о голоде была впервые опубликована в СССР в 1988 году в «Истории крестьянства», тогда его причинами были названы только катастрофическая засуха и последствия войны. В монографии В. Ф. Зимы[1] приводятся доводы в пользу точки зрения, по которой одной из главных причин голода стала политика советских властей:

Голода 1946—1947 гг. в СССР могло не быть, поскольку государство располагало достаточными запасами зерна. Одна его часть, не самая крупная, экспортировалась. В течение 1946—1948 гг. экспорт составлял 5,7 млн т зерна, что на 2,1 млн т больше экспорта трёх предвоенных лет. Другая, основная часть запасов никак не использовалась. На неприспособленных для хранения складах зерно портилось настолько, что не годилось к употреблению. По неполным подсчётам, за 1946—1948 гг. в целом по СССР было начисто загублено около 1 млн т. зерна, которого могло хватить многим голодающим.

Имеются данные о 4,43 млн тонн экспорта[5] за 1946—1948 годы, причём из 1,23 млн тонн, экспортированных в 1946 году, по меньшей мере 0,5 млн тонн было экспортировано во Францию в первой половине года — то есть до начала голода, а в 1948 году (после его окончания) было поставлено на экспорт 2,59 млн тонн. Таким образом, непосредственно во время голода за рубеж было вывезено до 1,4 млн тонн зерна.

Продовольственное снабжение и уровень жизни населения[править | править код]

Послевоенный кризис советской экономики (связанный с конверсией и началом холодной войны) привёл к снижению и без того невысокого уровня жизни людей и поставил их на грань голода. Заработная плата рабочих снизилась почти вдвое[5], при средней зарплате молодого рабочего 200 рублей в месяц или средней зарплате по стране 520—530 рублей в месяц питание в заводской столовой обходилось в 8-9 рублей в день. При предприятиях и учреждениях поощрялось создание огородов, без которых выживание рабочих становилось невозможным.

Дефицит продовольствия в 1946 году привёл к тому, что государство сняло с продовольственного пайка практически всё сельское население (100 млн человек), которому предлагалось выживать исключительно за счёт собственного подсобного хозяйства. Однако из-за директив по максимизации хлебозаготовок в 8 % колхозов оплата трудодней зерном была прекращена (в Черноземье не выдавали зерно больше половины колхозов), а большинство остальных выдавало не более 1 кг зерна в день. Денежная оплата труда в 30 % хозяйств не осуществлялась, поэтому приобрести продовольствие за деньги люди там также не могли. При этом в сентябре 1946 года цены на хлеб в государственных магазинах (так называемые пайковые цены для продуктов, выдаваемых по карточкам) были повышены вдвое, что преследовало цель экономии продуктов. В то же время ещё осенью 1945 года были отменены льготы по уплате сельскохозяйственного налога для семей погибших на фронте и получивших инвалидность в ходе боевых действий, несвоевременная выплата налога грозила крупным денежным штрафом или конфискацией скота.

Помимо всего прочего, на самом пике голода в феврале-мае 1947 года производилось фактически принудительное размещение очередного облигационного госзайма среди населения. Обращения людей в органы госвласти с просьбой вернуть деньги, которые могут спасти их семьи от голода, практически всегда оставались без ответа[5].

В то же время с 16 сентября 1946 года Правительством СССР были установлены денежные компенсации населению в 100—110 рублей для средне- и низкодоходных категорий граждан (называвшиеся в народе «хлебной надбавкой»), Совет министров СССР 9 ноября 1946 года принял постановление «О развёртывании кооперативной торговли продовольствием и промышленными товарами и об увеличении производства продовольствия и товаров широкого народного потребления кооперативными организациями», чтобы улучшить положение граждан. Рыночная торговля занимала второе место по объёму товарооборота продовольственными товарами после снабжения по карточкам.

В лучшем положении в те годы было продовольственное снабжение рабочих оборонных предприятий, сотрудников милиции, промышленных и государственных руководителей. Например, в 1947 году рабочие Саратовского авиационного завода получали в месяц в среднем 687 рублей, линейные руководители среднего звена — от 1300 до 3000 рублей. С 1946 года преподаватели вузов — кандидаты наук получали 1750-3200 рублей, профессора — 3500-5500 рублей.

Таким образом, политику продовольственной безопасности в это время можно охарактеризовать как непоследовательную, в которой ясно прослеживается общая цель восстановить рыночный баланс и избавиться от нерыночных методов распределения (подготовка к отмене карточек), что не соответствовало реальным возможностям обеспечить необходимый уровень потребления.

Масштабы голода[править | править код]

Запасы зерна, предназначавшегося для снабжения городов, иссякли весной 1946 года. В связи с начавшимся голодом руководство отдельных регионов просило выдать зерно из госрезерва, но получило отказ[5].

К весне 1947 года в одной только Воронежской области число больных с диагнозом «дистрофия» составляло 250 тыс. человек, всего по РСФСР — 600 тыс., на Украине — более 800 тыс., в Молдавии — более 300 тыс. Таким образом, не менее 1,7 млн человек в СССР числились «официально голодающими», смертность от дистрофии достигала 10 % от общего числа людей, которым был поставлен этот диагноз[6]. Также выросла заболеваемость так называемой «асептической ангиной» (анемия, вызванная употреблением в пищу неубранного зерна, бывшего под снегом) и другими болезнями, связанными с голодом, употреблением в пищу суррогатов (содержание примесей в хлебе достигало 40 %) и т. д. Особенно высокой была детская смертность, в начале 1947 года составлявшая до 20 % общего числа умерших. В ряде областей Украины и Черноземья были отмечены случаи каннибализма[5], в частности, на территории УССР с января по июнь 1947 года официально зарегистрировано 130 случаев людоедства и 189 случаев трупоедства[7]. Острый дефицит продовольствия, впрочем, не приведший к массовому голоду, существовал в СССР до конца 1940-х годов.

Приблизительный подсчёт числа жертв голода 1946—1947 годов является затруднительным из-за отсутствия достоверной демографической статистики по этому периоду (между 1939 и 1959 годами переписей населения не было), ослабления контроля над текущим учётом населения в послевоенные годы.

Известно, что в 1947 году официальная смертность в СССР выросла в 1,5 раза (примерно на 800 тыс. человек, из которых половина пришлась на долю РСФСР), ухудшились и другие демографические показатели (рождаемость, регистрация браков и т. д.). В начале 1947 года численность сельского населения сократилась почти на 1 млн человек, сверхсмертность от голода в РСФСР и на Украине перекрыла естественный прирост населения. По оценке М. Эллмана, всего от голода в 1946—1947 годах в СССР погибло от 1 до 1,5 млн человек[8]. Как показывают демографические исследования по Западной Сибири, в 1946—1947 годах почти половина всех умерших составляли дети до 16 лет. Голод поразил в основном людей, проживающих в сельской местности, и наименее социально защищённые слои населения (многодетные семьи, матери-одиночки, престарелые люди)[9].

Другие исследователи считают эти цифры сильно завышенными[10][нет в источнике][6][неавторитетный источник?]. А. В. Шалак указывает на то, что оценки М. Эллмана и В. Ф. Зимы даны лишь как осторожные предположения, не исходят из каких-либо достоверных данных и нуждаются в тщательной проверке, при том, что в эти оценки включены не только непосредственные смерти от голода, но и смерти от септической ангины, различного рода эпидемий (включая тиф), а также дизентерии и других заболеваний. По его оценке, непосредственно голод мог стать причиной смерти не более 200 тыс. человек[6][неавторитетный источник?]. В то же время взрывной рост желудочно-кишечных инфекционных заболеваний в 1946—1947 годах (смертность от дизентерии по сравнению с 1945 годом в 1946 году повысилась в 2,5 раза, а в 1947 году — в 6,9 раза, септической ангины в 2,4 и 4,8 раза соответственно, эмфиземы лёгких — в 1,8 и 3,4 раза соответственно[11]), тифа и туберкулёза был напрямую связан с нехваткой полноценных продуктов питания, употреблением в пищу суррогатов и заменителей растительного происхождения. Желудочно-кишечные заболевания поражали в первую очередь детей, для которых представляли наибольшую опасность. Являясь самыми распространенными в 1947 г., они стали причинами гибели основной массы детей, умерших в стационарах. Документы Сталинградского горздравотдела показывают: удельный вес детей среди умерших в 1947 г. достиг 41 %. В 1947 году детская смертность среди младенцев в Нижнем Поволжье в 1,8 раза больше, чем в 1946 году. В целом в СССР увеличение числа умерших в 1947 году по отношению к 1946 года составило 44,8 %[12].

Помощь голодающим[править | править код]

Запросы региональных властей о необходимости выдачи зерна из госрезерва либо оставались без внимания, либо удовлетворялись в объёме, в 2-3 раза меньшем необходимого, и через несколько месяцев после запроса. Некоторое улучшение снабжения происходило с середины 1947 года, когда пик голода уже был пройден. В это время советское руководство ввезло из Китая 200 тыс. тонн зерна и бобов сои, на Украину и в Белоруссию поступала «помощь жертвам войны» по каналам ООН[5].

Социальные последствия[править | править код]

В отличие от голода 1932—1933 годов, такие меры, как тотальное изъятие продовольствия у колхозов, не выполнивших план, на практике не применялись. В то же время было осуждено более 10 тыс. руководителей колхозов, обвинённых в недостаточной жёсткости по реализации плана заготовок зерна[5] или его утаивании. Репрессиям подвергались и «расхитители зерна», круг которых по закону был чрезвычайно широк (см. Закон о трёх колосках).

Страх голодной смерти привёл к небывалому росту преступности (за хищения хлеба в 1946-47 годах было осуждено около 400 тыс. человек) и, как следствие, к увеличению числа заключённых в советских лагерях, труд которых использовался всё шире[13]. В ряде районов государственные хлебозаготовки встретили вооружённое сопротивление, в крупных городах стали распространяться листовки с призывами к акциям гражданского неповиновения. Значительно выросло количество должностных преступлений, развился теневой рынок продовольствия, на котором перепродавались полученные в спецраспределителях или украденные продукты.

В условиях ослабления контроля над учётом и миграциями населения многие голодающие сумели выехать из сельской местности в города и более благополучные районы страны, где выживали, нанимаясь на стройки, или вели нищенский образ жизни (борьба с нищенством в городах началась только в середине 1950-х годов). Наряду с послевоенной разрухой отток населения также способствовал продолжительному упадку сельского хозяйства в СССР, довоенные показатели производства которого были восстановлены только к середине 1950-х годов. За это время из советской сельской местности так или иначе выехало более 10 млн человек.

Засуха 1946 года послужила причиной разработки комплексной программы, направленной на предотвращение засух, песчаных и пыльных бурь путём обустройства водоёмов, посадки лесозащитных насаждений и внедрения травопольных севооборотов в южных районах СССР (Поволжье, Северный Кавказ, Украина). Принятое 20 октября 1948 года постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 20 октября 1948 года «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоёмов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР»[14] известно также как Сталинский план преобразования природы.

В результате засухи в УССР экологами было основано Украинское общество охраны природы.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 В. Ф. Зима «Голод в СССР 1946—1947 годов: Происхождение и последствия», М., 1996
  2. Атлас. Внешняя торговля СССР в послевоенный период (1946—1966).
  3. История России XX — начала XXI века / А. С. Барсенков; А. И. Вдовин; С. В. Воронкова; под ред. Л. В. Милова. — М.: Эксмо, 2006. — С. 601.
  4. http://istmat.info/files/uploads/37162/rgae_1562.33.804_-77-90.pdf
  5. 1 2 3 4 5 6 7 В. П. Попов. Государственный резерв хлеба в СССР и социальная политика // журнал Социологические исследования.. — М.: Наука, 1998. — № 5. — С. 24—33.
  6. 1 2 3 Шалак А. В. К оценке масштаба голода 1946—1947 гг. Архивная копия от 24 апреля 2016 на Wayback Machine // Историко-экономические исследования. 2009. Т. 10. № 2. С. 100—108.
  7. Кирилл Горбуров. Третий советский голод
  8. М. Эллман Голод 1947 г. в СССР // Экономическая история. Обозрение / Под ред. Л. И. Бородкина. Вып. 10. М., 2005. С. 197—199.
  9. Лапердин В. Б. Последствия голода 1946—1947 гг. в Омской области // Гуманитарные науки в Сибири. — 2013. — № 4. — С. 38—42.
  10. С. Кульчицкий «Демографические потери Украины в XX веке»
  11. Репинецкий А. И. «Никому мы не нужны» голод 1946 - 1947 гг. В Куйбышевской (Самарской) области // Самарский научный вестник. — 2014. — Вып. 4 (9). — С. 106–109. — ISSN 2309-4370.
  12. Кузнецова Н. В. Уровень заболеваемости и смертности населения Нижнего Поволжья в условиях голода 1946-1947 гг // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. — 2010. — Вып. 1. — С. 43–52. — ISSN 1998-9938.
  13. Земсков В. Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект). — М.: Социологические исследования, 1991 Архивировано 10 января 2006 года.
  14. Государственная лесополоса

Ссылки[править | править код]