Далай-лама VII

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кэлсанг Гьяцо
བསྐལ་བཟང་རྒྱ་མཚོ་
Кэлсанг Гьяцо
Далай-лама VII
Интронизация 1720 год
Община тибетский буддизм
Предшественник Далай-лама VI, Цаньян Гьяцо
Преемник Далай-лама VIII, Джампэл Гьяцо

Рождение 1708(1708)
Литанг, Тибет
Смерть 22 марта 1757(1757-03-22)
Лхаса, Тибет
Commons-logo.svg Кэлсанг Гьяцо на Викискладе

Кэлса́нг Гьяцо́ (тиб. བསྐལ་བཟང་རྒྱ་མཚོ་, Вайли bskal bzang rgya mtsho; 170822 марта 1757), седьмой Далай-ламатибетский религиозный и политический деятель.

Жизненный путь[править | править код]

Кэлсанг Гьяцо родился в Литанге (ныне Гардзе-Тибетский автономный округ китайской провинции Сычуань). Он был признан перерождением шестого Далай-ламы на основании стихотворения последнего, в котором Цаньян Гьяцо «намекал», что вернётся в Литанг[1].

В 1720 году седьмой Далай-лама возглавил тогда ещё относительно независимое Тибетское государство. Он сформировал новое правительство во главе с советом министров, призванное ликвидировать последствия смуты конца XVII — начала XVIII вв., вызванной смертью Далай-ламы V. Однако вместо наведения порядка и осуществления реформ министры начали борьбу за власть[2]. Наиболее влиятельным из них был энергичный Миванг Полханэй (Полханэ). В 1728 году, заручившись поддержкой хошутов и монахов главных монастырей, он расправился с конкурентами, а затем отстранил от управления страной самого Далай-ламу. Его поддержал и маньчжурский император Юнчжэн[3]. Это был важный момент в тибетской политической истории. Наметилась тенденция перехода страны под власть Китайской империи Цин. В Лхасе и Чамдо были поставлены цинские гарнизоны. В Тибете стали постоянно находиться резиденты (амбани), являвшиеся наблюдателями и информаторами Юнчжена[4].

«Отодвинутый» от власти, Кэлсанг Гьяцо на протяжении двадцати двух лет занимался деятельностью, почти исключительно связанной с религией. В 1734 и в 1736 годах он неофициально встречался с коронованными особами Китая и Бутана, обсудив с ними вопросы строительства буддийских монастырей[5], а на рубеже 30—40-х годов ненадолго легализовал в Тибете работу католической миссии во главе с Франческо Орацио делла Пенной. Миссия добилась определённого успеха. Далай-лама проявил к ней интерес, и до её ликвидации в 1745 году успел принять участие в диспуте с делла Пенной и даже обменяться посланиями с Папой Климентом XII[6].

Лишь после смерти Полханэя и его сына Гьюмэ Намгьяла, Далай-лама VII, также с помощью маньчжуров, вновь взял власть в Тибете в свои руки[7]. Первым шагом восстановленного правителя стала очередная попытка переустройства высших административных органов. Была упразднена должность дэси (регента) и учреждён Кашаг — совет, составленный из четырёх калонов (министров). Калоны назначались пожизненно. Один из них обязательно должен был быть монахом, три остальных — светскими лицами[8]. Вслед за административной реформой была проведена реформа вооружённых сил, главным пунктом которой являлось создание регулярной армии. Всё это, однако, уже происходило под контролем манчжурского Китая.

Норбулинка

Ближе к концу своего правления Кэлсанг Гьяцо заложил основу дворцового комплекса Норбулинка («Сад сокровищ»), достроенного уже его последователями. Воздвигнутый неподалёку от зимнего дворца Далай-лам Поталы, Норбулинка стал летней резиденцией тибетских первосвященников.

В последние годы жизни Далай-лама, параллельно с решением внутритибетских вопросов, занимался развитием отношений (прежде всего в духовной, буддийской сфере) с Бутаном, Сиккимом, Ло Мэнтангом и другими соседними странами[9].

Оценка деятельности[править | править код]

Г. Ц. Цыбиков писал о Кэлсанге Гьяцо: «Этот перерожденец был человек по-своему достаточно образованный и даровитый, оставивший после себя 8 томов сочинений»[10].

В. Д. Шакабпа заметил: «Седьмой Далай-лама был учёным человеком. В его политической жизни были трудности: только к концу жизни он получил реальную светскую власть. Хотя он находился в тени политических фигур тех времён борьбы за власть, Седьмой Далай-лама превосходил других Далай-лам своими достижениями в религиозной подготовке, поскольку он был религиозен и учён»[9].

Примечания[править | править код]

  1. Шакабпа В. Д. Тибет: политическая история. — СПб.: Нартанг, 2003. — С. 145.
  2. См. об этом подробнее: Шакабпа В. Д. Тибет: политическая история. — С. 153—154.
  3. Кычанов Е. И., Мельниченко Б. Н. История Тибета с древнейших времён до наших дней. — М.: Вост. лит., 2005. — С. 143—144.
  4. Беспрозванных Е. Л. Лидеры Тибета и их роль в тибето-китайских отношениях в XVII—XVIII вв. — Волгоград: Изд-во Волгоград. гос. ун-та, 2001. — С. 308.
  5. Шакабпа В. Д. Тибет: политическая история. — С. 158—159.
  6. Кычанов Е. И., Мельниченко Б. Н. История Тибета. — С. 147.
  7. Кычанов Е. И., Савицкий Л. С. Люди и боги Страны снегов. Очерки истории Тибета и его культуры. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2006. — С. 137.
  8. Кычанов Е. И., Мельниченко Б. Н. История Тибета. — С. 149.
  9. 1 2 Шакабпа В. Д. Тибет: политическая история. — С. 164.
  10. Цыбиков Г. Ц. Избранные труды: в 2 т. Т. 1. Буддист-паломник у святынь Тибета. — Новосибирск: Наука, 1991. С. 142.