Исполнительные функции

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Исполнительные функции (англ. executive functions) — в нейропсихологии, набор высокоуровневых процессов, позволяющий планировать текущие действия в соответствии с общей целью, изменять реакцию в зависимости от контекста, избирательно уделять внимание нужным стимулам. Предполагается наличие когнитивной «исполнительной системы» (англ. executive system), эффективность которой в значительной мере зависит от нормальной работы префронтальных областей коры. Исполнительные функции разделяются на базовые когнитивные функции, к которым относятся контроль внимания, когнитивное торможение, сдерживающий контроль, рабочая память и когнитивная гибкость и высокопорядковые исполнительные функции, такие как, планирование и подвижный интеллект (использующие функции рассуждения и решения проблем), требующие одновременного выполнения нескольких базовых исполнительных функций.[1][2] Существуют другие определения системы, а также списки и описания исполнительных функция.

Примером работы исполнительных функций может служить подавление автоматических, заученных реакций на стимул: увидев вкусный торт, человек подавляет автоматическое желание отрезать себе кусочек, помня о том, что он на диете; собираясь перейти автомобильную дорогу в Англии, турист из США изменяет заученную реакцию, и смотрит сначала направо, а потом налево. Также эти функции задействуются при появлении новых, ранее не встречавшихся стимулов, обеспечивая когнитивную гибкость.

При нарушении исполнительных функций, в частности, при повреждениях лобных долей, иногда говорят о «дерегуляторном синдроме» (англ. dysexecutive syndrome).

С работой исполнительных функций связывают показатели при прохождении Висконсинского теста сортировки карточек (WCST), теста Струпа и других.

Нейроанатомия[править | править код]

Традиционно считается, что исполнительные функции регулируются префронтальными областями коры головного мозга, хотя по поводу этой гипотезы ведутся споры. В статьях, посвящённых повреждениям префронтальной доли, описываются соответствующие нарушения исполнительных функций; однако некоторые учёные указывают на то, что проведённые исследования показывают чувствительность, а не специфичность измерений. Это означает, что для правильной работы исполнительных функций необходима целостность как фронтальных областей, так и остальной части мозга.[3]

На основе нейровизуализации и исследований повреждений мозга были определены функции, связанные с отдельными частями префронтальной коры.[3]

  • Дорсолатеральная префронтальная кора отвечает за «оперативную» обработку информации (в том числе находящейся в рабочей памяти) для широкого круга когнитивных функций. Этот процесс происходит за счёт интеграции различных характеристик поведения: внимания, памяти, двигательных и, возможно, эмоциональных функций.[4] Среди прочего, эта область связана с беглостью речи и планирования, способностью поддерживать и менять психологическую установку, способностью к торможению реакции, организационными навыками, решением проблем, абстрактным мышлением и мышлением вообще[3][5].
  • Задняя теменная кора связана с эмоциями, драйвом и мотивацией.[4] Соответствующие когнитивные функции включают торможение ненужных реакций, решение проблем и мотивированное поведение. Повреждения этой области могут привести к снижению драйва, выражающемуся в апатии, абулии или акинетическому мутизму, а также снижению драйва к таким базовым потребностям как еда или питьё и, возможно, снижению интереса к профессиональным и социальным занятиям и сексу[6][7].
  • Орбитофронтальная кора играет ключевую роль в контроле импульсов, поддержании психологической установки, наблюдении за текущим поведением и выработке социально приемлемого поведения.[7] Орбитофронтальная кора отвечает также за представление ценности вознаграждения на основе сенсорной информации и оценку субъективного эмоционального опыта[8]. Повреждения этой области могут вызвать растормаживание, импульсивность, агрессивные выпады, промискуитет и антисоциальное поведение[3].

Примечания[править | править код]

  1. Malenka, RC. Chapter 6: Widely Projecting Systems: Monoamines, Acetylcholine, and Orexin // Molecular Neuropharmacology: A Foundation for Clinical Neuroscience / RC Malenka, EJ Nestler, SE Hyman. — 2nd. — New York : McGraw-Hill Medical, 2009. — P. 155–157. — «DA реализует несколько действий в префронтальной коре. Он способствует «когнитивному контролю» поведения: отбору и успешному мониторингу поведения, способствующему достижению выбранных целей. Аспекты когнитивного контроля, в которых DA играет роль, включают в себя рабочую память, способность держать информацию «на линии», чтобы направлять действия, подавление доминантного поведения, которое конкурирует с целенаправленными действиями, и контроль внимания и, таким образом, способность преодолеть отвлечения.  ... Норадренергические проекции из LC, таким образом, взаимодействуют с дофаминергическими проекциями VTA для регулирования когнитивного контроля.». — ISBN 978-0-07-148127-4.
  2. Chan R. C., Shum D., Toulopoulou T., Chen E. Y. Assessment of executive functions: review of instruments and identification of critical issues (англ.) // Archives of Clinical Neuropsychology : journal. — 2008. — March (vol. 23, no. 2). — P. 201—216. — DOI:10.1016/j.acn.2007.08.010. — PMID 18096360.
  3. 1 2 3 4 Alvarez, Emory, 2006.
  4. 1 2 Lezak, 2004, p. 79.
  5. Clark, Bechara, Damasio et al., 2008.
  6. Allman, Hakeem, Erwin et al., 2001.
  7. 1 2 Lezak, 2004.
  8. Rolls, Grabenhors, 2008.

Литература[править | править код]