Маккейб и миссис Миллер

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Маккейб и миссис Миллер
McCabe & Mrs. Miller
McCabe & Mrs Miller.jpg
Жанр вестерн
Режиссёр Роберт Олтмен
Продюсер Митчелл Браулер
Роберт Эггенвейлер
Дэвид Фостер
Автор
сценария
Эдмунд Нотон (роман)
Роберт Олтмен
Брайен Маккей
В главных
ролях
Уоррен Битти
Джули Кристи
Оператор Вилмош Жигмонд
Композитор Леонард Коэн
Кинокомпания Warner Bros.
Длительность 121 мин.
Страна  США
Язык английский
Год 1971
IMDb ID 0067411

«Маккейб и миссис Миллер» (англ. McCabe & Mrs. Miller; иногда встречается название «Бордель») — ревизионистский вестерн Роберта Олтмена, снятый в 1971 году. Сам режиссёр определил его жанр как «анти-вестерн». По версии Американского института кино — один из самых значимых фильмов в истории жанра.

Сюжет[править | править код]

Наступает XX век. В глухое шахтёрское поселение Пресбитериан-Чёрч на северо-западе США приезжает таинственный игрок в карты по имени Маккейб. Ходят слухи о том, что когда-то он застрелил знаменитого бандита. Накопив карточной игрой некоторое состояние, Маккейб открывает в городке салун, игорный дом и публичный дом.

В этом ему помогает миссис Миллер — прибывшая из Сиэтла опытная проститутка с недюжинной деловой хваткой. Между Миллер и Маккейбом завязываются отношения, хотя по изначальной договорённости за каждую ночь, проведённую в её постели, Маккейб продолжает платить ей 5 долларов.

Предприятие Маккейба и миссис Миллер привлекает в Пресбитериан-Чёрч народ со всей округи. Крупная горнодобывающая компания предлагает Маккейбу купить его бизнес, но тот запрашивает неразумную цену. Тогда к нему присылают троих наёмных убийц

В ролях[править | править код]

Работа над фильмом[править | править код]

Фильм с рабочим названием The Presbyterian Church Wager («Пари в Пресбитериан-Чёрч») снимался в окрестностях Ванкувера. Название было изменено на «Джон Маккейб» под давлением пресвитерианской церкви США, не желавшей, чтобы её название ассоциировалось с фильмом о борделе. Заглавные роли исполнили Уоррен Битти и Джули Кристи, с 1967 года состоявшие в гражданском браке и не желавшие расставаться даже на съёмочной площадке.

При создании фильма одной из главных проблем была слабая драматургическая основа сценария. Битти вспоминал: «Режиссёр у нас был, что называется, в зените, был и по-настоящему хороший актёрский состав, а вот сценария не было никакого. Такая вот незадача». Первоначальный сценарий по роману Эдмунда Нотона написал приятель режиссёра Брайан Макай, но вышел заурядный традиционный вестерн: история о загадочном чужаке, который появляется в начале 20 века в городке на Северо-Западе. Олтмен так отзывался о сценарии: «Ничего хуже из историй о Диком Западе я не слышал — одни избитые клише. Он — картёжник; она — проститутка, хотя и сердце золотое; три злодея — громила, метис и пацан. Я спросил тогда сценариста: «И это ты хочешь снимать?». Над сценарием стали работать Олтмен и Битти, причём по вопросу, кому принадлежит авторство сценария, согласия не было. В титрах значился Олтмен, что во многом объясняется его приверженностью теории авторского кино. По словам Битти, Клайда Бэрроу и Мак-Кейба «роднит безрассудная взбалмошность. Никакие они не герои. Мне показалось это смешным, Олтмену — тоже. И мы согласились с трактовкой».

В некоторых сценах на заднем плане видны за работой молодые плотники из числа пацифистской молодёжи, перебравшейся в Канаду, чтобы избежать призыва на Вьетнамскую войну. Декорации строились ими по мере работы над фильмом[1]. К крышам зданий были подведены шланги, чтобы по мере необходимости создавать эффект накрапывающего дождя. Внезапно выпавший в конце съёмок снег чуть было не спутал планы съёмочной группы.

Эффект реалистичности призваны усилить негромкие, наслаивающиеся друг на друга диалоги периферийных персонажей[1] и зернистая, обесцвеченная картинка. Благодаря использованию цветовых фильтров интерьерам был придан тёплый, буро-рыжеватый оттенок, с которым контрастируют унылые серые и зеленоватые тона уличных сцен[1]. Чтобы руководство студии не смогло «выправить» изображение, оператор и режиссёр изначально условились немного засветить негатив.

Реакция[править | править код]

Фильм первоначально не вызвал ажиотажа у американских зрителей, включая кинокритиков. Джули Кристи была в очередной раз номинирована на «Оскар», оператор Вилмош Жигмонд — на премию Британской академии. Рецензенты посчитали нарисованный Олтманом образ фронтира начала XX века нарочито опрокинутой в прошлое картиной Америки уотергейтовского периода, погрязшей в насилии и лжи[2].

Фильм потерпел значительный кассовый провал, что подпортило репутацию Олтмена, которую он заработал картиной «М.Э.Ш.». Битти видел причину провала в плохом звуке: «Именно звук поставил крест на огромном потенциальном коммерческом успехе фильма, потому что публика просто ничего не поняла. Если бы не жёсткие условия по сроку выхода в прокат, Олтмен бы его подправил. Не думаю, что он сознательно хотел нагадить» и даже признался, что «Будь я продюсером, я бы Олтмена пристрелил».

Со временем статус фильма вырос до такой степени, что по результатам опроса кинематографистов Американский институт кино включил «Маккейба» в список лучших вестернов, а Библиотека конгресса внесла его в Национальный реестр наиболее значимых американских фильмов. Из авторитетных кинокритиков А. О. Скотт записал «Маккейба» в пятёрку своих любимых фильмов, Полин Кейл (близкая подруга режиссёра) назвала «прекрасной картиной, о которой можно было только мечтать», а Р. Эберт назвал его совершенством[3]. По оценке Д. Кера и киносправочника Time Out, это лучшая работа Олтмана[4][5].

Жанровое своеобразие[править | править код]

«Маккейб и миссис Миллер» принадлежит к натуралистическому периоду в творчестве Олтмана, когда он занимался развенчанием тех ценностей, которые были положены в основу традиционных жанров американского кино, и один за другим «деконструировал» эти жанры. Так, вместо кульминационной перестрелки «глаза в глаза» он предлагает зрителю игру в прятки с целью выстрелить противнику в спину. Вместо привычной для вестернов духоподъёмной музыки с первых кадров элегическое настроение задают «завораживающие, заунывные баллады»[6] с дебютного альбома Леонарда Коэна, выпущенного в 1967 году.

Дикий Запад на экране просто не узнать. Вместо палящего солнца — холод, грязь, слякоть, а в финале — ещё и томительный снегопад, который убивает надежнее, чем пули. Вместо бескрайних прерий — теснота убогого, заплеванного городка. «Маккейб» вообще очень «тесный» фильм, где персонажи непрерывно находятся в состоянии вынужденной физической близости. Вместо ярких цветов — коричневый и серый. Вместо шикарных наездников — шпана какая-то, напоминающая человеческую фауну заштатного восточноевропейского местечка: котелки, ермолки, треснутые очечки, нечесаные бороды, подтяжки, кальсоны. Впрочем, один настоящий, вернее, киношный белозубый ковбой на экране появится: заскочит накормить лошадь. Его почти сразу же пристрелят. Маленький мир, маленькие люди.

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]