Манатов, Шариф Ахметзянович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Шариф Ахметзянович Манатов
башк. Шәриф Әхмәтйән улы Манатов
Манатов Шариф Ахметзянович.jpg
Флаг Заместитель председателя Комитета по делам мусульман Внутренней России при Народном комиссариате по делам национальностей РСФСР
17 января 1918 — 1919
Флаг Председатель Башкирского центрального шуро
20 июля 1917 — 4 февраля 1918

Рождение 20 октября 1887(1887-10-20)
Смерть 1936
Место погребения
Супруга Г. С. Манатова
Партия РСДРП(и) январь — июнь 1917
РКП(б), ВКП(б) май 1918 — 31 октября 1935
Образование Петербургский психоневрологический институт, ушёл с 3-го курса
Профессия журналист

Шариф Ахметзянович Манатов (башк. Шәриф Әхмәтйән улы Манатов; (20 октября 1887, Челябинский уезд, Оренбургская губерния1936, Монатовка, Челябинская область) — государственный и общественный деятель, один из лидеров Башкирского национального движения, Председатель Башкирского центрального шуро, учёный-востоковед, журналист, социолог.

Биография[править | править код]

Шариф Ахметзянович (Ахметович; Ахмедович; Шариф Ахметзян) Манатов (Монатов) родился 20 октября 1887 года (по другим данным 1892 года) в семье башкирского муллы в деревне Манатово Катайской волости Челябинского уезда Оренбургской губернии. Решением Курганского облисполкома № 389 от 27 сентября 1965 года д. Монатово Юламановского сельсовета Альменевского района Курганской области исключена как сселившиеся.

Сначала поступил в медресе «Галия» в Уфе. Среднее образование получил в семинарии Семипалатинска (окончил в 1910 году).

В 1910 году поступил на историко-филологический факультет института имени Бехтерева в Санкт-Петербурге. С сентября 1911 года учился на педагогическом факультете Петербургского психоневрологического института по специальности «всеобщая история». В октябре 1914 года ушёл с 3-го курса. Работал журналистом. В 1914 году в газете «Тормош» («Жизнь», Уфа) опубликовал статью, в которой писал, что мусульмане России всегда будут работать рука об руку с русской интеллигенцией. В 1914 году поступил в Стамбульский университет. В январе 1915 года — марте 1916 года работал весовщиком на женевской шоколадной фабрике, затем на ферме в пригороде Онé. В Швейцарии (Цюрихе или Женеве) встречался с В. И. Лениным.[2] С января 1917 года Манатов является членом партии меньшевиков-интернационалистов. После Февральской революции Шариф Ахметзянович вернулся в Оренбург. Здесь он вливается в Башкирское национальное движение и становится одним из организаторов Башкирских съездов (курултаев) и движения за создание автономии Башкурдистана.

Башкирское областное Шуро было избрано 20 июля 1917 года в Оренбурге на I Всебашкирском курултае в составе 6 человек. Председателем был избран Манатов Шариф. Избраны членами исполнительного комитета Центрального Шуро: Шариф Манатов, Гариф Мутин, Сагид Мрясов, Ильдархан Мутин, Осман Куватов, Харис Юмагулов. Шуро непосредственно занималось подготовкой переговоров и осуществлением Башкирской территориальной автономии в федеративном устройстве России. II Всебашкирский курултай состоявшийся 25–29 августа 1917 года в Уфе снова высказался за федеративно-демократическое устройство России и переизбрал областное Шуро: его состав увеличился до 12 человек, председателем Шуро вновь был избран Шариф Манатов, а его заместителем стал Заки Валидов. После Октябрьской революции в Петрограде Манатов переехал вместе с Шуро в Оренбург, где Шуро примкнуло к сформированному в октябре 1917 года Комитету спасения Родины и Революции во главе с атаманом А.И. Дутовым. Находившееся в Оренбурге Башкирское Правительство 11 ноября 1917 года в фармане №1 (Указ №1) подтвердило необходимость для башкир собственного национального самоуправления. А 15 ноября 1917 года Башкирское областное шуро явочным порядком приняло уже постановление о провозглашении автономии Башкортостана, которое на следующий день было объявлено Фарманом №2 (Указ №2). Его подписали председатель шуро Шариф Манатов, его заместитель Ахметзаки Валидов, секретарь шуро Шайхзада Бабич и шесть заведующих отделами шуро. В постановлении и фармане говорилось: «Башкирский областной совет объявляет башкирскую территорию Оренбургской, Уфимской, Самарской и Пермской губерний с сего 15 ноября автономной частью Российской республики».[3]. Как председатель Башкирского Правительства был уполномочен вести переговоры с СНК об автономии Башкортостана, утверждённой Учредительным Башкирским Курултаем (парламентом) в декабре 1917 года в Оренбурге.

8–20 декабря 1917 года в Оренбурге состоялся III Всебашкирский учредительный курултай. На нем было принято решение об утверждении провозглашения автономии Башкурдистана в границах Малой Башкирии, охватывающей территорию, занимаемую восточными башкирами, с разделением её на 9 кантонов. Съезд образовал органы автономного управления Малой Башкирии, определил состав предпарламента — Малого Курултая из 22 членов и 3 кандидатов. При тайном голосовании по большинству поданных голосов первые два места в члены предпарламента заняли, соответственно, Шариф Манатов и Заки Валидов. Манатов, будучи членом Учредительного Собрания по списку башкир-федералистов Оренбургской губернии, приехал в Петроград 6 (19) января 1918 года, когда Учредительное собрание было распущено. 7 января 1918 года при встрече с Лениным Манатов заявил, что есть люди, которые стараются представить башкирское движение как якобы направленное против революции, что не соответствует действительности; Ленин же в свою очередь предложил создать центральное мусульманское учреждение заметив при этом (согласно воспоминаниям Манатова): если будете действовать заодно с И.В. Сталиным, то добьётесь всего, чего желаете[4].

Комитет по делам мусульман Внутренней России, созданный декретом СНК от 17 января 1918 года при Народном комиссариате по делам национальностей РСФСР, в составе: М. М. Вахитов (председатель), Г. Г. Ибрагимов и «член бывшего Учредительного собрания от Оренбургской губ.» Ш.А. Манатов (заместитель председателя).

Манатов сотрудничал в первой газете на татарском языке «Чулпан» («Утренняя Звезда»).

После ареста Шуро и Башкирского правительства (избрано на Башкирском курултае в Оренбурге в декабре 1917 года) 4 февраля 1918 года Оренбургским ВРК Временный Революционный Совет Башкортостана (сформирован в тот же день) обратился в Наркомнац с требованием ареста Манатова, на что Сталин ответил: Манатов «утверждён членом Мусульманского комиссариата при СНК. Он по вашей телеграмме арестован не будет, не будет также снят с занимаемой им должности»[5]. Манатов подписал вместе со Сталиным и другими «Положение Наркомнаца об образовании Татаро-Башкирской Советской Республики» (опубликовано 23 марта в «Правде»).

В марте 1918 года он познакомился с основателем Коммунистической партии Турции Мустафой Субхи. Вполне вероятно, что именно Субхи рекомендовал Шарифа Ахметовича для подпольной революционной работы в Турции.

В мае 1918 года Шариф Манатов вступил в ряды ВКП(б). Тогда же, во время совместной поездки в Уфу, Г. Г. Ибрагимов «отправил Манатова за решетку», о чем 21 июля сообщила местная газета «Вперед». Из сарапульской тюрьмы Манатов отправил письмо И. В. Сталину и был освобожден. С января 1919 года находился в командировке в Турцию для оказания помощи в создании коммунистической партии. Здесь избран в президиум Анкарского комитета Компартии, основал и возглавил газету «Ени дунья». Осенью 1920 года арестован, бежал («подкупив караульных»). Декретом Совнаркома от 21 декабря 1920 года его назначают полномочным представителем Наркомнаца в Башкирской АССР.

В октябре 1921 вернулся в Москву в качестве представителя Башкирии в Наркомнаце. С марта 1923 года возглавлял ГУС Туркестанского Наркомпроса (Ташкент). С декабря 1923 года по май 1925 года руководил Академическим центром при Народном комиссариате просвещения БАССР (Уфа). В сентябре 1924 года во время чистки советских учреждений от «нежелательных элементов» был освобожден от работы. Затем работал в Ярославском педагогическом институте, был заведующим отделом печати ЦК Компартии Азербайджана, ректором педагогического института. В 1925—1931 гг. преподавал «историю большевизма и ленинизма» в Закавказском Коммунистическом институте им. 26 бакинских комиссаров (Тифлис), заведовал пропагандистским подотделом агитпропа Закавказского крайкома партии. В связи с ухудшением здоровья переехал в Крым, с ноября 1931 года по октябрь 1932 года в должности профессора преподавал в Симферопольском комвузе (был также «руководителем исторической кафедры»). С 1 октября 1932 года по командировке ЦК ВКП(б) и по представлению С. Ф. Ольденбурга зачислен в аспирантуру ИВ АН СССР (по араб. отделению; науч. руководитель акад. И. Ю. Крачковский; специальность «история Турции»).

С 9 октября 1933 года зачислен в ПБ на полставки главным библиотекарем ОНЛ. С 21 ноября того же года уволен из ПБ ввиду зачисления в аспирантуру. С 1 мая 1934 года отчислен из аспирантуры «по болезни».

Переехав во Фрунзе, Манатов в должности и. о. профессора читал лекции по всеобщей истории в Киргизском педагогическом институте. В 1935 году выехал для лечения в Башкирию. Во время пребывания Манатова в столице из Фрунзе поступил «сигнал», что он «считается больным», а на самом деле «использует пребывание в Уфе для связи с исключенными из партии и снятыми с работы». Решением Фрунзенского горкома от 31 октября 1935 года Манатов был исключен из партии «как не изживший контрреволюционной буржуазно-националистической идеологии». Уволившись из института и отправив (в нач. 1936) письмо в КПК с просьбой снять с него несправедливое обвинение, Манатов в сопровождении жены, троих детей уехал к брату в деревню Монатовку Челябинской области. В марте 1936 года выездная «парттройка» вынесла решение о переносе вопроса на разрешение партколлегии КПК «согласно просьбе». Пересмотра Манатов не дождался.

Шариф Ахметзянович Манатов скончался в 1936 году в деревне Монатовке Миасского района Челябинской области[6], в 1963 путем объединения дер. Монатовки и центральной усадьбы совхоза «Черновский» образовано село Смородинка, ныне село входит в Черновской территориальный округ Миасского городского округа Челябинской области. Был «похоронен с почестями» на деревенском кладбище в д. Кучуково Учалинского района Башкирской ССР.

После XX съезда КПСС его жена Г. С. Манатова возобновила ходатайство покойного мужа. 21 июня 1962 года КПК при ЦК КПСС рассмотрела её заявление, и он «был реабилитирован в гражданском и партийном отношении»[7].

Сочинения[править | править код]

  • Башкирская Автономная Республика. // Жизнь национальностей, кн. 1, 1923. — С. 40-45.
  • Турецкая жизнь в отражении турецкой прессы // Новый Восток. 1922. Кн. 1.

Семья[править | править код]

Шариф Манатов был женат, у них четверо детей, которые в советское время проживали в Литовской ССР.

Сын Шамиль Шарифович Манатов в годы Великой Отечественной войны был военным летчиком, а затем работал в гражданской авиации.

Примечания[править | править код]

  1. http://баш.башкирская-энциклопедия.рф/index.php/component/content/article/8-statya/9338-manatov-sh-rif-khm-t-uly
  2. МАНАТОВ Шариф Ахметзянович
  3. 15 ноября - 91-я годовщина провозглашения автономии Башкирии в составе России (недоступная ссылка). Дата обращения: 20 июня 2012. Архивировано 2 января 2014 года.
  4. «В.И. Ленин и Башкирия». Документы, материалы, воспоминания, 3-е изд., доп.– Уфа, 1984, с. 368.
  5. «Образование БАССР». Сборник документов и материалов, Уфа, 1959, с. 871
  6. МАНАТОВ Шариф Ахметович
  7. Манатов (Монатов) Шариф Ахмедович

Литература[править | править код]

  • Образование Башкирской АССР: Сборник документов и материалов. Уфа,1959.
  • Насыров Р. От имени башкир // Возвращенные имена. Уфа, 1991. С. 193.
  • Ярмуллин А.Ш. У истоков Башкирской республики. Биографии деятелей Башкирского национального движения (1917-1920 гг.). - Уфа: Китап, 2017. - 232 с.
  • А.А. Валидов — организатор автономии Башкортостана. У истоков федерализма в России (1917—1920). Документы и материалы. Ч. 1. Уфа, 2005. С. 53, 54, 67, 87.
  • Национально-государственное устройство Башкортостана (1917—1925 гг.). Документы и материалы: В 4 т. /Авт.-сост. Б. X. Юлдашбаев. Т. 1.Уфа, 2002. С. 185, 188—189.
  • Ахмет-Заки Валиди. Воспоминания: [Пер. с тур.] / Заки Валиди Тоган. Кн. 1: Борьба народов Туркестана и других восточных мусульман-тюрков за национальное бытие и сохранение культуры. Уфа, 1994. С. 218.
  • Давлетшин Р. Товарищ комиссара по делам мусульман // Истоки. 1997. № 1 (143).
  • Караван-Сарай / Сост.: Янгузин Р. З., Данилова Г. Б. 3-е изд., перераб. и доп. Уфа: Китап, 1996. С. 93.

Ссылки[править | править код]