Мещерская, Мария Элимовна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Мария Элимовна Демидова
Мария Элимовна Мещерская (1865)«Княжна была облечена в прекрасный восточный костюм, весь белый с золотом, как нельзя лучше пригнанный к типу ее красоты и немного смуглому цвету ее плеч. На нее можно было заглядеться, она была движущая картина»[1]
Мария Элимовна Мещерская (1865)
«Княжна была облечена в прекрасный восточный костюм, весь белый с золотом, как нельзя лучше пригнанный к типу ее красоты и немного смуглому цвету ее плеч. На нее можно было заглядеться, она была движущая картина»[1]
Имя при рождении:

Мещерская

Дата рождения:

16 февраля 1844(1844-02-16)

Страна:

Romanov Flag.svg Российская империя

Дата смерти:

26 июля 1868(1868-07-26) (24 года)

Отец:

Элим Петрович Мещерский

Мать:

Варвара Степановна Жихарева (1819-1859)

Супруг:

Павел Павлович Демидов

Дети:

Элим

Commons-logo.svg Мария Элимовна Демидова на Викискладе

Княжна Мария Элимовна Мещерская, в замужестве княгиня Демидова-Сан-Донато (16 февраля 184426 июля 1868) — фрейлина императрицы Марии Александровны, первая любовь императора Александра III.

Биография[править | править вики-текст]

Княжна Мария Элимовна (Елимовна) Мещерская родилась в семье дипломата князя Элима Петровича Мещерского и Варвары Степановны, дочери писателя С. П. Жихарева. В 1844 году, когда Марии не было ещё и года, отец умер. Детство Мария Элимовна провела в Париже и в Ницце, постоянно переезжая от матери к бабушке. За границей Варвара Степановна вела такой эксцентричный образ жизни, что императрица Александра Фёдоровна взяла к себе её дочь и поместила ее в институт. Но слабое её здоровье не позволяло ей жить в России. В возрасте пятнадцати лет она лишилась матери.

Императрица была вынуждена обратиться за помощью к её родственнице княгине Е. Н. Чернышёвой (вдове военного министра А. И. Чернышёва) и просила её взять Марию к себе в Рим на время. Когда ей исполнилось восемнадцать лет, княжна Мещерская вернулась в Россию, где была принята в доме тётки, княгини Елизаветы Барятинской (дочери военного министра А. И. Чернышёва). Но та ревновала племянницу к своему мужу, который был привязан к ней и, по мнению С. Д. Шереметева, даже влюблен в нее:

«

Нельзя сказать, чтобы княгиня Барятинская её баловала. Напротив того, она скорее держала её в чёрном теле. Она занимала в доме последнее место…[2]

»

Вскоре, благодаря ходатайству родственников, Мария Элимовна стала фрейлиной императрицы Марии Александровны и поселилась в Зимнем дворце. Весной 1864 года при дворе княжна Мещерская встретилась с великим князем Александром Александровичем, вторым сыном императрицы. Имя Марии Мещерской появляется в переписке великого князя. В июне этого же года он пишет матери: «Ездили с обществом в Павловск на ферму и пили там чай. М. Э. Мещерская ездила с нами также верхом и часто бывала с нами в Павловске»[3]. Постепенно она входит в компанию, образовавшуюся при дворе из представителей «золотой молодёжи». Кроме великого князя Александра в неё входили: цесаревич Николай, великий князь Владимир, кузен Николай Лейхтенбергский, кузен Николай Константинович, князь Мещерский, граф Илларион Воронцов-Дашков, князь Владимир Барятинский, фрейлина Александра Жуковская[3]. Молодежь развлекалась, танцевала, играла в карты, и всё чаще Александр Александрович старался выбрать партнершей княжну Мещерскую. По отзывам современницы, княжна была[4]

« необычайно красива, дивно сложена, довольно высокого роста, её черные глаза, глубокие и страстные, придавали её изящному лицу из ряда вон выходящую прелесть. Звук голоса её был методичен, и на всем существе её была наложена печать какого-то загадочно-сдержанного грустного чувства, очень обворожительного. »
Княжна Мещерская и Александра Жуковская на прогулке в Царскосельском парке, 1865 год

В 1865 году в императорской семье произошла трагедия — скончался цесаревич Николай Александрович, и Александр стал наследником престола. В этом же году изменились и чувства великого князя: из дружеских они приняли характер серьёзного увлечения. 7 июня он писал в дневнике: «Каждый день то же самое, было бы невыносимо, если бы не М.»[3]. Условившись, они якобы случайно встречались на прогулке в парке, но вскоре об этих отношениях узнали император и императрица. Мария Александровна нашла подобное поведение сына «неприличным». Встретившись 19 июня на Английской дороге из Царского Села в Павловск, цесаревич сообщил, что «они больше не могут больше быть в таких отношениях, в каких были до сих пор»[3]. На память Мари подарила свою фотографию с Сашей Жуковской с надписью: «В воспоминание последнего дня в милом Царском». 4 ноября этого же года княжна подарила Александру свой автопортрет

Кузен Марии, князь Владимир Мещерский, выкрал письма к ней наследника престола и передал их императрице, после чего в императорской семье разгорелся скандал[5]. Тем не менее встречи влюблённых вскоре возобновились. Помогала им Александра Жуковская, которая доставляла записки, улаживала размолвки, охраняла покой на прогулках. Цесаревич не был уверен в чувствах княжны Мещерской. Он боялся, что она может принять чьё-то предложение, поэтому предложил своему близкому другу и наследнику огромного состояния графу Иллариону Воронцову-Дашкову жениться на Марии. Однако вскоре граф обвенчался с графиней Елизаветой Шуваловой.[3][6].

Постепенно встречи становились всё чаще, и вскоре фрейлине Мещерской был устроен выговор. Обер-гофмейстерина графиня Екатерина Тизенгаузен объявила, что княжна ведёт себя неприлично, открыто бегая за наследником. Во избежания «серьёзных последствий» она должна перестать встречаться с цесаревичем. В ноябре 1865 года Александр II выразил желание, чтобы цесаревич и бывшая невеста Николая — датская принцесса Дагмара — стали мужем и женой. Цесаревич метался между чувством к княжне Мещерской и долгом. Он писал в дневнике 15 марта: «Я её не на шутку люблю, и если бы был свободным человеком, то непременно бы женился, и уверен, что она была бы совершенно согласна»[3].

Мария Мещерская (1866)

На балу 18 апреля княжна Мещерская сообщила наследнику, что князь Витгенштейн сделал ей предложение. Родители настаивали на поездке в Данию, и в мае цесаревич пишет в дневнике: «Я только и думаю теперь о том, чтобы отказаться от моего тяжёлого положения и, если будет возможность, жениться на милой М. Э. Я хочу отказаться от свадьбы с Dagmar, которую не могу любить и не хочу… Может быть, это будет лучше, если я откажусь от престола… Я не хочу другой жены, как М. Э.». Вместе с тем великий князь опасался, что «когда наступит решительная минута, она откажется от меня, и тогда всё пропало»[3]. Решительное объяснение произошло в мае 1866 года. Император сообщил, что в датских газетах напечатана статья о том, что цесаревич не хочет жениться на Дагмаре из-за чувств к княжне Мещерской. Король Кристиан прислал императорской семье письмо с просьбой подтвердить планы наследника относительно дочери. Произошла крупная ссора, в ходе которой Александр Александрович заявил о желании отречься от престола и жениться на «милой Дусеньке», что не нашло понимания у Александра II, пригрозившего выслать княжну. Объяснившись с княжной Мещерской, Александр принял решение поехать в Данию. Единственное, о чём он просил отца, не наказывать девушку. Мария Александровна успокоила сына: Мещерская поедет в Париж вместе со своей теткой княгиней Чернышёвой.[3]

Помолвка цесаревича Александра и принцессы Дагмары Датской состоялась 17 июня 1866 года, а 28 октября последовала свадьба. Княжна Мещерская увиделась с наследником ещё раз в 1867 году в Париже, куда тот приезжал вместе с отцом по приглашению императора Наполеона III.

Брак и дети[править | править вики-текст]

Мария и Павел Демидовы

Покинув двор, княжна Мещерская жила у княгини Чернышёвой. В марте 1867 года при австрийском дворе она познакомилась с секретарем русского посольства в Вене богачом Павлом Павловичем Демидовым (1839—1885), бывшего лучшей партией в России. Вскоре, 7 июня 1867 года была торжественно отпразднована их свадьба. Поручителями по жениху были князь А. И. Барятинский и барон А. Ф. Будберг; поручителями по невесте — граф Д.К. Нессельроде и граф И. И. Воронцов-Дашков. Медовый месяц молодые провели близ Флоренции на вилле Сан-Донато. Демидов обожал свою молодую жену, он окружил её всей роскошью, доступной его богатству, в собственном парижском отеле и вилле в Довиле. Мария Элимовна имела на мужа самое благотворное влияние. По словам современником, после женитьбы Демидов стал совершенно другим человеком, прекратились его безумные траты и вечера в казино.

Весной 1868 года в преддверии родов Мария Элимовна с мужем переехала в Вену, чтобы иметь возможность пользоваться советами знаменитого профессора. В Вене она часто ходила в церковь, где её видели молящуюся в слезах. Её беременность проходила трудно, чтобы поддержать невестку и сына к ним из Финляндии приехала Аврора Карловна. Обе женщины очень сдружились и много времени проводили вместе[7]. 25 июля 1868 года Мария Элимовна родила сына Элима и скончалась на следующей день от эклампсии. Благодаря усилиям врачей жизнь ребёнка, которая также подвергалась опасности, была спасена. Накануне смерти, Мария Элимовна призналась своей подруге А. Жуковской, что «никого и никогда не любила, кроме цесаревича»[3]. Муж её нашел письмо на своё имя, в котором она с ним прощалась и благодарила его за счастье, которое он ей дал и которое длилось меньше года. По словам современницы,

« Поэтический облик Демидовой получил таинственный ореол в этой смерти, так внезапно пресекшей только что добытое счастье. Она унесла с собой разгадку смысла жизни, вопрос, который как будто читался в загадочном выражении её глаз. »

Убитый горем Демидов несколько месяцев отказывался видеть сына, а себя считал виновником смерти жены. Он морил себя голодом и был на грани самоубийства. После встречи с отцами-иезуитами из католического ордена «Сердце Иисуса» Павел Павлович несколько пришел в себя и стал очень религиозным. Жил скромно, ходил пешком, более не носил фрака, и тратил огромные деньги на дела благотворительности. В память о супруге он учредил Мариинскую рукодельную мастерскую в Париже.

М. Э. Демидова была похоронена в родовой усыпальнице на кладбище Пер-Лашез в Париже. Великий князь Николай Михайлович в своей книге «Русский некрополь в чужих краях. Париж и его окрестности» её захоронения не упоминает[8]. Есть версия, что в 1875 году прах Марии Элимовны был перевезен в Россию и захоронен в цоколе Выйско-Никольской церкви в семейной усыпальнице Демидовых в Нижнем Тагиле. Но согласно дневнику великого князя Александра Александровича в 1880 году её прах был ещё во Франции. В ходе частной поездки в Европу, он сделал запись: «Был в Пер-Лашез, на могиле М. Э. Грустно…»

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Из описания костюмированного бала, данного княгиней Е. Кочубей в ее дворце.
  2. Воспоминания С. Д. Шереметева.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Боханов А.Н. Император Александр III. — М: ООО «Торгово-издательский дом «Русское слово», 2001. — 512 с. — ISBN 5-8253-0153-4.
  4. Е. А. Нарышкина. Мои воспоминания. Под властью трех царей. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. — 688 с.
  5. Жерихина. Частные дворцы Петербурга.
  6. Спустя много лет единственный сын Марии — Элим — женится на Софии, дочери графа Воронцова-Дашкова.
  7. Это косвенно подтверждает в своем дневнике В. А. Муханов. 28 марта 1870 года он писал: «Обедаем у Авроры Карловны Карамзиной. [Кругом] портреты её невестки, покойной молодой Демидовой» (Дневник В. А. Муханова // Русский Архив. 1897. Т. 1.— С. 96.)
  8. Русский некрополь в чужих краях. — Вып.1. — Париж и его окрестности, 1915. — 101 с.

Ссылки[править | править вики-текст]