Преступность в РСФСР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Изучение преступности в РСФСР охватывает период с 1917 по 1991 годы. Февральская и Октябрьская революции значительно изменили как понятие о преступности и саму преступность, так и систему учёта данных о ней.

Необходимо отметить, что анализ показателей преступности в РСФСР сталкивается с рядом трудностей[1]:

  • До 1922 года РСФСР существовала как самостоятельное государство, после чего вошла в состав СССР в качестве одной из союзных республик. В РСФСР союзного периода не вёлся учёт воинских и особо опасных государственных преступлений, которые преследовались по законам СССР.
  • За период с 1917 по 1991 год сменилось 3 уголовных кодекса: в 1922, 1926 и 1960 году. Кроме того, действующее уголовное законодательство постоянно корректировалось в соответствии с потребностями текущего момента, что также влияло на учёт преступлений и преступников.
  • Наряду с уголовными кодексами действовали общесоюзные законы (в частности, например, Закон об уголовной ответственности за государственные преступления и Закон об уголовной ответственности за воинские преступления), содержание которых также менялось в различные временные периоды.
  • Система судебных и правоохранительных органов (а, следовательно, и правоприменительная практика) находилась под сильным влиянием партийных органов. Кроме того в различные периоды получали широкое распространение внесудебные формы реагирования на преступления, как в радикально-антиправовом варианте — «тройки», особые совещания, высылки, так и в либеральном — передача материалов «общественности».
  • Статистика преступности находилась под грифами «секретно» и «совершенно секретно», в результате чего систематизированные данные о преступности не публиковались и были доступны небольшому числу специалистов.
  • На статистику существенное влияние оказывали проводившиеся время от времени кампании борьбы с сокрытием преступлений от учёта и преувеличением процентов их раскрываемости (например, такие кампании имели место в 1983 и 1989 годах). Кроме того, в целях сокрытия данных о не вполне благополучном состоянии в сфере борьбы с преступностью нередко изменялись формы статистического учёта, что делает данные за различные временные периоды несопоставимыми.

При анализе состояния и динамики преступности можно выделить периоды восстановления народного хозяйства и нэпа, индустриализации, период сталинских репрессий, а также позднесоветский период (1961—1991 годы).

Период гражданской войны[править | править код]

За период с 1917 по 1922 год имеются лишь отрывочные данные о состоянии преступности. М. Н. Гернет писал: «Уголовная статистика вводится в СССР лишь с 1922 г. … Мы располагаем крайне скудными сведениями за годы, предшествовавшие введению статистики осужденных. Первые, собранные на более обширной территории сведения, относятся к 1919 году. Значение их … условно»[2].

Основными характеристиками преступности в годы гражданской войны (1917—1922) являлись её высокий уровень, большое число насильственных и корыстно-насильственных преступлений (бандитизм, разбой, грабежи, убийства), экономических преступлений (спекуляция, контрабанда, мошенничество) и высокая латентность; помимо этого, большой вес имели контрреволюционные деяния: в 1918—1920 гг. ВЧК было раскрыто около 500 крупных контрреволюционных заговоров[3].

Период восстановления народного хозяйства и нэпа (19221925) годы[править | править код]

Источниками данных о преступности за первое десятилетие существования советской власти являются статистические обзоры, данные о работе судебных органов, иные труды ЦСУ СССР[4], сборники Министерств юстиции СССР и РСФСР, в том числе носящие закрытый характер, работы Е. Н. Тарновского, М. Н. Гернета, А. А. Герцензона и ряда иных авторов.

Обобщенные сведения о преступности за период с 1922 по 1960 год приводит В. В. Лунеев в книге «Преступность XX века»[5]:

Динамика населения и судимости в СССР (РСФСР) (1922—1960 гг.)
Годы Численность населения Общее число осуждённых Коэффициент судимости на 100 тыс. населения
СССР СССР РСФСР СССР РСФСР
1922 136 100 000 1 089 503 1 185 102 800,5 2508,2
1923 138 700 000 1 193 135 1 121 264 860,2 2442,0
1924 141 500 000 1 905 900 1 690 309 1353,9 2910,0
1925 144 200 000 1 153 600 724 205 800,0 1725,0
1926 147 028 000 1 293 000 975 105 879,4 1480,0
1927 149 100 000 1 507 360 1 026 084 1011,0 1080,0
1928 151 200 000 1 387 568 1 046 352 917,7 1060,0
1929 153 400 000 1 705 746 1 310 965 1111,9 1379,8
1930 157 000 000 1 208 309 1307,1
1931 158 500 000 1 357 206 1445,5
1932 159 997 000 1 133 511 1195,7
1933 161 500 000 1 430 560 1502,6
1934 163 000 000 1 108 485 1168,9
1935 164 600 000 1 151 416 871 929 909,0
1936 166 160 000 915 553
1937 167 700 000 887 133
1938 169 300 000 919 299
1939 170 557 000 957 066
1940 194 077 000 1 191 084
1941 160 000 000 862 970
1942 160 000 000 837 141
1943 160 000 000 771 615
1944 160 000 000 867 465
1945 160 000 000 823 347
1946 170 400 000 1 090 627
1947 171 200 000 1 391 786
1948 172 989 000 1 059 240
1949 175 261 000 995 846
1950 178 547 000 902 256
1951 181 603 000 879 445
1952 184 778 000 969 334
1953 187 997 000 818 708
1954 191 004 000 769 679
1955 194 415 000 818 882
1956 197 902 000 938 950
1957 201 414 000 943 957
1958 204 900 000 1 078 882
1959 208 800 000 869 177
1960 212 300 000 516 091
Динамика преступности по данным ЦСУ СССР, ЦСУ РСФСР и Минюста СССР по СССР и РСФСР за 1920—1940 гг.[6]
Годы Общее число осуждённых Коэффициент судимости на 100 тыс. населения
СССР РСФСР СССР РСФСР
1920 (46 губерний) СССР создан 30 декабря 1922 г. 614 548[7] 2003,0
1921 874 829 2610,0
1922 1 185 102 2508,2
1923 неполные данные 1 121 264 860,2 2442,0
1924 1 905 900 1 690 309 1353,9 2910,0
1925 1 153 600 754 205 800,0 1725,0
1926 1 048 130 975 105 1390,0 1480,0
1927 1 507 360 1 026 084 1011,0 1080,0
1928 1 387 568 1 046 352 980,0 1059,8
1929 1 705 746[8] 1 310 965 1111,9 1379,8
1930 св. нет 1 208 309 1307,1
1931 св. нет 1 357 206 1445,5
1932 св. нет 1 133 511 1195,7
1933 св. нет 1 430 560 1502,6
1934 св. нет 1 108 485 1168,9
1935 1 278 824[9] 871 929
1936 1 023 852 св. нет
1937 927 979 св. нет
1938 915 553 св. нет
1939 957 066 св. нет
1940 1 191 084 св. нет
Число зарегистрированных преступлений, по данным НКВД РСФСР, в 1922—1925 гг. (без Дальневосточного края и автономных республик)[10]
Годы 1922 г. 1923 г. 1924 г. 1925 г.
Абс. число всех преступлений 1 398 950 864 512 1 244 807 1 487 601
Kф на 100 тыс. населения 1027 623,3 879,7 1003,2
Против личности Абс. число 247 221 132 783 195 067 125 837
Уд. вес, % 17,6 15,4 15,8 17,3
Имущественные Абс. число 408 141 259 055 318 960 211 108
Уд. вес, % 29,2 28,4 25,6 29,0
Должностные Абс. число 21 834 19 276 47 609 40 061
Уд. вес, % 1,6 2,3 3,8 5,5
Против порядка управления, в т. ч. хулиганство Абс. число 160 455 97 301 133 268 72 890
Уд. вес, % 10,4 10,2 10,8 5,0
Хозяйственные Абс. число 46 165 28 659 25 041 11 896
Уд. вес, % 2,6 3,7 2,2 1,6
Тайное винокурение Абс. число 409 886 325 836 526 403 259 732
Уд. вес, % 36,5 33,2 45,2 35,7
Коэффициент судимости на 100 тыс. населения в РСФСР в 1920—1934 гг.[6]

В период с 1922 по 1925 годы не наблюдается какой-либо выраженной тенденции изменения числа осуждённых. Данные о числе зарегистрированных преступлений говорят о снижении преступности в 1922 году, которое сменилось её ростом в 19241925 гг. Отмечается тенденция к урбанизации преступности, перемещению её в крупные города, росту числа должностных преступлений и снижению числа хозяйственных (часть из которых в период нэпа была декриминализована); в целом картина преступности схожа с периодами перед первой мировой войной и экономических реформ 19801990-х годов[11].

Е. Н. Тарновский и А. А. Герцензон писали, что изменения показателей в основном обусловлены совершенствованием уголовного законодательства и интенсификацией борьбы с правонарушениями: по данным А. А. Герцензона, осужденные за «мелкие преступления» в 1924 г. составляли 75—80 % всех осужденных и 90—93 % осужденных за преступления против порядка управления[12].

В контингенте осуждённых в рассматриваемый период возрастало число лиц, совершивших растраты и тяжкие преступления против личности:

Структура контингента осужденных в РСФСР в 1922—1925 гг. (уд. вес от общего числа осужденных, %)[13]
Виды преступлений 1922 г. 1923 г. 1924 г. 1925 г.
Контрреволюционные 0,8 0,5 0,4 0,3
Взяточничество 1,6 3,0 2,3 1,4
Растраты 1,3 1,1 1,5 3,6
Прочие должностные 5,3 4,9 2,9 2,7
Серьёзные преступления против личности 1,8 4,1 4,9 5,8
Более мелкие преступления против личности 8,0 11,0 13,2 20,7
Хулиганство 4,7 6,2 7,9 2,1
Имущественные 35,6 32,2 30,4 31,5
Остальные (главным образом мелкие преступления против порядка управления) 40,9 37 36,5 31,9

Рассматриваемый период оценивается криминологами как относительно благополучный, характеризующийся снижением преступности[14].

Период индустриализации (19261929 годы)[править | править код]

В этот период увеличивается число зарегистрированных преступлений, однако ввиду прироста численности населения коэффициент преступности снижается. Существенно возросла доля осуждённых за должностные (с 5,4 до 11,7 %), имущественные (с 20,2 до 23,4 %), и контрреволюционные преступления (с 0,1 до 0,4 %); удельный вес осуждённых за преступления против личности составлял чуть более 21 %, существенной также была доля хулиганств[15].

1930—1959 годы[править | править код]

Коэффициент судимости на 100 тыс. населения в СССР в 1935—1960 гг.[6]

Период с 1930 по 1959 годы — это период, на который приходится пик сталинских репрессий. Однако статистические данные о числе осуждённых за указанный период (см. таблицу выше) говорят о довольно существенном снижении числа лиц, находящихся в местах лишения свободы.

Криминологи дают этому различные объяснения. Так, А. И. Долгова указывает, что в сводные статистические отчеты по РСФСР за 19281934 гг. не включались данные о преступности в автономных республиках, где проживало примерно 18 % населения России и где, по оценочным данным, осужденные составляли также примерно 18 % от общего числа осужденных в РСФСР[16]

В. В. Лунеев считает сокращение судимости по уголовным делам объективным статистическим фактом, однако объясняет его тем, что «советский народ, жестко схваченный в „ежовые“ рукавицы, посаженный в лагеря и беспощадно уничтожаемый, действительно все меньше и меньше совершал уголовных преступлений»[17]. Однако другими исследователями отмечается, что осужденные всегда составляли примерно до 1 % населения[18].

Тем не менее, отмечается, что данные о числе осуждённых относятся только к тем из них, приговор которым был вынесен судами общей подсудности, а фактическое их количество может быть значительно выше[18].

Уточнённые данные о числе лиц, находившихся в местах лишения свободы, в том числе в статусе подследственных, приводятся М. Г. Детковым:

Численность заключенных в исправительно-трудовых лагерях, колониях НКВД — МВД СССР в 1930—1953 гг.[19]
Годы Численность Годы Численность Годы Численность
1930 179 000 1938 996 367 1946 1 486 595
1931 2 122 000 1939 1 317 195 1947 1 741 876
1932 268 700 1940 1 996 317 1948 2 199 411
1933 334 800 1941 2 034 400 1949 2 224 933
1934 510 307 1942 1 618 300 1950 2 406 667
1935 725 483 1943 1 393 312 1951 2 311 898
1936 839 406 1944 1 329 778 1952 2 271 688
1937 820 881 1945 1 516 254 1953 2 401 266
Численность и состав заключенных в тюрьмах СССР в 1939—1947 гг.[20]
1.01.1939 г. 1.01.1942 г. 1.01.1945 г. 1.01.1947 г.
Все заключенные, из них: 352 508 268 532 275 510 294 135
а) следственные 239 257 90 270 79 675 62 003
б) кассационные 31 530 35 042
в) транзитно-пересыльные 8527 4193 4336
г) осужденные к ИТЛ и др. 64 052 109 401 106 088
Из общего числа следственных за:
а) органами ГУГБ 139 091 42 538 19 676 3348
б) органами РКМ 25 835 47 732 56 922 58 655
в) органами прокуратуры 36 304 36 291 48 445 54 106
г) судебными органами 37 967 28 377 26 277 39 927
д) Особыми Совещаниями 10 134 6296 2106

Итого общее число лишённых свободы, по ряду данных, к концу 1938 г. превысило 1300 тыс. человек; среди всех заключённых в тюрьмы на 1 января 1939 г. (352 508) преобладали подследственные (239 257, или 68 %), а в общем числе подследственных — числящиеся за органами ГУГБ (139 091, или 58 %)[21] (см. таблицы).

По другим данным, всего было заключено в лагерях ГУЛАГ НКВД за контрреволюционные преступления: в 1934 г. — 135 190 лиц (26,5 % от общего числа содержавшихся в лагерях), в 1935 г. — 118 256 (16,3 %), 1936 г. — 108 849 (12,6 %), 1937 г. — 104 826 (12,8 %), 1938 г. — 185 324 (18,6 %), 1939 г. — 454 432 (34,5 %), 1940 г. — 444 999 (33,1 %), 1941 г. — 420 293 (28,7 %), 1942 г. — 407 988 (29,6 %), 1943 г. — 345 397 (35,6 %), 1944 г. — 268 861 (40,7 %), 1945 г. — 289 351 (41,2 %), 1946 г. — 333 883 (59,2 %), 1947 г. — 427 653 (54,3 %), 1948 г. — 416 156 (38,0 %), 1949 г. — 420 696 (34,2 %), 1950 г. — 578 912 (22,7 %)[22], 1951 г. — 475 976 (31,0 %), 1952 г. — 480 766 (29,1 %), 1953 г. — 465 256 (26,9 %)[23].

Несмотря на противоречивость статистических данных, отмечается, что уголовная репрессия в данный период приобрела невиданный ранее размах (для сравнения: численность заключенных в тюрьмах России в 1882 г. составляла 91 272, в 1913 г. — 194 418, в 1916 г. — 142 430, в 1917 г. — 152 052 человек)[24].

Криминологи полагают, что в этот период широко применялась внесудебная репрессия, в результате чего уголовная статистика этого периода неточно и неполно отражает картину преступности и карательную политику властей, и отмечают, что «нарушения законности в 30—50-х гг. оцениваются как национальная трагедия, которая не должна повториться»[25].

Следует также учитывать существование специальных судебных органов. Число осужденных специальными судами в 1937—1940 гг. в СССР составило 3 113 318, что немного меньше, чем число осуждённых судами общей подсудности (см. таблицу):

Общее число осужденных по видам судов в 1937—1956 гг. по СССР (данные Минюста СССР).[26]
Годы Осуждено судами общей подсудности (с поправкой на неполноту учёта) Осуждено линейными, окружными судами, военными трибуналами железнодорожного и водного транспорта Осуждено лагерными судами Осуждено военными трибуналами Советской Армии, ВМФ и войск МВД Осуждено Военной коллегией Верховного Суда СССР (за контрреволюционные преступления) Итого
1937—1940 7 105 000
1941 3 108 259 55 928 - 216 142 1426 3 381 755
1942 2 818 826 76 563 - 686 562 72 3 582 023
1943 2 405 509 89 780 - 727 207 60 3 222 556
1944 2 449 386 96 120 - 543 745 123 3 089 374
1945 2 297 215 87 651 - 357 007 273 2 742 146
1946 2 508 935 83 014 22 725 307 717 93 2 922 484
1947 2 601 688 93 474 29 756 209 816 76 2 934 810
1948 2 136 495 80 746 29 475 137 335 47 2 384 098
1949 2 022 613 70 187 26 312 105 534 15 2 224 661
1950 1 813 925 58 046 26 767 75 250 245 1 974 233
1951 1 450 872 38 489 19 778 57 722 102 1 566 963
1952 1 496 340 29 380 16 993 47 469 147 1 590 329
1953 1 161 357 28 898 9144 30 940 51 1 230 390
1954 1 054 084 26 715 5433 21 920 27 1 108 179
1955 1 126 741 26 437 7250 26 263 25 1 186 716
1956 1 044 022 30 075 7400 40 357 13 1 121 867

Представляет интерес также структура осуждённых этого периода. К примеру, известно, что примерно треть осуждённых в 1940-х годах обвинялась в нарушении трудовой дисциплины и уклонении от трудовых мобилизаций (см. таблицу):

Сведения о числе и коэффициентах осужденных по СССР с 1935 г. по 1959 г. общими судами — без специальных судов (ф. 10 МЮ СССР).[27]
Годы Всего всеми судами, общими и специальными, включая трибуналы Осуждены по делам о нарушении трудовой дисциплины на предприятиях, в учреждениях и колхозах и об уклонении от трудовых мобилизаций Всего осуждено общими судами по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения[28] Оправданы общими судами по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения
Абс. число Абс. число Абс. число Кф на 100 тыс. населения Абс. число % к числу осуждённых
1935 св. нет 1 278 824 св. нет св. нет
1936 св. нет 1 023 852 св. нет св. нет
1937 (1937—1940 гг. суммарно)

7 105 000

927 979 529 св. нет
1938 915 553 543 св. нет
1939 957 066 561 77 088 8,1
1940 2 091 438 1 191 084 610 175 543 14,7
1941 3 381 755 1 777 890 1 104 206 539 св. нет св. нет
1942 3 582 023 1 811 117 828 337 523 св. нет св. нет
1943 3 222 556 1 323 519 771 675 482 72 232 9,4
1944 3 089 374 1 368 490 868 465 542 71 766 8,3
1945 2 742 146 1 277 634 827 832 515 70 499 8,5
1946 2 922 484 1 222 443 1 090 627 640 90 874 8,3
1947 2 934 810 1 066 675 1 391 786 809 107 995 7,8
1948 2 384 098 958 939 1 059 240 608 106 672 10,1
1949 2 224 661 943 883 995 846 563 84 295 8,5
1950 1 974 233 850 127 902 256 501 65 753 7,3
1951 1 566 963 539 655 879 445 480 60 558 6,9
1952 1 590 329 477 492 969 344 520 56 501 5,8
1953 1 230 390 308 536 818 708 432 44 920 5,5
1954 1 108 179 258 961 769 679 399 49 389 6,4
1955 1 186 716 281 661 818 882 417 53 984 6,6
1956 1 121 867 84 614 938 950 470 51 111 5,4
1957 св. нет св. нет 943 957 464 48 048 5,1
1958 св. нет св. нет 1 078 882 522 52 024 4,8
1959 св. нет св. нет 869 177 413 45 097 5,2

Отмечается, что среди осуждённых за должностные преступления в начале 1930-х годов половину контингента составляли председатели колхозов[29]

Общеуголовная преступность в годы Великой Отечественной войны то снижалась, то увеличивалась, достигая исходного уровня. В 19411942 годах возрастает число осуждённых по указам военного времени и осуждённых военными трибуналами, с 1943 года численность данных категорий уменьшается (см. таблицу):

Судимость в СССР во время Великой Отечественной войны.[30]
Показатели 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.
Осужденные общими судами 862 970 837 141 771 675 867 465 823 347
Осужденные военными трибуналами 272 070 763 125 816 987 639 865 444 658
Осужденные по указам военного времени 1 153 323 1 501 052 943 140 1 095 130 1 073 758
Абс. показатель 2 288 363 3 101 318 2 531 802 2 602 460 2 341 763
Всего на 100 тыс. 1210 1683 1414 1487 1373

В структуре преступности во время и после войны отмечается увеличение числа корыстно-имущественных преступлений, в особенности спекуляции, краж, разбоев и грабежей. Послевоенная разруха, бездомность, беспризорность также привели к росту как хозяйственных и имущественных, так и насильственных преступлений. Социальная дезадаптация демобилизованных лиц в совокупности с оседанием у населения трофейного огнестрельного оружия способствовали вспышке корыстно-насильственной преступности, в том числе связанной с формированием организованных преступных групп. Свою роль сыграли также проводившиеся во второй половине 1950-х годов непродуманные амнистии, освободившие значительную часть рецидивистов и профессиональных преступников[31].

1960—1991 годы[править | править код]

Коэффициенты преступности на 100 тыс. населения в РСФСР в 1961—1991 гг.[32]

В конце 1950-х годов принимаются новые общесоюзные Основы уголовного законодательства, в 1960—1962 гг. — новые уголовные кодексы союзных республик (УК РСФСР принимается в 1960 году). Данные законодательные акты являлись более либеральными. В частности, ими предусматривалась возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с применением мер общественного воздействия: передачей на поруки, направлением материалов в товарищеский суд, комиссию по делам несовершеннолетних и т. п. Указывается, что в случае, когда доказательственная база по уголовному делу оказывалась не полной, следователи и прокуроры старались не направлять дела в суд, а освобождать этих лиц от уголовной ответственности, ввиду чего число осуждённых и доля оправданных резко снижаются[33]:

Динамика числа осужденных в СССР и РСФСР в 1960—1991 гг.[34]
Годы Всего осуждено общими судами по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения[28] Годы Всего осуждено общими судами по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения[28]
СССР РСФСР СССР РСФСР
1960 516 091 1976 914 942 599 652
1961 799 816 1977 816 467 525 984
1962 819 731 489 647 1978 861 422 557 564
1963 685 686 413 811 1979 915 934 590 538
1964 618 567 381 772 1980 998 294 645 544
1965 571 542 360 034 1981 1 061 768 682 381
1966 756 948 491 298 1982 1 148 591 747 865
1967 730 990 477 525 1983 1 223 562 809 147
1968 719 726 468 303 1984 1 288 462 863 194
1969 798 936 522 971 1985 1 269 508 837 310
1970 853 616 554 589 1986 1 217 552 797 286
1971 873 764 574 350 1987 907 049 580 074
1972 876 443 575 056 1988 679 193 427 039
1973 829 047 538 156 1989 684 070 436 988
1974 886 858 579 642 1990 809 120 537 643
1975 884 984 581 035 1991 920 000 593 823

Изменяется также порядок учёта преступлений. Помимо числа осуждённых, с 1961 года фиксируется число зарегистрированных преступлений. В целом за период существования данной системы учёта можно отметить следующие определяющие тенденции[35]:

  • В период с 1966 по 1985 годы происходит рост общеуголовной преступности; каждые пять лет прирост средних коэффициентов преступности почти удваивается. Всплеск числа зарегистрированных преступлений в 1983 году не отражал реального состояния преступности и был вызван ужесточением регистрационной дисциплины, однако в целом нарастали как количественные показатели преступности, так и её общественная опасность.
  • В период перестройки несколько снижается число «бытовых» преступлений (это связано с антиалкогольной кампанией, которая, несмотря на всю её противоречивость, всё же смогла уменьшить наносимый пьянством ущерб), однако начинается бурный рост корыстной части преступности.

Необходимо отметить, что уменьшение показателей тяжкой насильственной преступности в период антиалкогольной кампании было реальным, но кратковременным: число потерпевших от преступлений начинает увеличиваться уже в 1987—1988 годах. Число зарегистрированных умышленных убийств (с покушениями) в 1989 г. превысило уровень 1985 г. в России[36].

Вместе с тем, в период антиалкогольной кампании массово распространились связанные с производством и продажей спиртного корыстные злоупотребления, практически повсеместно осуществлялось изготовление и торговля алкогольными суррогатами. В целом правоохранительные органы оказались неготовы к появлению новых форм экономических преступлений, что выразилось в их значительно возросшей латентности[37].

К 19901991 годам процессы криминализации общества стали выходить из-под контроля государства, принятие ряда рыночных законов усугубило ситуацию. Так, по мнению Ренальда Симоняна, указ Президента РСФСР от 15 ноября 1991 г. «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» способствовал сомнительным операциям во внешней торговле, в том числе контрабандному вывозу металлов через прибалтийские страны[38]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 154—155.
  2. Гернет М. Н. Преступность за границей и в СССР. М., 1931. С. 74. Цит. по. кн.: Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 156.
  3. Криминология: Учебник / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, В. В. Лунеева. М., 2004. С. 102. Автор главы — Н. Ф. Кузнецова.
  4. Статистика осужденных в СССР в 1923—1924 гг. ЦСУ СССР. М., 1927; Статистика осужденных в РСФСР за 1926 г. ЦСУ РСФСР. М., 1928; Статистика осужденных в СССР в 1925, 1926 и 1927 гг. ЦСУ СССР. М., 1930; Преступность и репрессии в РСФСР. ЦСУ РСФСР. М., 1930. Итоги десятилетия Советской власти в цифрах, 1917—1927 гг. ЦСУ. Отд. 4. М., 1928; Сборник статистических сведений по Союзу ССР, 1918—1923 гг., за пять лет работы ЦСУ. т. XVIII; и др.
  5. Лунеев В. В. Преступность XX века. М., 1997. С. 56—57.
  6. 1 2 3 Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 158.
  7. Данные по народным судам 46 губерний (582 571 чел.), революционным трибуналам 45 губерний (22 778 чел.), военно-революционным трибуналам (9 199 чел.).
  8. Данные без Азербайджанской ССР и Армянской ССР.
  9. В 1935—1940 гг. — всего осуждено общими судами по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения (без специальных судов).
  10. Статистический обзор деятельности местных административных органов НКВД РСФСР, вып. 4—5. М., 1925; вып. 10. М., 1928. Цит. по кн.: Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 158.
  11. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 159.
  12. Тарновский Е. Статистика преступности в 1924—1925 гг. // Еженедельник советской юстиции. 1925. № 21—22; Герцензон А. А. Борьба с преступностью в РСФСР. М., 1928. С. 26—31. Цит. по кн.: Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 159—160.
  13. Эстрин А. Я. Развитие советской уголовной политики. М., 1933. С. 227. Цит. по кн.: Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 160.
  14. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 160.
  15. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 161.
  16. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 161; Статистика осужденных в РСФСР в 1928—1934 гг. М., 1935. С. 147.
  17. Лунеев В. В. Преступность XX века. М., 1997. С. 58.
  18. 1 2 Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 161
  19. Детков М. Г. Тюрьмы, лагеря и колонии в России. М., 1999. С. 229.
  20. Детков М. Г. Тюрьмы, лагеря и колонии в России. С. 230.
  21. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 162
  22. В лагерях и колониях.
  23. Смыкалин А. С. Колонии и тюрьмы в Советской России. Екатеринбург, 1997. С. 132; Кудрявцев В., Трусов А. Политическая юстиция в СССР. М., 2000. С. 305.
  24. Детков М. Г. Тюрьмы, лагеря и колонии в России. С. 33.
  25. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 164
  26. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 166
  27. Таблица разработана сотрудниками информационно-аналитического отдела Прокуратуры Союза ССР под руководством С. В. Тюрина в 1989 г.; Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 166—167
  28. 1 2 3 Цифры данной колонки в отдельные годы разнятся в различных отчетах и аналитических документах, но не более чем на несколько десятков осужденных.
  29. Шляпочников А. С. Преступность и репрессии в СССР // Проблемы уголовной политики. М., 1935. Кн. 1. С. 37. Цит. по кн.: Криминология: Учебник / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, В. В. Лунеева. М., 2004. С. 105. Автор главы — Н. Ф. Кузнецова.
  30. Лунеев В. В. Преступность XX века. М., 1997. С. 60.
  31. Криминология: Учебник / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, В. В. Лунеева. М., 2004. С. 106. Автор главы — Н. Ф. Кузнецова.
  32. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 169, 173, 174; Demoscope.ru: 15 новых независимых государств. Численность населения на начало года, 1950—2007, тысяч человек
  33. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 168
  34. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 169
  35. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 170
  36. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 182
  37. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 183
  38. «Социология массовых коммуникаций. Образ стран Балтии в Российских СМИ».