Синдром нечувствительности к эстрогенам

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Синдром нечувствительности к эстрогенам
МКБ-11 5A90
OMIM 133430 и 615363

Синдром нечувствительности к эстрогенам (англ. Estrogen insensitivity syndrome, EIS[1]) — форма врожденного дефицита эстрогена или гипоэстрогенизм[2], который вызван дефектным рецептором эстрогена (ЭР), в частности, рецептором эстрогена альфа (ERα), что приводит к неспособности эстрогена правильно функционировать в организме[3]. Врожденный дефицит эстрогена может быть вызван (помимо данного синдрома) дефицитом ароматазы (дефектом в ароматазе, ферменте, ответственном за биосинтез эстрогенов). Оба состояния имеют схожую симптоматику[4].

Синдром нечувствительности к эстрогенам является чрезвычайно редким явлением[5][6]. По состоянию на 2016 год было описано три отчета, в которых участвовало в общей сложности пять человек[6]. Отчеты включают случай пациента мужского пола, опубликованный в 1994 году[7][8], случай пациента женского пола, опубликованный в 2013 году[5][9], и семейный случай, который был опубликован в 2016 году, включающий двух сестер и брата[6].

Данный синдром является аналогом синдрома нечувствительности к андрогенам, состояния, при котором андрогенный рецептор является дефектным и нечувствительным к андрогенам, таким как тестостерон и дигидротестостерон. Функциональной противоположностью синдрома нечувствительности к эстрогенам является гиперэстрогенизм, например, наблюдаемый при синдроме избытка ароматазы.

Исследования[править | править код]

Синдром нечувствительности к эстрогенам может быть экспериментально воспроизведен на мышах через нокаут ЭР[10].

Следующие разделы представляют собой обширный, хотя и частичный / неполный список дефицитов, наблюдаемых у мышей ERKO[10].

Мыши αERKO[править | править код]

Самки[править | править код]

Самцы[править | править код]

  • Уровни ЛГ и тестостерона увеличиваются в 2 раза из-за потери отрицательной обратной связи с эстрадиолом на оси HPG[10].
  • Яички развиваются относительно нормально, но они немного меньше обычных и имеют различные дефекты[10]. К 20 неделям вес семенников, придатков яичка и семявыносящих протоков значительно меньше по сравнению с аналогичными органами у нормальных мышей[10]. Однако, с возрастом яички полностью атрофируются (к 150-дневному возрасту)[10]. Кроме того, яички показывают гиперплазию клеток Лейдига, что связано с повышенным уровнем ЛГ и внутриклеточного тестостерона[10]. Кроме того, чаще встречается крипторхизм[10].
  • У мышей наблюдается полное бесплодие, которое связано как с дефектами яичек, так и с серьезным нарушением нормального сексуального поведения[10]. Самцы могут производить жизнеспособные сперматозоиды, но есть серьезные нарушения как сперматогенеза, так и функции сперматозоидов[10]. Количество сперматозоидов значительно снижается, на 55% по сравнению с обычными мышами, и на 13% по сравнению с нормальными мышами к 16-недельному возрасту[10]. Наблюдается дефицит подвижности сперматозоидов, увеличение частоты дефектов сперматозоидов (в частности, сперматозоидов, отделенных от жгутика), и полная неспособность сперматозоидов оплодотворять ооциты[10].
  • Нет никаких очевидных отклонений в мужских вспомогательных железах, включая предстательную железу, бульбоуретральные железы и семенные пузырьки[10]. Тем не менее, наблюдается значительное увеличение веса семенных пузырьков, что становится более заметно с возрастом, что, вероятно, связано с повышенным уровнем тестостерона[10].
  • Агрессивность поведения резко снижена, тогда как родительское поведение с точки зрения детоубийства в норме[10]. Есть небольшие изменения в плане сексуального влечения к самкам[10]. Тем не менее, наблюдается почти полное отсутствие половых актов и эякуляции, что способствует бесплодию[10].

Мыши βERKO[править | править код]

Самки[править | править код]

  • Матка, влагалище и яйцеводы развиты нормально[10]. Яичники нормальны до полового созревания, и также нет грубых нарушений фенотипа после полового созревания[10]. Тем не менее, есть частичная ановуляция и субфертильность, что связано с дефектами яичников, а именно с нарушением созревания фолликулов из-за потери передачи сигналов эстрадиола в клетках гранулезы яичников[10].
  • Молочные железы в норме[10].
  • Масса тела и распределение жира в норме[10].
  • Наблюдается повышенная тревожность[11]. Кроме того, антидепрессантоподобные эффекты экзогенного эстрадиола в тестах на принудительное плавание утрачены[11].

Самцы[править | править код]

  • Фертильность полностью в норме[10].
  • Мужские вспомогательные железы, включая предстательную железу, бульбоуретральные железы и семенные пузырьки, выглядят нормально[10]. Тем не менее, с возрастом наблюдается увеличение числа случаев гиперплазии предстательной железы[12].
  • Масса тела и распределение жира в норме[10].
  • Отсутствие явных поведенческих дефектов, в том числе в отношении сексуального поведения[10]. Тем не менее, наблюдается повышенная агрессивность[11].

Мыши GPERKO[править | править код]

См. Также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Lawrence C. Layman. The genetic basis of female reproductive disorders: Etiology and clinical testing // Molecular and cellular endocrinology. — 2013-05-06. — Т. 370, вып. 0. — С. 138–148. — ISSN 0303-7207. — doi:10.1016/j.mce.2013.02.016.
  2. ScienceDirect. www.sciencedirect.com. Дата обращения: 16 февраля 2019.
  3. Smith EP, Boyd J, Frank GR, Takahashi H, Cohen RM, Specker B, Williams TC, Lubahn DB, Korach KS (1994). "Estrogen resistance caused by a mutation in the estrogen-receptor gene in a man". N. Engl. J. Med. 331 (16): 1056–61.
  4. ScienceDirect. www.sciencedirect.com. Дата обращения: 16 февраля 2019.
  5. 1 2 J. Larry Jameson, Leslie J. De Groot. Endocrinology: Adult and Pediatric E-Book. — Elsevier Health Sciences, 2015-02-25. — 3707 с. — ISBN 9780323321952.
  6. 1 2 3 Valérie Bernard, Sakina Kherra, Bruno Francou, Jérôme Fagart, Say Viengchareun. Familial Multiplicity of Estrogen Insensitivity Associated With a Loss-of-Function ESR1 Mutation // The Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism. — 2016-10-18. — Т. 102, вып. 1. — С. 93–99. — ISSN 0021-972X. — doi:10.1210/jc.2016-2749.
  7. Eric P. Smith, Jeff Boyd, Graeme R. Frank, Hiroyuki Takahashi, Robert M. Cohen. Estrogen Resistance Caused by a Mutation in the Estrogen-Receptor Gene in a Man // New England Journal of Medicine. — 1994-10-20. — Т. 331, вып. 16. — С. 1056–1061. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJM199410203311604.
  8. K. S. Korach, J. F. Couse, S. W. Curtis, T. F. Washburn, J. Lindzey. Estrogen receptor gene disruption: molecular characterization and experimental and clinical phenotypes // Recent Progress in Hormone Research. — 1996. — Т. 51. — С. 159–186; discussion 186–188. — ISSN 0079-9963.
  9. Samuel D. Quaynor, Earl W. Stradtman, Hyung-Goo Kim, Yiping Shen, Lynn P. Chorich. Delayed Puberty and Estrogen Resistance in a Woman with Estrogen Receptor α Variant // The New England journal of medicine. — 2013-07-11. — Т. 369, вып. 2. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJMoa1303611.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 J. F. Couse, K. S. Korach. Estrogen receptor null mice: what have we learned and where will they lead us? // Endocrine Reviews. — 1999-6. — Т. 20, вып. 3. — С. 358–417. — ISSN 0163-769X. — doi:10.1210/edrv.20.3.0370.
  11. 1 2 3 Rachel A. Hill, Wah Chin Boon. Estrogens, brain, and behavior: lessons from knockout mouse models // Seminars in Reproductive Medicine. — 2009-5. — Т. 27, вып. 3. — С. 218–228. — ISSN 1526-4564. — doi:10.1055/s-0029-1216275.
  12. Hewitt SC, Harrell JC, Korach KS (2005). "Lessons in estrogen biology from knockout and transgenic animals".
  13. Eric R. Prossnitz, Helen J. Hathaway. What have we learned about GPER function in physiology and disease from knockout mice? // The Journal of steroid biochemistry and molecular biology. — 2015-9. — Т. 153. — С. 114–126. — ISSN 0960-0760. — doi:10.1016/j.jsbmb.2015.06.014.
  14. ScienceDirect. www.sciencedirect.com. Дата обращения: 16 февраля 2019.