Спор о древних и новых

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Перро и Буало — лидеры враждующих сторон

Спор о древних и новых (фр. Querelle des Anciens et des Modernes, буквально «ссора») — полемика во Французской академии конца XVII века вокруг сравнительных достоинств литературы и искусства античности и современности. Сторонникам античности как непреходящего и недостижимого образца («древним») противостояли критики античности и сторонники теории прогресса в литературе и искусстве («новые»).

Истоки дискуссии[править | править код]

Предыстория конфликта относится уже к 1650-м годам, когда создатели «христианских эпопей» (такие, как Жан Шаплен) выступили с программными заявлениями, противопоставляя свои сочинения Гомеру и Вергилию не в пользу последних; это направление было остро высмеяно Буало, убеждённым «древним». В 1670-е годы двор Людовика XIV пропагандирует развитие национальной литературы на французском языке, новые жанры (такие, как опера, в противоположность ассоциировавшейся с античностью трагедии, или пародирующий античный эпос бурлеск, или же популярный в салонной культуре роман). В 1674 году ведущий идеолог «новых» Шарль Перро критиковал трагедию Еврипида «Алкеста» и ставил выше её оперу Ж. Б. Люлли на тот же сюжет (либретто Ф. Кино). Оппонентом Перро тогда же выступил крупнейший трагик эпохи Жан Расин. Создаются национальные академии живописи и музыки, затем Академия надписей и изящной словесности, секретарём которой стал Перро. В 1677 году Академия надписей приняла решение составлять новые монументальные надписи, воспевающие победы короля, на французском, а не на латыни. Возникает идеологема «Великого века» Людовика XIV и небывалого расцвета культуры в его царствование.

Апогей «Спора»[править | править код]

Эта идея ярко отразилась в оглашённой на заседании Академии 27 января 1687 года поэме Перро «Век Людовика Великого»[1], с которой начинается наиболее острый этап «Спора о древних и новых». В своём программном тексте Перро, начиная с панегирика королю, ставит век Людовика выше века Августа, а искусство времён короля — выше римской классики. В подтверждение своего тезиса Перро ссылается, в частности, и на научно-технический прогресс, подчёркивая, что знания древних о мире были ограниченными или ошибочными. Свои идеи он развил в цикле диалогов «Параллели между древними и новыми авторами», где, в частности, превозносил жанр романа как преемственный по отношению к античному эпосу и прозу вообще. «Новые» высоко ставили творчество трагика Пьера Корнеля, соперника «древнего» Расина; союзниками Перро были брат Корнеля Тома Корнель и его племянник Фонтенель. Решительным оппонентом Перро выступил теоретик классицизма Никола Буало, указавший на низкий уровень некоторых восхвалявшихся «новыми» произведений и на принципиально важную роль индивидуальности и вдохновения по сравнению с ремеслом и техническим прогрессом. Оппонентов «новых», в частности, не устраивала апологетическая позиция Перро, идеализировавшего короля и его режим и пропагандировавшего, по словам современного исследователя, «единообразные и удобные моральные и эстетические условности»[2].

Завершение первой стадии «Спора»[править | править код]

30 августа 1694 года вожди партий — Буало и Перро — официально помирились публично во время заседания Академии, но отголоски спора сохранились во французской эстетике и философии последующего периода. В различных дискуссиях по схожей проблематике на протяжении XVIII века участвовали Фенелон, мадам Дасье, Удар де ла Мотт, Дени Дидро. Они вновь стали актуальны в пору кризиса классицизма и выхода на сцену романтиков. В ходе полемики появились предпосылки для формирования предромантической эстетики в европейской культуре.

Аналогичные дискуссии за пределами Франции[править | править код]

Спор распространился за границы Франции и «в начале XVIII века, — как отмечал Б. Г. Реизов, — стал центром, вокруг которого вращалась литературная мысль»[3]. Свои дискуссии, аналогичные спору о древних и новых, были также в английской и немецкой литературе. В Англии начало полемики было положено публикацией в 1690 году небольшого эссе «О древнем и новом знании» сэра Уильяма Темпла, в котором утверждалось, что все нынешние открытия меркнут перед достижениями античности. После чего в ответ стало выпускаться значительное количество различных сочинений. В английской интеллектуальной жизни началось одно из наиболее заметных событий, которое Джонатан Свифт назвал «битвой книг»[4][5]. Владимир Набоков в своём комментарии к «Евгению Онегину» сравнил со спором о древних и новых русскую полемику между «Беседой» и «Арзамасом».

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Иоахим Клейн. Пути культурного импорта. Труды по русской литературе XVIII века. — Litres, 2017-09-05. — 576 с. — ISBN 9785457484214.
  2. R. Harville. Itinéraires Littéraires, XVIIe siècle, Hatier, 1988
  3. Реизов Б. Г. Из истории европейских литератур. — Л, 1970. — С. 11.
  4. Высокова В. В. «Спор о древних и новых» и становление историзма в британской историографии XVIII в. // Известия Уральского федерального университета. Сер. 2, Гуманитарные науки. — 2014. — № 4 (133). — С. 110.
  5. История английской литературы. — Изд-во Академии наук СССР, 1945. — 666 с.

Литература[править | править код]