Таурогенская конвенция

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Таурогенская конвенция
Konvention-Tauroggen.jpg
Таурогенская конвенция с подписью генерала Йорка
Дата подписания 30 декабря 1812
Место подписания
Подписали Иоганн Давид Людвиг Йорк
Дибич-Забалканский, Иван Иванович
Стороны Королевство Пруссия
Российская империя

Таурогенская конвенция — договор, заключённый 30 декабря 1812 года между прусским генералом Людвигом Йорком и российским генералом Дибичем о взаимном нейтралитете в последние дни Отечественной войны 1812 года. Договор, заключённый без ведома прусского короля, положил начало политике разрыва прусского королевства с Наполеоном.

Предыстория[править | править код]

По соглашению с Наполеоном, Пруссия обязалась весной 1812 года выставить 20 тысяч солдат во французскую армию для похода в Россию.

Прусский вспомогательный корпус составлял основу 20-тысячного 10-го корпуса Великой армии под командованием маршала Макдональда. В ходе вторжения в Россию отличился в сражении при Экау. Корпус возглавлял генерал Граверт. На назначении Граверта настоял сам Наполеон[1]. В заместители к Граверту военный руководитель Пруссии Шарнгорст направил генерал-лейтенанта Йорка. Вскоре Йорк возглавил прусский контингент в России, который в составе 10-го корпуса Макдональда завяз в осадных боях под Ригой.

Когда стало известно про отступление Наполеона, генерал-губернатор Остзейского края маркиз Паулуччи повёл переговоры с Йорком, о ходе которых последний исправно информировал прусского короля Фридриха Вильгельма III. Король дал своему генералу инструкции в стиле древнегреческого оракула (допускавшие широкое толкование): «По обстоятельствам поступать. Наполеон большой гений. Не выходить из намеченных границ.»

В декабре 1812 года остатки Великой армии покидали пределы Российской империи. Макдональд отступал к Тильзиту. Вслед за Макдональдом начал отход и корпус Йорка с запозданием «на два перехода». Военный историк Клаузевиц писал [1], что в результате этой задержки 23 декабря 1812 года у деревни Колтынян [2] (Литва) авангард прусского корпуса был перехвачен русским лёгким отрядом, который шёл впереди авангарда армии Витгенштейна. Русских сил (1400 человек, в основном казаки, 6 орудий) было недостаточно, чтобы задержать 14—17 тысяч солдат Йорка.

Из мемуаров Карла фон Клаузевица:

«Генерал Дибич во главе 1400 человек, не имея возможности рассчитывать на какую-либо поддержку на далеком расстоянии вокруг, конечно, не имел в виду серьёзно схватиться с таким сильным арьергардом, тем не менее он пожелал, как это делается в карточной игре, пустить в ход маленький козырь, чтобы увидеть, как распределились карты».

С целью недопущения лишнего кровопролития генерал Дибич вступил в переговоры с Йорком. Он предложил последнему принять нейтралитет. Йорк, в свою очередь, ожидал известий от Фридриха Вильгельма III. 5 декабря генерал-губернатор Риги маркиз Паулуччи посоветовал Йорку принять предложение русских. 25 декабря Дибич встретился с Йорком, и, не скрывая малых сил своего отряда, высказал намерение отбить у пруссаков обоз и часть артиллерии. Йорк выразил свои сомнения и продолжил продвижение к русской границе. Клаузевиц полагает, что эти манёвры были нужны Йорку лишь для того, чтобы дождаться подхода русских сил и заключить договор под влиянием как бы внешних непреодолимых обстоятельств. Йорк послал своего адъютанта фон Зейдлица к королю: необходимо было решиться «увлечь прусскую политику в противоположном направлении». Однако вернувшийся 29 декабря адъютант не внёс ясности: Фридрих Вильгельм нервничал и уходил от прямого ответа [2].

Не имея достаточных оснований для заключения соглашения, Йорк решил идти на соединение с силами Макдональда. 29 декабря Йорк прибыл в Тауроген . 2 мили отделяли прусский корпус от войск Макдональда. В тот же день фон Клаузевиц, офицер штаба Дибича, прибыл к Йорку с двумя письмами. В первом письме говорилось о скором подходе армии Витгенштейна, которая намного превосходила силы Макдональда. Второе – «перехваченное» — содержало требование удалить Йорка. Макдональд писал герцогу Бассано: «бомба с генералом Йорком, наконец, взорвалась … о них (Йорке в том числе) жалеть не будут». Согласно данным Клаузевица, Йорк, узнав о содержании писем, произнес:

„Я ваш. Скажите генералу Дибичу, что завтра рано утром мы должны с ним переговорить на Пошерунской мельнице, и что теперь я твёрдо решил порвать с французами и их делом“

30 декабря 1812 года на мельнице близ города Тауроген генерал Йорк на свой страх и риск, вопреки воле прусского короля, подписал конвенцию.

Основные положения конвенции[править | править код]

Согласно данным историка Ливена [3]:

  • Прусский корпус объявлялся нейтральным и «более не препятствовал проведению операций русской армии».
  • В случае денонсации королём конвенции, «прусские войска могли отступить за французские линии, но не имели права обращать своё оружие против русских в течение двух месяцев».

Последствия конвенции[править | править код]

Получив известие о Тауронгенском соглашении, Фридрих Вильгельм III публично заявил о денонсации конвенции и направил Наполеону заверение о неизменной лояльности [2].

Узнав об измене Йорка, Мюрат спешно отступил за Вислу. В Восточную Пруссию вошли русские войска.

Прусский король перешёл к дипломатическим «манёврам»: направил флигель-адъютанта Нацмера с приказом о назначении Клейста командующим прусским корпусом и о предании Йорка военному суду. Одновременно с этим он послал Александру I предложение заключить оборонительный и наступательный союз с Пруссией и продолжить русское наступление за Вислу и Одер [4]. С этой целью Фридрих Вильгельм направил своего военного советника полковника Кнезебека в Вену, а затем к Александру I [5].

В Берлине, столице Пруссии, в то время стоял 6-тысячный французский гарнизон. Прусский король заявил, что Йорк предстанет перед военным судом и послал генерала Гатцфельда в Париж с официальными извинениями, однако одновременно развернул тайные переговоры с Россией и Австрией. Среди широких слоёв прусского общества начались волнения, направленные на освобождение от подневольного союза с Наполеоном и фактической оккупации части Пруссии французскими войсками.

Калишский союзный договор был подписан с прусской стороны 15/27 февраля 1813 года в Бреслау канцлером бароном К. А. фон Гарденбергом и с русской стороны 16/28 февраля в польском городе Калише генерал-фельдмаршалом Кутузовым. Союзный договор явился основой создания объединённой русско-прусской армии.

Единственной целью, которую преследовал Александр, ведя наступление за пределами России, было несение «мира и независимости» для всех европейских государств, которые он приглашал присоединиться к нему в деле освободительной борьбы [6].

Началась немедленная мобилизация ресурсов Восточной Пруссии для победы над Наполеоном. Были приняты меры по недопущению беспорядочных реквизиций. Кутузов потребовал от солдат безупречного поведения «по отношению к гражданскому населению». Данный приказ неукоснительно выполнялся. Прусское население приветствовало русских как освободителей. Пущин П. вспоминал, что Александра I приветствовали с нескрываемым восторгом . 12 января 1813 года город Иоганесбург был иллюминирован , а перед окнами Императорской квартиры жители «воздвигли пирамиду с транспарантом» [7]: «Слава Освободителю Европы Александру Великому». Народ запрудил улицу и не смолкало «Ура» по адресу России .

К 4 марта вооружённые силы Пруссии благодаря мобилизации достигли численности в 120 тысяч солдат, почти утроившись за 3 месяца.

17 марта 1813 года прусский король объявил войну Франции [8], и в тот же день генерал Йорк был признан невиновным.

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]