Телефонное право

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Телефонное право — термин[1], характеризующий особую стадию коррупции, когда способы передачи информации и средства связи теряют своё первоначальное предназначение, и начинают самостоятельное существование как государственно-правовые институты, одновременно выступая в качестве рычага административного воздействия.

Авторитетные мнения[править | править код]

По словам докторов юридических наук Анатолия Безуглова и Сергея Солдатова, телефонное право фактически торжествовало[2] в советской административно-командной системе.

По мнению члена-корреспондента РАН Елены Лукашевой, а также заслуженного юриста РФ Марка Славина, административной системе было легче управлять при помощи команд, а не норм права. Телефонное право было поставлено выше писаного закона. Конституция была юридически слабой, правовая охрана её положений отсутствовала[3].

Российский историк Игорь Данилевский считает, что телефонное право тянется еще от Иосифа Виссарионовича Сталина, который запрещал фиксировать содержание своих телефонных разговоров. Но одновременно повсеместно внедрялась практика прослушивания и записи телефонных разговоров советских граждан[4].

В советской периодике[править | править код]

В качестве общеупотребительного термин телефонное право встречается в советской публицистике и научных периодических изданиях середины 1980-х годов.

Среди прочих, можно отметить статью в журнале «Советское государство и право» (№5 за 1988 г.), где с одной стороны осуждается само телефонное право, как взаимное поддержание «чести мундира» прокуратурой и судебными органами, с другой стороны положительно характеризуется неформальное воздействие на „правильное, справедливое формальное решение“[5].

В журнале Сибирские огни, на волне перестройки, появляется статья, развенчивающая партийную административную систему, помимо прочего, что все права локального руководителя — не более чем видимость, так как он ничего не может противопоставить самым абсурдным планам и указаниям сверху. Реальную силу имеют они, а не он. Телефонное право областных властей, особенно партийных, не знает границ. Телефонное право в этих условиях пока выше закона, выше здравого смысла[6].

Примечания[править | править код]

  1.  // Институт русского языка Академии наук СССР Новое в русской лексике : Словарные материалы. — М.: Русский язык, 1986. — Вып. 81. — С. 292.
  2. Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. — М.: ООО «Профобразование», 2002. — Т. 2. — С. 566. — ISBN 5-9429-7030-0.
  3. Лукашева Е.А., Лапин О.А., Славин М.М. Права человека: проблемы и перспективы. — Ин-т государства и права АН СССР, 1990. — С. 17. — 153 с.
  4. Данилевский И.Н. Источниковедение: Теория, история, метод: источники российской истории. Учебное пособие для гуманитарных специальностей. — М.: Изд-во РГГУ, 1998. — С. 507. — 701 с. — ISBN 5-7281-0090-2.
  5.  // Институт права (Академия наук СССР), Всесоюзный институт юридических наук Советское государство и право : Журнал. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1988. — № 5. — С. 148. Допущено Министерством Образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция»
  6.  // Союз писателей РСФСР Сибирские огни : Журнал. — Новосибирск: Западно-сибирское книжное изд-во, 1988. — Вып. 1–4. — С. 123.

Литература[править | править код]