Номенклатура (перечень должностей)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Советская номенклатура»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Рубленый чёрный длинный седан — символ принадлежности к высшему слою советской номенклатуры. Получил в народе ироническое название членовоз.

Номенклату́ра — это группа граждан Советского Союза и ряда других социалистических стран, которые занимали важнейшие руководящие посты в государственном аппарате, промышленности, сельском хозяйстве, образовании и т. д., назначение которых осуществлялось только с одобрения коммунистической партии каждой страны или региона. В соответствии с номенклатурными списками должностей партийные органы осуществляли подбор кадрового резерва — кандидатур на замещение лиц, выбывающих из состава действующей номенклатуры.

Практически все члены номенклатуры были членами Коммунистической партии. Критики Сталина, такие как Джилас, критически определили номенклатуру как «новый класс».[1] Троцкий использовал термин каста, а не класс, потому что видел Советский Союз как вырождающееся рабочее государство, а не новое классовое общество. Более поздние разработки теорий Троцкого, такие как теория государственного капитализма Тони Клиффа, относились к номенклатуре как к новому классу. Ричард Пайпс, антикоммунистический писатель, утверждал, что номенклатурная система в основном отражала продолжение старого царского режима, поскольку многие бывшие царские чиновники или «карьеристы» присоединились к большевистскому правительству во время и после Гражданской войны в России.[2]

Номенклатурное формирование де-факто общественной элиты в предыдущем Восточном блоке, можно сравнить с западным истеблишментом[3], владеющим или контролирующим как частные, так и государственные структуры (например, средства массовой информации, финансы, торговлю, промышленность, правительство и учреждения).[4]

Этимология[править | править код]

Термин номенклатура происходит от латинского nomenclatura, обозначающего «роспись имён, перечень, список».

Этот термин популяризировал советский диссидент Михаил Восленский, который в 1970 году написал книгу под названием «Номенклатура: правящий класс Советского Союза».

История[править | править код]

Ленинский период[править | править код]

Октябрьская революция означала слом прежней государственно-бюрократической машины. Согласно марксистской теории пролетарской революции, на смену прежнему чиновничеству — оплоту системы подавления эксплуатируемых масс — должно было прийти новое государство рабочих и крестьян. В первые месяцы после Октября вождь партии большевиков В. И. Ленин писал:

Самое главное теперь — распроститься с тем <…> предрассудком, будто управлять государством могут только особые чиновники, всецело зависимые от капитала по всему своему общественному положению. <…> Самое главное — внушить угнетённым и трудящимся доверие в свои силы, показать им на практике, что они могут и должны взяться сами за правильное, строжайше упорядоченное, организованное распределение хлеба, всякой пищи, молока, одежды, квартир и т. д. в интересах бедноты.

— В. И. Ленин «Удержат ли большевики государственную власть?» (1917)

В этой же работе он отмечает:

Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, то есть к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту.

— В. И. Ленин «Удержат ли большевики государственную власть?» (1917)

На первых порах наряду с прежними чиновниками, перешедшими на сторону Советской власти (так называемые «буржуазные специалисты»), к делу управления подключились, через органы рабочего контроля. На высшем уровне руководства страной её новое правительство составили профессиональные революционеры (так называемая «ленинская гвардия»)[5][6].

Сталинский период[править | править код]

Стандартизация и упорядочение принципов отбора и назначения кадров для работы в государственных учреждениях РСФСР и СССР началось в последние месяцы жизни В. И. Ленина, когда ему по болезни пришлось отойти от управления страной. Инструментом проведения кадровой политики стали так называемые номенклатурные списки руководящих должностей, которые впервые были утверждены Оргбюро ЦК РКП(б) в 1923 году. Осенью 1923 года секретариат ЦК РКП(б) направил всем наркомам и руководителям государственных учреждений перечень должностей, назначения на которые осуществлялось исключительно за постановлением ЦК[7]. В других союзных республиках разработка этих списков была передана республиканским ЦК. Механизм отбора управленческих кадров постоянно формировался и совершенствовался. Была введена так называемая номенклатура должностей в государственном и партийном аппарате, кандидаты на которые утверждались партийными комитетами соответствующих уровней. В 1925 году номенклатурные списки были переработаны и расширены до 6 тысяч позиций, а затем ежегодно пересматривались[8].

Вся эта организационная деятельность представляла собой неотъемлемую часть общей работы партии по подбору и расстановке кадров. И. В. Сталин определял требования к руководящим работникам следующими словами: «Люди, умеющие осуществлять директивы, могущие понять директивы, могущие принять директивы, как свои родные, и умеющие проводить их в жизнь»[9].

Хрущёвский период[править | править код]

Как отмечает историк А. Б. Коновалов, в период нахождения у власти Хрущёва обоснование партийно-государственных решений по корректировке существующей политической системы характеризовалось высоким эмоциональным настроем при недостаточном подборе аргументов. «Основным доказательством выдвигаемых положений являлись цитаты из трудов классиков марксизма-ленинизма и выступлений Хрущёва»[10]. В дальнейшем наиболее негативных оценок удостоились инициированное Хрущёвым разделение партийных организаций по производственному принципу на сельские и промышленные, что осложнило работу по подбору и расстановке кадров. Часть исследователей указывает на «развитие общественных начал в партийно-государственном аппарате, введение регулярной сменяемости выборных партийных органов»[10], как на положительный момент в партийном строительстве на этом отрезке времени. Вместе с тем, другие исследователи, наоборот, считают, что регламентация принудительного обновления состава партийных органов негативно сказывалась на закреплении в них опытных работников. Приветствуя её отмену после ухода Хрущёва в середине 60-х годов, они подчёркивают, что благодаря этому «установился более правильный подход к использованию на руководящей партийной работе людей, окончивших партийные учебные заведения»[11].

Брежневский период[править | править код]

Волюнтаристская реорганизация структуры управления партией с разделением партийных органов на городские и сельские, проведённая в конце 1962 года[12], внесла известную сумятицу как в систему работы с кадрами, так и в плановое управление экономикой в целом. Первый после отстранения Хрущёва от власти Пленум ЦК КПСС, состоявшийся в ноябре 1964 года и посвящённый отмене этих новаций, показал необходимость, не останавливаясь на «откате» к прежней структуре управления, разработать и осуществить комплексные, радикальные её изменения, положенные на основу новых технологий «научной организации труда» (НОТ), как в те годы назывались мероприятия, предшествовавшие современной компьютеризации. Пленум с повесткой «Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования…» прошёл в сентябре 1965 года. В решениях пленума среди трёх главных направлений совершенствования форм планового руководства на первое место было поставлено «повышение научного уровня государственного управления экономики»[12].

Состоявшийся в 1966 году XXIII съезд КПСС подтвердил приоритетность работ по этому направлению. В рамках этого государственного задания, в частности, был реализован проект по созданию унифицированной, единой для всей страны номенклатуры должностей. Соответствующий документ под названием «Единая номенклатура должностей служащих» (ЕНДС) был утверждён постановлением Госкомтруда СССР от 9 сентября 1967 года №443. Принятие ЕНДС поставило работу партийных организаций с кадрами на единую основу, унифицированную в масштабах всей страны. По ЕНДС всем должностям были присвоены 4-значные коды, классифицированные в зависимости от объекта руководства. Предметом работы высших партийных органов стала 9-я группа номенклатуры, состоявшая из 20 разновидностей руководителей предприятий и учреждений. 8-я группа состояла из 80 разновидностей руководителей служб и подразделений на предприятиях и в учреждениях[13].

Число должностей в номенклатурных списках год от года менялось. Если в 1925 году в номенклатуру ЦК партии входило около 6 тысяч должностей, то в 1981 году – около 400 тысяч, что составляло около 0,1% от общей численности населения СССР[8].

В группу, утверждавшуюся Политбюро ЦК КПСС, входили первые секретари ЦК республиканских компартий, обкомов, горкомов в городах союзного значения, а также главные редакторы центральных партийных изданий. В правительстве это были союзные наркомы (министры) и высшие военные руководители, а также послы в зарубежных странах. В народном хозяйстве это были директора крупнейших заводов, руководители творческих союзов[8].

В группу, утверждавшуюся Секретариатом ЦК КПСС, входили партийные, государственные и советские руководители рангом ниже: заместители министров, вторые секретари обкомов партии, председатели облисполкомов Советов и т. п.[8]

К номенклатуре отделов ЦК относились менее значимые должности в партийном, государственном аппарате и общественных организациях: члены коллегий наркоматов (министерств), главные бухгалтеры и главные инженеры (в брежневское время — генеральные конструкторы), директора заводов и фабрик, начальники леспромхозов и заведующие базами, складами, конторами, трестами, синдикатами; в дипломатической службе консулы и пр.[8]

Так называемая Эпоха застоя сопровождалась старением высших слоёв руководства. Если в начале советского периода большевистское руководство было относительно молодо, то брежневское Политбюро ЦК КПСС состояло в основном из стариков пенсионного возраста. Их средний возраст составлял 70 лет[14], а самыми молодыми членами и кандидатами в члены Политбюро в начале 80-х считались Горбачёв и Шеварднадзе, которым тогда было чуть больше 50 лет.

Исторически сеть государственной советской торговли сложилась из нескольких сегментов, действовавших независимо друг от друга на одной и той же территории. Помимо сети обычных государственных магазинов, обслуживавших всех граждан без ограничения, на крупнейших промышленных предприятиях создавались собственные «ОРСы» — отделы рабочего снабжения («рабочие распределители»). Обычно ОРСы открывали свои торговые точки «за проходной», где они были доступны только работникам данного предприятия или учреждения.

Ещё одной крупнейшей торговой подсетью с особым режимом покупок, были магазины потребительской кооперации. Изначально возможность покупки в них предоставлялась только членам данного потребительского кооператива, при условии выполнения ими плана по заготовке той или иной продукции (дары леса, рыба, дичь и пр.). Наконец, в брежневское время в Москве, Ленинграде, Киеве и других крупнейших городах СССР при крупнейших гастрономах и торговых центрах стали открываться «столы заказов» как форма регулирования снабжения дефицитом, доступная всем покупателям «с улицы». Параллельно с этими сетями снабжения в Москве, а затем и в других городах для высших представителей номенклатуры стали организовывать собственные каналы снабжения дефицитными товарами и продуктами. Формально так называемые спецраспределители («200-я секция ГУМа», магазин спецобслуживания на Кутузовском пр.) и приём заказов на проднаборы при столовых горкомов ничем не отличались от аналогичных ОРСов на предприятиях и столов заказов при рабочих столовых. Разница была лишь в местоположении этих «торговых точек» (в горкоме или на заводе), их контингенте, а также в ассортименте продукции.

Отдельным и более качественным было медицинское обслуживание. Высшие представители номенклатуры прикреплялись к специальным медицинским учреждениям, входившим в систему 4-го главного управления Министерства здравоохранения СССР.

Значение термина[править | править код]

Само существование понятия «номенклатура» ни от кого не засекречивалось. В учебниках по партийному строительству, ежегодно переиздававшихся Политиздатом многотысячными тиражами для систем партийной учёбы, давалось примерно следующее определение номенклатуры:

Номенклатура — это перечень наиболее важных должностей, кандидаты на которые предварительно рассматриваются, рекомендуются и утверждаются данным партийным комитетом (райком, горком, обком партии и т. д.) Освобождаются от работы лица, входящие в номенклатуру партийного комитета, также лишь с его согласия. В номенклатуру включаются работники, находящиеся на ключевых постах.

— Партийное строительство. Учебное пособие. 6-е изд. М., 1982. С. 300.

В этих учебниках подчёркивалось, что как сама номенклатура, так и состав лиц, замещающих номенклатурные должности, «не являются раз навсегда данными, они подвижны»[15]

В собирательном смысле под номенклатурой могли иметься в виду либо «освобождённые» партийные работники, либо руководители высшего ранга. Так, герой Шукшина, тракторист, в фильме Б. Барнета «Алёнка» (1961) говорит: «Конечно, ей тут непривычно. Не моей пары рукавица. Отец у ней крупный работник. Номенклатура. В легковухе возят».

Состав, структура и численность номенклатуры[править | править код]

По сведениям, приведённым в Российской энциклопедии, в 1981 году общее число должностей, утверждение на которые опосредовалось инструментом номенклатурных списков,составляло в СССР 400 тысяч человек[8]. Михаил Восленский в изданиях книги «Номенклатура», вышедших уже после его бегства из СССР в 1972 году, оценивает численность номенклатурных работников в СССР брежневского периода цифрой 750 тысяч человек (без членов семей). Умножив эту цифру на 4 (предположительный средний состав семьи), писатель приходит к цифре 3 миллиона, язвительно замечая: «к дворянскому классу относится не только граф, но и его жена — графиня, и их дети. Не забудем и мы номенклатурных дам и номенклатурных деток»[16].

Вместе с тем, фрагментарные данные по регионам СССР показывают, что численность номенклатуры на периферии была сравнительно небольшой. Так например, в 1970 году номенклатурный список должностей по Амурскому обкому КПСС составлял 1563 позиции[17] при населении в 800 тысяч человек.

В номенклатуру ЦК Компартии Белоруссии, утверждённую Бюро ЦК КПБ в 1972 году, входило 3376 должностей, в том числе 1753 работника в основную и 1623 работника в учётную номенклатуру[18]. Население Белорусской ССР составляло в 1970 году 9 млн., и в 1991 году 10,3 млн. человек.

Высшую ступень в номенклатуре занимала номенклатура ЦК КПСС, которая в 1980 году охватывала примерно 22,5 тыс. работников. В составе номенклатурных списков собственно партийная номенклатура составляла лишь часть, наряду с номенклатурой по органам управления народным хозяйством, ряда крупнейших общественных организаций и даже церкви. Так, все 5 членов Совета по делам Русской православной церкви в 1960-е годы входили в номенклатуру ЦК КПСС и назначались по решению ЦК КПСС (сами назначения оформлял Совет Министров СССР, которому совет был юридически подчинен)[19].

В номенклатуру входило также руководство советских творческих организаций. Например, секретари правления Союза писателей СССР входили в учетно-контрольную номенклатуру ЦК КПСС[20]. В январе 1985 года первый секретарь правления Союза Г. М. Марков известил ЦК КПСС о том, что в правлении вакантны 6 должностей секретарей и о том, какие кандидаты на эти посты, намеченные на эти посты руководством Союза, будут избраны VII съездом писателей[20].

Формированием кадрового резерва[21] для замещения номенклатурных единиц при выбытии действующих руководителей (переход на другую работу, выход на пенсию, смерть) занимались сотрудники партийных органов соответствующего уровня по представлениям руководства организаций, в которых существовала замещаемая должность. При наличии в этих учреждениях, заводах, институтах и пр. партийных организаций их представители принимали в этом участие в обязательном порядке, даже если рекомендуемый в кадровый резерв не был членом КПСС. Лица, инициировавшие первичное выдвижение кандидата в кадровый резерв, обязаны были изложить в его характеристике сведения о его компетентности в соответствующей области. Чаще всего это предполагало совместную работу с кандидатом, хотя в отношении номенклатуры ряда крупнейших общественных организаций (например, творческих союзов, церкви и пр.) было достаточно рекомендации авторитетных лиц из соответствующей сферы.

В дальнейшем, после перехода из резерва в действующую номенклатуру, всё большее значение при дальнейшем продвижении управленца приобретали заключения уполномоченных по работе с кадрами на соответствующем уровне ЦК. В инструкциях ЦК и учебных пособиях по партийному строительству указывалось, что если человек попал «в номенклатуру, это не означает, что такой работник должен постоянно находиться на руководящей работе»[22]

Если он не справляется с порученным ему участком государственной деятельности, то должен нести ответственность. При этом целесообразно также рассматривать вопрос о возможности дальнейшего использования таких кадров на руководящей работе[22].

Вывод из номенклатуры такого работника сопровождался коллегиальным гласным (на партийном собрании) или кулуарным (на заседании парткомов) «рассмотрением персонального дела» в присутствии представителя вышестоящей парторганизации. Если работник был членом КПСС, а итогом рассмотрения его персонального дела были партийные взыскания, он сохранял теоретический шанс остаться в составе номенклатуры на руководящей должности более низкого уровня или с откатом в резерв. Исключение из КПСС было высшей мерой партийного взыскания, после которой возврат в номенклатуру был уже невозможен. Ежегодно партийные организации СССР рассматривали многие тысячи таких персональных дел. Однако большинство лиц, попавших в номенклатуру и не получивших таких взысканий, оставались в ней пожизнено[16].

Развивая идеи М. Восленского, историк первобытного общества, профессор Ю. И. Семёнов отметил, что «люди, входящие в состав государственного аппарата, занимали в нём далеко не одинаковое положение. Условно их можно подразделить на две основные категории: ответственных (или номенклатурных) работников и всех прочих»[23]. В соответствии со своей оригинальной концепцией собственности Ю. В. Семёнов квалифицировал ответственных работников партгосаппарата, как якобы частных собственников вверенных им в управление средств производства, хотя, как он сам признаёт, «ни один из номенклатурщиков, взятый в отдельности, не был собственником средств производства».

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Вассерштейн, Бернард (2007). Варварство и цивилизация: история Европы в наше время . Оксфордский университет . п. 509.
  2. Трубы, Россия В большевистском режиме, с.444
  3. Алан Баркан, Социологическая теория и образовательная реальность (1993) с. 150
  4. См. Также Норберт Элиас , Учрежденный и аутсайдеры. Социологическое исследование проблем сообщества
  5. В. П. Данилов. Актуальность исследования советской бюрократии как нового класса Институт российской истории РАН
  6. А. В. Гусев Непознанный класс: Лев Троцкий о советской бюрократии МГУ
  7. http://www.history.org.ua/JournALL/pro/11/2.pdf
  8. 1 2 3 4 5 6 Номенклатура партийно-государственная // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  9. И. В. Павлова Местное управление в системе сталинской власти
  10. 1 2 Коновалов А. Б. Социально-профессиональная эволюция партийной номенклатуры Кузбасса (1943–1964). — Автореферат дисс. по ВАК 07.00.02. — Кемерово: Кемеровский государственный университет, 1999. — 313 с.
  11. Вороновский H. A. Ленинские принципы подбора, расстановки и воспитания кадров. - М., 1967. - С 8.
  12. 1 2 История КПСС. — М.: Политиздат, 1982. — С. 590–596. — 784 с.
  13. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР ПО ВОПРОСАМ ТРУДА И ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ. ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 9 сентября 1967 г. №443 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ЕДИНОЙ НОМЕНКЛАТУРЫ ДОЛЖНОСТЕЙ СЛУЖАЩИХ.
  14. Возраст членов Политбюро при Брежневе станет стандартом для чиновников РФ — Люди : Власть / infox.ru
  15. Государственное управление в СССР в условиях научно-технической революции / М. И. Пискотин. — Институт государства и права АН СССР. — М.: Наука, 1978. — 406 с.
  16. 1 2 М. С. Восленский Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М: Захаров 640 с. 2005 ISBN 5-8159-0499-6
  17. http://ihaefe.org/files/publications/full/book-1-far-east-policy.pdf
  18. Аксёнов А. Н. Возрастание руководящей роли партии в коммунистическом строительстве: на материалах Компартии Белоруссии, 1959-1973 гг. — Институт истории партии Белорусской ССР. — Минск: Юрид. лит., 1974. — С. 60. — 428 с.
  19. Чумаченко Т. А. Совет по делам Русской православной церкви и его уполномоченные в условиях новой церковной политики власти (1958—1964 гг.) // Государство и церковь в XX веке: эволюция взаимоотношений, политический и социокультурный аспекты. Опыт России и Европы / Отв. ред. А. И. Филимонова. — М.: ЛИБРОКОМ, 2011. — С. 20. Режим доступа: http://www.inslav.ru/images/stories/pdf/2011_Gosudarstvo_i_cerkov.pdf
  20. 1 2 Белошапка Н. В. Культурная политика в СССР во второй половине 80-х годов // Вестник Удмуртского университета. — Серия История и филология. — 2005. — № 7. — С. 183
  21. См. тж. Базарова Т. Ю., Еремена Б. Л. Управление персоналом. Учебник. 1999 — 8.4. Формирование кадрового резерва
  22. 1 2 Государственное управление в СССР в условиях научно-технической революции / М. И. Пискотин. — Институт государства и права АН СССР. — М.: Наука, 1978. — С. 214. — 406 с.
  23. Семёнов Ю. И. Россия: что с ней случилось в XX веке (рус.). — «Причем собственность эта носила своеобразный характер. Ни один из номенклатурщиков, взятый в отдельности, не был собственником средств производства. Собственниками средств производства являлись только все они, вместе взятые. Мы имеем здесь дело с совместной собственностью, но не всего общества, а лишь одной его части». Проверено 21 апреля 2018. Архивировано 5 октября 2017 года.

Литература[править | править код]

На русском языке
На других языках

Ссылки[править | править код]