Номенклатура (перечень должностей)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Советская номенклатура»)
Перейти к: навигация, поиск

Номенклату́ра, в государственном управлении и партийном строительстве в СССР и ряде других социалистических стран — один из инструментов осуществления руководящей роли правящей партии и проведения кадровой политики[1]. В делопроизводстве представляет собой пе­ре­чень важ­нейших долж­но­стей в государственном ап­па­ра­те, хозяйственных и об­щественных ор­га­ни­за­ци­ях, на­зна­че­ние на ко­то­рые было подконтрольно партийным органам. В собирательном значении номенклатура — партийно-хозяйственный актив, совокупность действующих руководящих работников высшего и среднего звена. В соответствии с номенклатурными списками должностей партийные органы осуществляли подбор кадрового резерва — кандидатур на замещение лиц, выбывающих из состава действующей номенклатуры.


Историческим предшественником самого принципа номенклатурного способа наделения полномочиями является инвеститура (позднелат. investitura от investioоблачаю, облекаю) — процедура наделения должностного лица полномочиями, предусмотренными законом или иными актами. В современном конституционном праве зарубежных стран различают: в зависимости от субъектов-источников (инициаторов выдвижения) — парламентскую и народную инвеституру, в зависимости от субъектов-получателей — президентскую и правительственную инвеституру. Так называемая борьба за инвеституру в средневековой Европе (с последней четверти XI века до первой четверти XII века) — наиболее значительный конфликт между католической церковью и светской властью за право назначать епископов и аббатов — в широком политическом смысле был борьбой за верховенство власти в Священной Римской империи[2].

История[править | править код]

Ленинский период[править | править код]

Октябрьская революция означала слом прежней государственно-бюрократической машины. Согласно марксистской теории пролетарской революции, на смену прежнему чиновничеству — оплоту системы подавления эксплуатируемых масс — должно было прийти новое государство рабочих и крестьян. В первые месяцы после Октября вождь партии большевиков В. И. Ленин писал:

Самое главное теперь — распроститься с тем <…> предрассудком, будто управлять государством могут только особые чиновники, всецело зависимые от капитала по всему своему общественному положению. <…> Самое главное — внушить угнетённым и трудящимся доверие в свои силы, показать им на практике, что они могут и должны взяться сами за правильное, строжайше упорядоченное, организованное распределение хлеба, всякой пищи, молока, одежды, квартир и т. д. в интересах бедноты.

— В. И. Ленин «Удержат ли большевики государственную власть?» (1917)

В этой же работе он отмечает:

Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, то есть к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту.

— В. И. Ленин «Удержат ли большевики государственную власть?» (1917)

На первых порах наряду с прежними чиновниками, перешедшими на сторону Советской власти (так называемые «буржуазные специалисты»), к делу управления подключились, через органы рабочего контроля. На высшем уровне руководства страной её новое правительство составили профессиональные революционеры (так называемая «ленинская гвардия»)[3][4].

Сталинский период[править | править код]

Стандартизация и упорядочение принципов отбора и назначения кадров для работы в государственных учреждениях РСФСР и СССР началось в последние месяцы жизни В. И. Ленина, когда ему по болезни пришлось отойти от управления страной. Инструментом проведения кадровой политики стали так называемые но­менк­ла­тур­ные спи­ски ру­ко­во­дя­щих долж­но­стей, которые впервые бы­ли ут­вер­жде­ны Орг­бю­ро ЦК РКП(б) в 1923 году. Осенью 1923 года секретариат ЦК РКП(б) направил всем наркомам и руководителям государственных учреждений перечень должностей, назначения на которые осуществлялось исключительно за постановлением ЦК[5]. В других союзных республиках разработка этих списков была передана рес­пуб­ли­кан­ски­м ЦК. Механизм отбора управленческих кадров постоянно формировался и совершенствовался. Была введена так называемая номенклатура должностей в государственном и партийном аппарате, кандидаты на которые утверждались партийными комитетами соответствующих уровней. В 1925 году номенклатурные списки бы­ли пе­ре­ра­бо­та­ны и рас­ши­ре­ны до 6 тысяч позиций, а за­тем еже­год­но пе­ре­смат­ри­ва­лись[6].

Вся эта организационная деятельность представляла собой неотъемлемую часть общей работы партии по подбору и расстановке кадров. И. В. Сталин определял требования к руководящим работникам следующими словами: «Люди, умеющие осуществлять директивы, могущие понять директивы, могущие принять директивы, как свои родные, и умеющие проводить их в жизнь»[7].

Хрущёвский период[править | править код]

Как отмечает историк А. Б. Коновалов, в период нахождения у власти Хрущёва обоснование партийно-государственных решений по корректировке существующей политической системы характеризовалось высоким эмоциональным настроем при недостаточном подборе аргументов. «Основным доказательством выдвигаемых положений являлись цитаты из трудов классиков марксизма-ленинизма и выступлений Хрущёва»[8]. В дальнейшем наиболее негативных оценок удостоились инициированное Хрущёвым разделение партийных организаций по производственному принципу на сельские и промышленные, что осложнило работу по подбору и расстановке кадров. Часть исследователей указывает на «развитие общественных начал в партийно-государственном аппарате, введение регулярной сменяемости выборных партийных органов»[8], как на положительный момент в партийном строительстве на этом отрезке времени. Вместе с тем, другие исследователи, наоборот, считают, что регламентация принудительного обновления состава партийных органов негативно сказывалась на закреплении в них опытных работников. Приветствуя её отмену после ухода Хрущёва в середине 60-х годов, они подчёркивают, что благодаря этому «установился более правильный подход к использованию на руководящей партийной работе людей, окончивших партийные учебные заведения»[9].

Брежневский период[править | править код]

Волюнтаристская реорганизация структуры управления партией с разделением партийных органов на городские и сельские, проведённая в конце 1962 года[10], внесла известную сумятицу как в систему работы с кадрами, так и в плановое управление экономикой в целом. Первый после отстранения Хрущёва от власти Пленум ЦК КПСС, состоявшийся в ноябре 1964 года и посвящённый отмене этих новаций, показал необходимость, не останавливаясь на «откате» к прежней структуре управления, разработать и осуществить комплексные, радикальные её изменения, положенные на основу новых технологий «научной организации труда» (НОТ), как в те годы назывались мероприятия, предшествовавшие современной компьютеризации. Пленум с повесткой «Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования…» прошёл в сентябре 1965 года. В решениях пленума среди трёх главных направлений совершенствования форм планового руководства на первое место было поставлено «повышение научного уровня государственного управления экономики»[10].

Состоявшийся в 1966 году XXIII съезд КПСС подтвердил приоритетность работ по этому направлению. В рамках этого государственного задания, в частности, был реализован проект по созданию унифицированной, единой для всей страны номенклатуры должностей. Соответствующий документ под названием «Единая номенклатура должностей служащих» (ЕНДС) был утверждён постановлением Госкомтруда СССР от 9 сентября 1967 года №443. Принятие ЕНДС поставило работу партийных организаций с кадрами на единую основу, унифицированную в масштабах всей страны. По ЕНДС всем должностям были присвоены 4-значные коды, классифицированные в зависимости от объекта руководства. Предметом работы высших партийных органов стала 9-я группа номенклатуры, состоявшая из 20 разновидностей руководителей предприятий и учреждений. 8-я группа состояла из 80 разновидностей руководителей служб и подразделений на предприятиях и в учреждениях[11].

Число должностей в но­менк­ла­тур­ных спи­сках год от года менялось. Если в 1925 году в но­менк­ла­ту­ру ЦК пар­тии вхо­ди­ло около 6 тысяч должностей, то в 1981 году – около 400 тысяч, что составляло около 0,1% от об­щей чис­лен­но­сти на­се­ле­ния СССР[6].

В груп­пу, ут­вер­ждав­шую­ся По­лит­бю­ро ЦК КПСС, вхо­ди­ли первые сек­ре­та­ри ЦК рес­пуб­ли­кан­ских ком­пар­тий, об­ко­мов, гор­ко­мов в го­ро­дах союзного значения, а также главные ре­дак­то­ры центральных партийных из­да­ний. В правительстве это были со­юз­ные нар­ко­мы (ми­ни­ст­ры) и выс­шие во­ен­ные руководители, а также по­слы в зарубежных стра­нах. В народном хозяйстве это были ди­рек­то­ра круп­ней­ших за­во­дов, ру­ко­во­ди­те­ли творческих сою­зов[6].

В груп­пу, ут­вер­ждав­шую­ся Сек­ре­та­риа­том ЦК КПСС, вхо­ди­ли партийные, государственные и советские ру­ко­во­ди­те­ли ран­гом ни­же: за­мес­ти­те­ли ми­ни­ст­ров, вторые сек­ре­та­ри об­ко­мов пар­тии, пред­се­да­те­ли обл­ис­пол­ко­мов Со­ве­тов и т. п.[6]

К но­менк­ла­ту­ре от­де­лов ЦК от­но­си­лись ме­нее зна­чи­мые долж­но­сти в партийном, государственном ап­па­ра­те и об­щественных орга­ни­за­ци­ях: чле­ны кол­ле­гий нар­ко­ма­тов (ми­ни­стерств), главные бух­гал­те­ры и главные ин­же­не­ры (в брежневское время — генеральные конструкторы), ди­рек­то­ра за­во­дов и фаб­рик, на­чаль­ни­ки лес­пром­хо­зов и заведующие ба­за­ми, скла­да­ми, кон­то­ра­ми, тре­ста­ми, син­ди­ка­та­ми; в дипломатической службе кон­су­лы и пр.[6]

Рубленый чёрный длинный седан — символ принадлежности к высшему слою советской номенклатуры. Получил в народе ироническое название членовоз.

Так называемая Эпоха застоя сопровождалась старением высших слоёв руководства. Если в начале советского периода большевистское руководство было относительно молодо, то брежневское Политбюро ЦК КПСС состояло в основном из стариков пенсионного возраста. Их средний возраст составлял 70 лет[12], а самыми молодыми членами и кандидатами в члены Политбюро в начале 80-х считались Горбачёв и Шеварднадзе, которым тогда было чуть больше 50 лет.

Исторически сеть государственной советской торговли сложилась из нескольких сегментов, действовавших независимо друг от друга на одной и той же территории. Помимо сети обычных государственных магазинов, обслуживавших всех граждан без ограничения, на крупнейших промышленных предприятиях создавались собственные «ОРСы» — отделы рабочего снабжения («рабочие распределители»). Обычно ОРСы открывали свои торговые точки «за проходной», где они были доступны только работникам данного предприятия или учреждения.

Ещё одной крупнейшей торговой подсетью с особым режимом покупок, были магазины потребительской кооперации. Изначально возможность покупки в них предоставлялась только членам данного потребительского кооператива, при условии выполнения ими плана по заготовке той или иной продукции (дары леса, рыба, дичь и пр.). Наконец, в брежневское время в Москве, Ленинграде, Киеве и других крупнейших городах СССР при крупнейших гастрономах и торговых центрах стали открываться «столы заказов» как форма регулирования снабжения дефицитом, доступная всем покупателям «с улицы». Параллельно с этими сетями снабжения в Москве, а затем и в других городах для высших представителей номенклатуры стали организовывать собственные каналы снабжения дефицитными товарами и продуктами. Формально так называемые спецраспределители («200-я секция ГУМа», магазин спецобслуживания на Кутузовском пр.) и приём заказов на проднаборы при столовых горкомов ничем не отличались от аналогичных ОРСов на предприятиях и столов заказов при рабочих столовых. Разница была лишь в местоположении этих «торговых точек» (в горкоме или на заводе), их контингенте, а также в ассортименте продукции.

Отдельным и более качественным было медицинское обслуживание. Высшие представители номенклатуры прикреплялись к специальным медицинским учреждениям, входившим в систему 4-го главного управления Министерства здравоохранения СССР.

Значение термина[править | править код]

Само существование понятия «номенклатура» ни от кого не засекречивалось. В учебниках по партийному строительству, ежегодно переиздававшихся Политиздатом многотысячными тиражами для систем партийной учёбы, давалось примерно следующее определение номенклатуры:

Номенклатура — это перечень наиболее важных должностей, кандидаты на которые предварительно рассматриваются, рекомендуются и утверждаются данным партийным комитетом (райком, горком, обком партии и т. д.) Освобождаются от работы лица, входящие в номенклатуру партийного комитета, также лишь с его согласия. В номенклатуру включаются работники, находящиеся на ключевых постах.

— Партийное строительство. Учебное пособие. 6-е изд. М., 1982. С. 300.

В этих учебниках подчёркивалось, что как сама номенклатура, так и состав лиц, замещающих номенклатурные должности, «не являются раз навсегда данными, они подвижны»[13]

В собирательном смысле под номенклатурой могли иметься в виду либо «освобождённые» партийные работники, либо руководители высшего ранга. Так, герой Шукшина, тракторист, в фильме Б. Барнета «Алёнка» (1961) говорит: «Конечно, ей тут непривычно. Не моей пары рукавица. Отец у ней крупный работник. Номенклатура. В легковухе возят».

Состав, структура и численность номенклатуры[править | править код]

По сведениям, приведённым в Российской энциклопедии, в 1981 году общее число должностей, утверждение на которые опосредовалось инструментом номенклатурных списков,составляло в СССР 400 тысяч человек[6]. Михаил Восленский в изданиях книги «Номенклатура», вышедших уже после его бегства из СССР в 1972 году, оценивает численность номенклатурных работников в СССР брежневского периода цифрой 750 тысяч человек (без членов семей). Умножив эту цифру на 4 (предположительный средний состав семьи), писатель приходит к цифре 3 миллиона, язвительно замечая: «к дворянскому классу относится не только граф, но и его жена — графиня, и их дети. Не забудем и мы номенклатурных дам и номенклатурных деток»[14].

Вместе с тем, фрагментарные данные по регионам СССР показывают, что численность номенклатуры на периферии была сравнительно небольшой. Так например, в 1970 году номенклатурный список должностей по Амурскому обкому КПСС составлял 1563 позиции[15] при населении в 800 тысяч человек.

В номенклатуру ЦК Компартии Белоруссии, утверждённую Бюро ЦК КПБ в 1972 году, входило 3376 должностей, в том числе 1753 работника в основную и 1623 работника в учётную номенклатуру[1]. Население Белорусской ССР составляло в 1970 году 9 млн., и в 1991 году 10,3 млн. человек.

Высшую ступень в номенклатуре занимала номенклатура ЦК КПСС, которая в 1980 году охватывала примерно 22,5 тыс. работников. В составе номенклатурных списков собственно партийная номенклатура составляла лишь часть, наряду с номенклатурой по органам управления народным хозяйством, ряда крупнейших общественных организаций и даже церкви. Так, все 5 членов Совета по делам Русской православной церкви в 1960-е годы входили в номенклатуру ЦК КПСС и назначались по решению ЦК КПСС (сами назначения оформлял Совет Министров СССР, которому совет был юридически подчинен)[16].

В номенклатуру входило также руководство советских творческих организаций. Например, секретари правления Союза писателей СССР входили в учетно-контрольную номенклатуру ЦК КПСС[17]. В январе 1985 года первый секретарь правления Союза Г. М. Марков известил ЦК КПСС о том, что в правлении вакантны 6 должностей секретарей и о том, какие кандидаты на эти посты, намеченные на эти посты руководством Союза, будут избраны VII съездом писателей[17].

Формированием кадрового резерва[18] для замещения номенклатурных единиц при выбытии действующих руководителей (переход на другую работу, выход на пенсию, смерть) занимались сотрудники партийных органов соответствующего уровня по представлениям руководства организаций, в которых существовала замещаемая должность. При наличии в этих учреждениях, заводах, институтах и пр. партийных организаций их представители принимали в этом участие в обязательном порядке, даже если рекомендуемый в кадровый резерв не был членом КПСС. Лица, инициировавшие первичное выдвижение кандидата в кадровый резерв, обязаны были изложить в его характеристике сведения о его компетентности в соответствующей области. Чаще всего это предполагало совместную работу с кандидатом, хотя в отношении номенклатуры ряда крупнейших общественных организаций (например, творческих союзов, церкви и пр.) было достаточно рекомендации авторитетных лиц из соответствующей сферы.

В дальнейшем, после перехода из резерва в действующую номенклатуру, всё большее значение при дальнейшем продвижении управленца приобретали заключения уполномоченных по работе с кадрами на соответствующем уровне ЦК. В инструкциях ЦК и учебных пособиях по партийному строительству указывалось, что если человек попал «в номенклатуру, это не означает, что такой работник должен постоянно находиться на руководящей работе»[19]

Если он не справляется с порученным ему участком государственной деятельности, то должен нести ответственность. При этом целесообразно также рассматривать вопрос о возможности дальнейшего использования таких кадров на руководящей работе[19].

Вывод из номенклатуры такого работника сопровождался коллегиальным гласным (на партийном собрании) или кулуарным (на заседании парткомов) «рассмотрением персонального дела» в присутствии представителя вышестоящей парторганизации. Если работник был членом КПСС, а итогом рассмотрения его персонального дела были партийные взыскания, он сохранял теоретический шанс остаться в составе номенклатуры на руководящей должности более низкого уровня или с откатом в резерв. Исключение из КПСС было высшей мерой партийного взыскания, после которой возврат в номенклатуру был уже невозможен. Ежегодно партийные организации СССР рассматривали многие тысячи таких персональных дел. Однако большинство лиц, попавших в номенклатуру и не получивших таких взысканий, оставались в ней пожизнено[14].

Развивая идеи М. Восленского, историк первобытного общества, профессор Ю. И. Семёнов отметил, что «люди, входящие в состав государственного аппарата, занимали в нём далеко не одинаковое положение. Условно их можно подразделить на две основные категории: ответственных (или номенклатурных) работников и всех прочих»[20]. В соответствии со своей оригинальной концепцией собственности Ю. В. Семёнов квалифицировал ответственных работников партгосаппарата, как якобы частных собственников вверенных им в управление средств производства, хотя, как он сам признаёт, «ни один из номенклатурщиков, взятый в отдельности, не был собственником средств производства».

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Аксёнов А. Н. Возрастание руководящей роли партии в коммунистическом строительстве: на материалах Компартии Белоруссии, 1959-1973 гг. — Институт истории партии Белорусской ССР. — Минск: Юрид. лит., 1974. — С. 60. — 428 с.
  2. Норт,, Джеймс. История церкви. — М. : Протестант, 1993.
  3. В. П. Данилов. Актуальность исследования советской бюрократии как нового класса Институт российской истории РАН
  4. А. В. Гусев Непознанный класс: Лев Троцкий о советской бюрократии МГУ
  5. http://www.history.org.ua/JournALL/pro/11/2.pdf
  6. 1 2 3 4 5 6 Номенклатура партийно-государственная // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  7. И. В. Павлова Местное управление в системе сталинской власти
  8. 1 2 Коновалов А. Б. Социально-профессиональная эволюция партийной номенклатуры Кузбасса (1943–1964). — Автореферат дисс. по ВАК 07.00.02. — Кемерово: Кемеровский государственный университет, 1999. — 313 с.
  9. Вороновский H. A. Ленинские принципы подбора, расстановки и воспитания кадров. - М., 1967. - С 8.
  10. 1 2 История КПСС. — М.: Политиздат, 1982. — С. 590–596. — 784 с.
  11. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР ПО ВОПРОСАМ ТРУДА И ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ. ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 9 сентября 1967 г. №443 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ЕДИНОЙ НОМЕНКЛАТУРЫ ДОЛЖНОСТЕЙ СЛУЖАЩИХ.
  12. Возраст членов Политбюро при Брежневе станет стандартом для чиновников РФ — Люди : Власть / infox.ru
  13. Государственное управление в СССР в условиях научно-технической революции / М. И. Пискотин. — Институт государства и права АН СССР. — М.: Наука, 1978. — 406 с.
  14. 1 2 М. С. Восленский Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М: Захаров 640 с. 2005 ISBN 5-8159-0499-6
  15. http://ihaefe.org/files/publications/full/book-1-far-east-policy.pdf
  16. Чумаченко Т. А. Совет по делам Русской православной церкви и его уполномоченные в условиях новой церковной политики власти (1958—1964 гг.) // Государство и церковь в XX веке: эволюция взаимоотношений, политический и социокультурный аспекты. Опыт России и Европы / Отв. ред. А. И. Филимонова. — М.: ЛИБРОКОМ, 2011. — С. 20. Режим доступа: http://www.inslav.ru/images/stories/pdf/2011_Gosudarstvo_i_cerkov.pdf
  17. 1 2 Белошапка Н. В. Культурная политика в СССР во второй половине 80-х годов // Вестник Удмуртского университета. — Серия История и филология. — 2005. — № 7. — С. 183
  18. См. тж. Базарова Т. Ю., Еремена Б. Л. Управление персоналом. Учебник. 1999 — 8.4. Формирование кадрового резерва
  19. 1 2 Государственное управление в СССР в условиях научно-технической революции / М. И. Пискотин. — Институт государства и права АН СССР. — М.: Наука, 1978. — С. 214. — 406 с.
  20. Семёнов Ю. И. Россия: что с ней случилось в XX веке (рус.). — «Причем собственность эта носила своеобразный характер. Ни один из номенклатурщиков, взятый в отдельности, не был собственником средств производства. Собственниками средств производства являлись только все они, вместе взятые. Мы имеем здесь дело с совместной собственностью, но не всего общества, а лишь одной его части». Проверено 21 апреля 2018. Архивировано 5 октября 2017 года.

Литература[править | править код]

на русском языке
на других языках

Ссылки[править | править код]