Эта статья входит в число добротных статей

Ханский огонь

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ханский огонь
Жанр:

рассказ

Автор:

Михаил Булгаков

Язык оригинала:

русский

Дата написания:

1924

Дата первой публикации:

1924

Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Ханский огонь» — рассказ Михаила Булгакова, действие которого происходит на территории музея-усадьбы под названием «Ханская ставка» в начале 1920-х годов. Написан в разгар работы над «Белой гвардией» и связан с романом единством размышлений о судьбах России[1].

Впервые был опубликован в «Красном журнале для всех» (№ 2, 1924). Найден, выверен текстологически[2], заново опубликован и прокомментирован Лидией Яновской в журнале «Наш современник» (№ 2, 1974).

История создания[править | править вики-текст]

Литературовед Лидия Яновская полагала, что замысел «Ханского огня» связан с поездками Булгакова в подмосковное имение Архангельское в поисках материалов к нереализовавшемуся замыслу пьесы о Распутине и князе Ф. Юсупове[3]. Так, Лидия Яновская писала:

В образных реалиях рассказа отразились впечатления от поездки Булгакова в усадьбу-музей Архангельское, бывшее подмосковное имение Юсуповых. Булгаков был в Архангельском дважды — летом 1922 г. и летом 1923 г… Приметы Архангельского <…> безошибочно узнаваемы[1].

Другая версия, по воспоминаниям И. Овчинникова, относится к работе Булгакова в газете «Гудок». Когда Валентин Катаев посетовал, что современные авторы пишут неинтересно, с предсказуемым финалом, Булгаков пообещал написать рассказ с такой развязкой, что её никто не распутает до последней строчки. Вскоре он представил коллегам рассказ «Антонов огонь», сюжет которого близок к «Ханскому огню»[4][5].

Прототипом Тугай-Бега, по мнению литературоведа Бориса Соколова, стал персонаж романа Генрика Сенкевича «Пан Володыёвский» Тугай-беевич[6]. Кроме того, Булгаков, по предположению литературоведа Виктора Лосева, очевидно прочитал вышедшие в 1923 году «Белые мемуары»[7] Ильи Василевского, в которых речь идёт о князе Голицыне, писавшем мужикам: «Грабьте моё добро, только липовой аллеи не трогайте! На этих липах я вас <…> вешать буду»[5].

Тема пожара, по мнению Б. Соколова, могла быть также навеяна воспоминаниями о событиях в Смоленской губернии, где Булгаков в 1916—1917 годах работал земским врачом. Барская усадьба Муравишниково после Февральской революции сгорела дотла, и причины пожара остались невыясненными[6]. Вопрос о будущем России в начале 1920-х годов оставался для Булгакова открытым, считает В.Лосев[5].

Текст рассказа «Ханский огонь» перепечатывается, как правило, с публикации 1974 г. "Не верьте «составителям», когда они уверяют, что дают текст по прижизненной публикации 1924 года: между прижизненной публикацией рассказа в 1924 году и <…> публикацией в 1974-м имеются разночтения", - по свидетельству текстолога Л.Яновской [2].

Сюжет[править | править вики-текст]

Ночью у смотрительницы музея-усадьбы «Ханская ставка» Татьяны Михайловны разболелись зубы, и она попросила камердинера Иону принять группу экскурсантов и провести их по залам. Экскурсанты приехали из Москвы в половине седьмого на дачном поезде. Их было человек двадцать, из которых Иона выделил двоих: Семёна Антонова — мужчину в «коротеньких бледно-кофейных штанишках», прибывшего в компании молодежи, — и пожилого богатого иностранца в золотых очках, широком сером пальто, с тростью.

Камердинер показал гостям кабинет бывшего владельца усадьбы — князя Тугай-Бега, провёл их через курительную комнату, игральную, бильярдную, продемонстрировал шатёр с двуспальной резной кроватью. Экскурсанты обсудили портреты, колонны и судьбу самого князя, который «отбыл за границу в самом начале».

Когда гости ушли, уборщица Дунька закрыла дверь на замок. Ночью Иона услышал во дворце шаги. Потом в дверях бального зала показался иностранец в золотых очках. Это был Тугай-Бег. Он сообщил, что приехал ненадолго и тайно, дал камердинеру бумажник и сорвал сургучную пломбу с дверей своего бывшего кабинета. Ночь князь провёл за рабочим столом, разбирая архив. Пачку документов с печатями он положил в карман пальто, а прочие бумаги сгрёб на пол и поджёг весь ворох в трёх местах. Наблюдая, как разрастается пламя, Тугай-Бег бормотал: «Не вернётся ничего. Всё кончено. Лгать не к чему».

Вышел он через восточную террасу и «незабытыми тайными тропами нырнул во тьму»[8].

«Ханский огонь» — наиболее булгаковская вещь. По жанру это скорее повесть, чем рассказ, — с острейшим занимательным сюжетом и с рельефно выписанными типами. Изобразительная сила его рассказа равна бунинской. Может быть, это самый живописный из повествовательных рассказов Булгакова. И самый историчный. Весь его строй утверждает: логика истории имеет свои законы.
— Василий Новиков[9]

Художественные особенности[править | править вики-текст]

Литературовед Василий Новиков, отмечая «почти авантюрный сюжет» «Ханского огня», обращает особое внимание на авторский стиль: «Булгаков словно демонстрирует своё мастерство, своё умение заглянуть во внутренний мир, передать психологические переживания бывшего кавалергарда»[9].

Литературный критик Всеволод Сахаров констатирует, что в «Ханском огне» встретились два мира. Один представлен всем блеском «многовековой рафинированной культуры», другой — товарищем Семёном Антоновым: «Здесь нет ещё ни вещей, ни Пушкина, ни предания»[10].

Л. Яновская подчеркивает проявившуюся в «Ханском огне» особенность булгаковского стиля — «свободное обращение с пространствами реальных пейзажей и интерьеров»[2]. Л.Яновская отмечает также портретное и именное сходство окруженного молодежью Семена Антонова с Антоном Семеновичем Макаренко, известным воспитателем и педагогом[11].

Литературные параллели[править | править вики-текст]

Б.Соколов видит в персонажах «Ханского огня» героев будущих произведений Булгакова. Так, образ человека-тени будет два года спустя использован в «Зойкиной квартире»[6]. Пожилой иностранец в золотых очках — это прямой предшественник «иностранца» Воланда. Серый цвет пальто, в котором приезжает Тугай-Бег — «намек на его инфернальность. Ведь дьявол — это „Некто в сером, именуемый Он“, если воспользоваться образом пьесы Леонида Андреева „Жизнь человека“»[6].

Финал «Ханского огня» предвосхищает, по мнению составителя Булгаковской энциклопедии, пожар в доме ГрибоедоваМастер и Маргарита»)[6].

Момент, когда Тугай-Бег спрашивает себя: «Я — тень? Но ведь я живу», напоминает Б.Соколову сцену в Театре Варьете, когда финдиректор Римский видит Варенуху[6].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Яновская Л. М. Комментарий к рассказу «Ханский огонь» // Михаил Булгаков. Избранные произведения в двух томах. — Киев: Дніпро, 1989. — Т. 1. — ISBN 5-308-00396-3.
  2. 1 2 3 Л.Яновская. "Один к одному".В кн.: Л. Яновская. Последняя книга, или Треугольник Воланда. — М: ПРОЗАиК, 2013. — 752 с.-ISBN 978-5-91631-189-1
  3. Лидия Яновская. О рассказе Михаила Булгакова "Ханский огонь" // Наш современник. — 1974. — С. 125.
  4. Воспоминания о М. Булгакове. — М: Советский писатель, 1988. — 528 с.
  5. 1 2 3 В.Лосев. Комментарий к «Ханскому огню»
  6. 1 2 3 4 5 6 Б. Соколов. Булгаковская энциклопедия
  7. Белые мемуары. 1923
  8. Михаил Булгаков. "Я хотел служить народу". Проза. Пьесы. Письма. — М.: Педагогика, 1986. — 736 с.
  9. 1 2 Новиков В. В. Михаил Булгаков — художник. — М.: Московский рабочий, 1996. — 358 с.
  10. Булгаков М. А. Ханский огонь. Повести и рассказы. Вступительная статья и примечания В. Сахарова. — М.: Художественная литература, 1988. — 240 с.
  11. Встреча в Ханской ставке, или как делаются открытия. В кн.:Л. Яновская. Последняя книга, или Треугольник Воланда. — М: ПРОЗАиК, 2013. — 752 с. -ISBN 978-5-91631-189-1

Литература[править | править вики-текст]