Битва при Кавите

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Битва при Кавите
Основной конфликт: Испано-американская война
USS Olympia art NH 91881-KN.jpg
"Манильская битва". Рисунок из журнала того времени
Дата

1 мая 1898

Место

Филиппины, близ Манилы

Итог

победа США

Противники
СШАUS flag 45 stars.svg США Flag of Spain.svg Испания
Командующие
Джордж Льюи Патрисио Монтехо-и-Пасарон
Силы сторон
4 больших бронепалубных крейсера
2 канонерских лодки
2 больших безбронных крейсера
2 малых бронепалубных крейсера , 2 малых безбронных крейсера, 1 канонерская лодка
Потери

9 раненых
все корабли потоплены
161 убитый

Битва при Кавите (исп. Batalla de Cavite) — морское сражение в ходе испано-американской войны. Состоялось 1 мая 1898 года на Филиппинах у Кавите близ Манилы между американской эскадрой коммодора Джорджа Дьюи и испанской контр-адмирала Патрисио Монтехо. Это сражение известно также в американский историографий по имени Битва в Манильской бухте (англ. Battle of Manila Bay)

Состояние американской эскадры[править | править исходный текст]

США рассматривали действия против Филиппин как второстепенное направление по сравнению с главной задачей по захвату испанских владений в Вест-Индии. Единственный имевшийся у американцев на Тихом океане броненосец «Орегон» перед войной был направлен в Атлантику. Тем не менее, на Дальнем Востоке находились американские корабли крейсерской Азиатской эскадры, существенно превосходившие по мощи испанскую эскадру, базировавшуюся в Маниле. В апреле 1898 г. в Гонконге под командованием коммодора Дж. Дьюи собрались четыре бронепалубных крейсера (водоизмещение от 3 до 6 тыс. тонн), две мореходных канонерские лодки крейсерского типа и три вспомогательных судна.

Американские корабли имели высокую скорость, сильную артиллерию, но слабую броневую защиту, поскольку предназначались, прежде всего, для подрыва вражеской морской торговли. Большая удаленность американцев от собственных баз на тихоокеанском побережье США создавала им трудности в обслуживании и снабжении боеприпасами (на кораблях был неполный запас снарядов). Также, в случае получения судами серьёзных повреждений, у них могли возникнуть серьёзные проблемы с ремонтом. В связи с этим нападение одними крейсерами на вражеский флот, находящийся в защищенной гавани, вначале представлялось крайне рискованным делом. Тем не менее, Дьюи, имевший сведения о состоянии испанских сил на Филиппинах, был готов выполнить приказ о немедленной атаке Манилы.

24 апреля 1898 г. в Гонконг пришли сообщения о начале войны между США и Испанией. Британские власти потребовали от американской эскадры покинуть нейтральный порт. Дьюи перешел в близлежащую бухту Мирс, где проводилась заключительная подготовка к сражению, догружался уголь и боеприпасы, доставленные буквально накануне объявления войны. 25 апреля эскадра вышла к Филиппинам, во время пути проводились учения и тренировки личного состава.

Состояние испанских морских сил на Филиппинах[править | править исходный текст]

Формально испанцы располагали на Филиппинах 12 военными кораблями, значительную часть которых составляли небоеспособные суда. На деле контр-адмирал Монтехо мог использовать в бою лишь 6 крейсеров и 1 канонерскую лодку. Два испанских корабля с водоизмещением в 3 тыс. тонн считались «крейсерами 1-го ранга», четыре остальных (1000—1100 т.) — «крейсерами 2-го ранга». Фактически эти «крейсера» являлись обычными канонерками.[1]. Общее водоизмещение испанской флотилии на Филиппинах составляло 11,7 тыс. т., корабельная артиллерия насчитывала 31 орудие среднего калибра (не более 160-мм) против 19,1 тыс. т. общего водоизмещения и 53 орудий крупного и среднего калибра (в том числе 11 орудий калибром 203-мм) американской эскадры.

Подготовка испанцев к сражению заключалась, прежде всего, в усилении береговой обороны, для чего снимались орудия с небоеспособных кораблей. Так из пяти канонерок вооружение сохранил лишь «Маркиз дель Дуэро». Была снята и часть артиллерии с кораблей, оставшихся в строю. Этими орудиями были вооружены спешно построенные земляные укрепления на островах у входа в Манильскую бухту. Всего у испанцев на батареях было 43 орудия (в большинстве — устаревших), которые были рассредоточены по обширному побережью Манильской бухты. Готовилось затопление на фарватерах старых судов и установка минных заграждений. Было решено соорудить укрепления и в бухте Субик, куда первоначально предполагалось перебазировать эскадру.

Флагман Монтехо крейсер «Рейна Кристина»

25 апреля, сразу после получения известий о начале войны, контр-адмирал Монтехо перешел с эскадрой из Манилы в бухту Субик, но обнаружил, что начатое там строительство батарей далеко от завершения. Испанский адмирал принял решение вернуться в Манильскую бухту и 28 апреля покинул Субик. Во время похода вышла из строя машина старого деревянного крейсера «Кастилия», который должен был идти на буксире.

Наиболее сильные береговые батареи испанцев защищали Манилу. Там, в частности, было 4 мощных крупповских орудия калибром 240-мм, более дальнобойные, чем 203-мм орудия американцев. Однако адмирал Монтехо, чтобы не подвергать Манилу опасности обстрела, отвел свои корабли к арсеналу Кавите, который защищали только три 120-мм и два 150-мм орудия старого типа. У бухты было выставлено и минное заграждение. Уход от Манилы объяснялся и тем, что у Кавиты в случае повреждения в бою корабли затонули бы на мелком месте, и их экипажи имели бы лучшую возможность для спасения. Таким образом, адмирал Монтехо с самого начала считал свою эскадру обреченной и думал только о мерах по уменьшению потерь. Испанские корабли подготовили к бою. Их выкрасили в маскирующий серый цвет, сняли с мачт рангоут и разложили на палубах брустверы из мешков с песком для защиты от осколков снарядов.

Прорыв в Манильскую бухту[править | править исходный текст]

Флагман Дьюи крейсер «Олимпия». Апрель 1898

30 апреля американская эскадра подошла ко входу в Манильскую бухту. Крейсер «Бостон» и канонерку «Конкорд» были отправлены для разведки бухты Субиг. Не обнаружив там испанцев, Дьюи провел вечером совещание, на котором было решено той же ночью под прикрытием темноты идти в Манильскую бухту, выбрав для прорыва не используемый обычно северный проход, а более сложный для судоходства южный проход Бака Гранде между островами Эль-Фрайле и Кабальо.

Дьюи, несмотря на опасность мин, возглавил эскадру на своем флагманском крейсере «Олимпия» Когда на совещании ему предложили пустить вперед транспорт, американский командующий ответил: «Есть там мины или нет, — но я поведу эскадру сам». Командиры кораблей получили короткую инструкцию: «Следуйте в кильватере флагмана и повторяйте все его маневры». В 21.45 ч. на американской эскадре была сыграна боевая тревога и погашены бортовые огни, кроме одного фонаря за кормой, чтобы держать строй в колонне.

Вслед за «Олимпией» корабли 8-узловым ходом двинулись по проливу в Манильскую бухту. В 0.15 ч. с береговой батареи на Эль-Фрайле, наконец, заметили американскую эскадру и сделали несколько выстрелов по идущим в конце «Конкорду» и «Бостону», но не добились попаданий. Вести прицельный огонь было невозможно из-за отсутствия у испанцев прожекторов. Американцы также ответили несколькими пущенными в сторону берега снарядами, после чего испанская батарея замолчала.

Схема сражения у Кавите 1 мая 1898 г.

Пройдя пролив, американцы снизили ход до самого малого, медленно двигаясь по обширной бухте. Возможно, Дьюи не рискнул приближаться в предутренних сумерках к берегу, так как опасался атаки испанских минных катеров, слухи о которых дошли до американцев. В 2 ч. ночи Монтехо, получив сообщения с Эль-Фрайле, поднял свою эскадру по тревоге. Шесть крейсеров и канонерка стояли на якорях восточней мыса Сангли у входа в бухту Канакао. Из семи кораблей эскадры Монтехо два — «Кастилия» и «Дон Антонио де Улоа» — по причине неисправных машин могли использоваться только как плавучие батареи.

На рассвете американцы вышли к Маниле, но испанских военных судов там не оказалось. Эскадра взяла курс на юг и около 5 утра обнаружила противника у Кавите. Три американских вспомогательных судна получили приказ выйти из линии и отойти на время боя в дальнюю часть бухты. Боевые корабли, выстроившись в кильватерную колонну, двинулись в сторону мыса Сангли, к стоявшей там испанской эскадре.

Первый этап сражения[править | править исходный текст]

Коммодор Дьюи на мостике «Олимпии» во время боя

Испанцы первыми открыли огонь с кораблей и берега, когда американцы были от них на дистанции 30 кабельтовых (5,5 км), но не добились попаданий, так как снаряды падали с недолетами. Однако потом вблизи идущей в голове американской колонны «Олимпии» произошло два сильных взрыва. По одной версии это были близкие разрывы долетевших всё же снарядов, по другой — подводные мины, которые испанцы установили на слишком большой глубине либо подорвали преждевременно. Американцы пока не открывали огня по испанским кораблям. Дьюи только отдал приказ сократить интервалы в колонне. Американская эскадра двигалась со скоростью 6 узлов, дистанция между кораблями в колонне была 200 ярдов (183 м).

В 5.40 Дьюи скомандовал поворот на северо-запад, чтобы все его корабли могли вести огонь левым бортом, и отдал ставший знаменитый приказ командиру «Олимпии» Чарльзу Гридли: «Когда будете готовы, Гридли, можете открывать огонь». Выстрел 203-мм орудия носовой башни «Олимпии» стал сигналом начала стрельбы для всех американских кораблей. В тот момент испанцы были от них на расстоянии 20 кабельтовых (3,7 км). Пройдя две мили параллельно линии испанской эскадры, американцы совершили разворот на юго-восток, чтобы вести теперь огонь правым бортом. Всего Дьюи совершил пять подобных галсов, постепенно приблизившись к испанским кораблям до дистанции в 10 кабельтовых (1,8 км). Свидетель битвы вспоминал, что американские крейсеры «двигались медленно и четко, почти не ломая строй», их действия напоминали «тщательно отрепетированный спектакль». Первыми американцы уничтожили два испанских баркаса, принятые ими за минные катера.

Главную роль в сражении сыграли два сильнейших американских крейсера — флагманская «Олимпия» ((водоизмещение 5,8 тыс. тонн, скорость 21 узел, четыре 203-мм орудия в двух башнях, десять 127-мм орудий) и идущий за ней «Балтимор» (4600 т., 20 узлов, четыре 203-мм и шесть 152-мм орудий). Они шли первыми в колонне, ведя непрерывный огонь по противнику. Первоначально американцы стреляли недостаточно метко, однако количество выпущенных ими снарядов было столь велико, что испанцы получали всё новые попадания, которые причиняли им серьёзные повреждения и вызывали многочисленные пожары. По мере сближения с противником эффективность обстрела возрастала.

Картина «Битва при Кавите»

Из испанских кораблей наиболее активно вели ответный огонь ближайший к американцам крейсер «Дон Хуан де Аустрия» (1130 т., четыре 120-мм орудия) и флагман адмирала Монтехо крейсер «Рейна Кристина». (3500 т., 16 узлов, шесть 160-мм орудий). Американцы сосредоточили огонь на «Дон Хуане» и вскоре заставили его выйти из боя, отступив вглубь бухты. Затем под обстрел попала «Рейна Кристина» и второй большой корабль испанцев — «Кастилия» (3200 т., из четырёх 150-мм и двух 120-мм орудий часть была уже снята). На деревянной «Кастилии» вспыхнул пожар, из-за перебитой якорной цепи её развернуло к противнику бортом, где уже были сняты орудия. Потеряв возможность вести дальше бой, экипаж «Кастилии» перешел на подошедший «Дон Хуан де Аустрия», также серьёзно пострадавший от обстрела. Тяжелые повреждения получил и однотипный с «Дон Хуаном» крейсер «Дон Антонио де Улоа».

Бой «Олимпии» и «Рейны Кристины». Рисунок из журнала того времени

В 7 ч. крейсер «Рейна Кристина» по приказу адмирала Монтехо двинулся навстречу американской эскадрой. На приближающийся испанский крейсер обрушился общий огонь «Олимпии», «Балтимора» и идущего за ними «Рейли». За короткое время безбронный испанский корабль получил множество попаданий. На «Рейне Кристине» американские снаряды снесли рубку и капитанский мостик, заднюю дымовую трубу и все три мачты, были пробиты котлы, выведено из строя рулевое управление, в корпусе зияли огромные пробоины, корабль охватил пожар, угрожавший взрывом боевого погреба, который пришлось затопить. Из-за разрывов снарядов была выбита практически вся орудийная прислуга, а прямое попадание в кают-компанию уничтожило переполненный лазарет. Один из снарядов сбил с клотика испанский флаг, который, однако, был немедленно поднят вновь на обломке мачты.

Адмирал Монтехо приказал повернуть свой разбитый корабль к берегу. Американцы не прекращали обстреливать тонущую «Рейну Кристину», к которой подошли для оказания помощи «Исла де Куба», «Исла де Лусон» и «Маркиз дель Дуэро», также получившие повреждения. В 7.30, практически сразу после расстрела «Рейны Кристины» Дьюи дал своей эскадре приказ о выходе из боя. Это было объявлено под предлогом того, чтобы дать командам возможность позавтракать. На самом деле Дьюи получил от капитана Гридли неожиданный доклад об исчерпании боезапаса. Поэтому американский командующий решил прервать сражение и уточнить ситуацию. К неудовольствию охваченных горячкой боя команд (матросы кричали: «Ради бога, не останавливайте нас! К чертям завтрак!») американские корабли прекратили обстрел и отошли от берега. В сражении наступил перерыв.

Второй этап сражения[править | править исходный текст]

«Великая битва при Кавите». Литография (США)

Испанская эскадра после двухчасового боя потеряла «Рейну Кристину» и «Кастилию». Оставленные командами, они затонули на мелководье, но верхняя часть корпусов осталась на поверхности. Из других кораблей наиболее тяжело пострадал «Антонио де Улоа», стоявший, полузатонув, у берега с разобранной машиной и снятой артиллерией обращенного к берегу борта. Тем не менее, часть команды оставалась на корабле и готовилась продолжать бой. У канонерки «Маркиз дель Дуэрро» были сбиты два орудия и повреждена машина, однако судно сохранило ход. Мало пострадали однотипные крейсеры «Исла де Куба» и «Исла де Лусон» — единственные из испанских кораблей, имевшие защиту в виде броневой палубы. Адмирал Монтехо, поднявший флаг на «Исла де Куба», вместе с «Лусоном», «Хуаном де Аустия», и «Маркизом дель Дуэрро» отошел в расположенную южнее Кавиты бухту Бакур, где уже стояли разоруженные крейсер «Веласко» и четыре канонерки, а также два транспорта.

Адмирал Дьюи в это время принимал сведения со своих кораблей. Информация об исчерпании боезапаса оказалась ошибочной. За время боя американцами не было получено ни одного серьёзного повреждения. Дьюи принял решение довершить до конца уничтожение испанских военно-морских сил на Филиппинах. В 10.45 американская эскадра получила приказ вновь идти к Кавите. Крейсеры подошли к бухте Канакао, причем небольшой и быстроходный «Рейли» должен был зайти в саму бухту. Канонерки отделились от эскадры и направились на юг для проведения разведки.

В 11.16 сражение возобновилось. «Олимпия», «Бостон» и шедший от них отдельно «Рейли» открыли огонь по «Антонио де Улоа» — единственному из испанских кораблей, с которого по американцам было сделано несколько выстрелов. Вскоре «Антонио» был окончательно добит и покинут командой. Обстрелу подверглись также возвышавшие над поверхностью воды остовы «Кастилии» и «Рейны Кристины».

Крейсер «Балтимор», посланный перехватить показавшееся торговое судно, попал под обстрел двух 150-мм испанских орудий из форта на мысе Сангли. Испанцам удалось добиться единственного попадания в американский корабль. На «Балтиморе» было сбито одно 6-дюймовое орудие и ранено 9 человек. Крейсер открыл ответный огонь по форту. Вскоре к «Балтимору» присоединились и «Олимпия» с «Бостоном». Американцы обнаружили, что испанские береговые орудия не имели достаточного угла снижения и не могли обстреливать корабли на близкой дистанции. Воспользовавшись этим, американцы подошли к берегу на 5 кабельтовых и, находясь в «мертвой зоне», могли безнаказанно расстреливать укрепления испанцев.

Канонерка «Конкорд» в это время перехватила к юго-востоку от Кавиты испанский почтовый пароход. Канонерка «Петрел», обнаружив к югу от арсенала Кавите весь оставшийся испанский флот, открыла огонь. Адмирал Монтехо сразу отдал приказ своим командам покинуть суда, открыв кингстоны. Между тем у Монтехо всё ещё было два практически неповрежденных малых бронепалубных крейсера британской постройки — «Исла де Куба» и «Исла де Лусон» (по 1000 тонн, 16 узлов, четыре 120-мм орудия), которые вполне могли бы дать бой «Петрелу» (860 т., 12 узлов, четыре 152-мм орудия). Тем не менее, «Исла де Куба» и «Исла де Лусон» самозатопились у берега, очевидно, опасаясь появления вслед за канонеркой всей американскй эскадры. С «Петрела» на брошенные испанцами крейсеры были посланы матросы, которые подожгли верхние надстройки этих кораблей[2]. В 12.30 Дьюи приказал прекратить огонь и передал испанскому коменданту Кавите ультиматум о сдаче, угрожая бомбардировкой уже самого города. Над фортом мыса Сангли был поднят белый флаг.

Итоги сражения[править | править исходный текст]

Испанский крейсер «Рейна Кристина» после боя 1 мая 1898 г.

Испанская эскадра на Филиппинах была полностью уничтожена. Потери в личном составе составили 161 человек убитый и 210 раненых.[3] Основные жертвы пришлись на «Рейну Кристину». На флагманском крейсере адмирала Монтехо погибло 130 матросов и офицеров, в том числе — командир корабля Луис Кадарсо, последним уходивший с крейсера и убитый уже в шлюпке. 23 человека погибло на «Кастилии», и 8 — на всех остальных кораблях. Всего американцы добились 145 попаданий в испанские суда, из которых примерно по 40 пришлось в «Рейну Кристину» и «Кастилию», 33 — «Антонио де Улоа», 13 — в «Хуана де Аустриа», 10 — в «Маркиза де Дуэрро». Менее других пострадали «Исла де Куба» и «Исла де Лусон», пораженные соответственно 5 и 3 раза. Такое количество попаданий при выпущенных американцами в ходе сражения 5900 снарядов говорит о недостаточной меткости их стрельбы. Сами американские корабли получили от испанцев 19 попаданий, из которых одно единственное (в «Балтимор») было достаточно серьёзным. Людские потери ограничивались 9 ранеными. В ходе боя умер от теплового удара инженер-механик одного из сопровождавшего эскадру Дьюи транспорта, но его смерть нельзя отнести к боевым потерям.

2 мая американцы заняли Кавите, ставшую их базой на Филиппинах. 3 мая они высадились и на острове Коррихидор, оставленный испанцами без боя, и уничтожили находившиеся там береговые батареи, которые держали под контролем выход из Манильской бухты. Однако американская эскадра не могла без помощи крупного десантного корпуса овладеть самой Манилой. Столица Филиппин оставалась в руках у испанцев до самого конца войны. Таким образом, чисто военное значение битвы у Кавите было сравнительно небольшим. Уничтожив эскадру Монтехо, Дьюи несколько ослабил оборону Манилы, лишив её морских орудий, и ликвидировал угрозу, которую испанские корабли могли теоретически представлять для транспортов с американскими войсками, направленными позже на Филиппины.

Крейсер «Олимпия» на мемориальной стоянке

Гораздо большим было психологическое значение битвы в Манильской бухте. Блестящая победа всего лишь через неделю после объявления войны воодушевила американское общество, придала уверенность в быстром успехе всей военной кампании. Американский флот впервые разгромил в эскадренном сражении флот одной из европейских держав и вошел в число ведущих военных флотов мира. Битва при Кавите сделала Дж. Дьюи, сразу произведенного в контр-адмиралы, а потом — в адмиралы флота, национальным героем США. Во время его торжественной встречи в Нью-Йорке после окончания войны на фейерверки было потрачено больше пороха, чем американцы израсходовали при Кавите.[4] Флагман Дьюи крейсер «Олимпия» позднее стал музейным кораблем.[5]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Иногда к испанской флотилии причисляют восьмой корабль — крейсер «Веласко», у которого к моменту сражения были сняты котлы и вооружение
  2. Приказ командира «Петрела» уничтожить оставленным командами «Исла де Куба» и «Исла де Лусон» был расценен как «безрассудный», так как лишал американцев ценных трофеев. Тем не менее, в дальнейшем испанские крейсеры были восстановлены, а бывшая «Исла де Куба», проданная США Венесуэле, служила там до середины ХХ в.
  3. Следует признать, что для 7 потопленных судов испанские потери не выглядят слишком большими. Адмирал Монтехо, сам раненый в бою, таким образом в некотором смысле выполнил свою задачу по сокращению потерь. Тем не менее, после войны за поражение он предстал в Испании перед трибуналом и был осужден
  4. Д. Свитмэн Великие адмиралы. М.: АСТ, 2002
  5. В марте 2011 года выставлена на продажу из-за финансовых трудностей музея в Филадельфии. http://www.lenta.ru/news/2011/03/08/olympia/

Литература[править | править исходный текст]