Кокошник (головной убор)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Княгиня О. К. Орлова на костюмированном балу 1903 года

Коко́шник (от слав. «кокош», обозначавшего курицу и петуха[1], от древнерусского «кокошь» — курица-наседка, в отличие от «кокот» — петух[2], диалект. кокошка, кокуй, златоглав, головка, наклонник, наклонка, шеломок, ряска[3]) — старинный русский головной убор в виде гребня (опахала, полумесяца[4] или округлого щита) вокруг головы, символ русского традиционного костюма.[5]

Устройство[править | править вики-текст]

Кокошник представляет собой лёгкий веер из толстой бумаги, металлической ленты или венца, пришитых к шапочке или волоснику[6]; он состоит из убранного начельника и донца, или же начельника и волосника, со спуском позади ленты. Основа изготавливалась из штофа и бархата, кумача на твердой основе из проклеенного или простеганного холста, картона, картузной бумаги. Сверху гребень украшали орнаментом: искусственными или живыми цветами, парчой, позументом, бисером, бусами, речным жемчугом (с XVI века добывался в озере Ильмень), золотыми нитями, фольгой, стеклом, у наиболее богатых — драгоценными камнями. Вышивкой золотыми нитками часто покрывалась и затылочная часть. А сзади кокошник фиксировался с помощью лент. По краям кокошника могли быть пущены рясны (спадающие на плечи жемчужные нити), сам он мог быть обшит поднизью (сеткой) из жемчуга. При надевании кокошник обычно слегка сдвигали на лоб, а затылок закрывали позатыльником из холста с надставкой из малинового бархата, закрепленным с помощью тесемок. Поверх кокошников часто носили шелковые или шерстяные платки, плотно вышитые орнаментом из золотых и серебряных нитей — убрус; тонкое легкое покрывало, украшенное вышивкой, кружевом или позументом — фата, дымка, вуаль. Платок складывали по диагонали и закалывали под подбородком; длинное покрывало из кисеи или шелка закалывали под подбородком или спускали с вершины кокошника на грудь, плечи, спину.

Кокошники, слева направо: A — однорогий кокошник Арзамасского уезда Нижегородской губернии; B — однорогий кокошник, Костромская губерния; C — кокошник; D — кокошник, Московская губерния, Е — кокошник, Владимирская губерния, F — кокошник в виде цилиндрической шапки с плоским дном (с платком) G — Двухгребенчатый, или седлообразный, кокошник (вид в профиль)


Кукла в праздничном костюме Костромской губернии. Россия. 2-я пол. 18 века. ГИМ

Форма гребня в разных губерниях была различной: в Каргопольском уезде Олонецкой губернии кокошник делали в форме шапочки с вытянутым вперед очельем и лопастями, закрывающими уши. На лоб спускалась поднизь из рубленого перламутра. Вологодский кокошник, называемый сборник, отличался многочисленными сборками над очельем. Архангельский кокошник имел жесткую овальную форму с обильным декором наверху и очельем, выступающим вперед и не имевшим дополнительных украшений. В Новгородской и Тверской губернии он был шлемовидной формы[7]. «Форма кокошников в разных регионах довольно разнообразна, как правило, она была обусловлена особенностями традиции укладывания волос, собранных в жгут или в две косы: вокруг головы, надо лбом, на затылке, на висках и т. д. Дополнениями и украшениями служили разного рода лопасти, обнизи, позатыльники и другие детали, значительно отличающиеся в разных регионах России, однако все они крепились на твердую основу — кокошник»[8].

По конструкции выделялись четыре вида кокошников[9]:

  1. Однорогий кокошник. Обычно имели бисерную или жемчужную поднизь-сетку, которая прикреплялась к очелью и закрывала лоб почти до бровей. Были распространены в центральных губерниях Европейской России — Владимирской, Костромской, Нижегородской, Московской, Ярославской, — а также в губерниях, примыкающих к ним: Вологодской, Казанской, Симбирской, Пермской, Вятской.
    1. Двурогий кокошник — кокошник, мягкий сзади с высоким твердым очельем в форме равнобедренного треугольника или полумесяца с опущенными вниз к плечам острыми или слегка закругленными концами. Размах очелья мог достигать порой 60 см[10].
    2. кокошник, сшитый в виде конуса с удлиненной передней частью. Украшались золотошвейной вышивкой или твердыми «шишками», сплошь унизанными жемчугом, располагавшимися по очелью. Шишки, согласно архаическим поверьям, олицетворяли культ плодородия[5].
    3. кокошник в виде шапочек с высоким очельем и плоским округлым верхом, украшенными золотошвейной вышивкой.
  2. В виде цилиндрической шапки с плоским дном. Имели небольшие лопасти, прикрывавшие уши, позатыльник — полосу ткани на твердой основе, пришитую сзади, и поднизь — жемчужную или бисерную сетку, спускавшуюся на лоб до бровей или слегка приподнимавшуюся над ним. Платок закалывался под подбородком или, перекрещиваясь под ним, завязывался сзади на шее. Были распространены в северо-западных губерниях России: Олонецкой, Тверской, Новгородской. Кокошники первого и второго типа были известны и в Сибири, привезенные переселенцами.
    1. Однодворческий кокошник, получивший свое название по месту бытования у однодворцев Орловской, Тамбовской, Воронежской, Курской, Пензенской губерний, был близок к этому типу. Не имел пришивных лопастей, позатыльника и поднизи; изготавливался обычно из позумента, надевался на кичку. Его носили с налобником в виде узкой орнаментированной полоски ткани, завязывавшейся вокруг головы, позатыльником, закреплявшимся на шнурках на затылке. Вокруг кокошника, по его очелью, повязывался сложенный лентой платок, концы которого спускались на спину или закреплялись на темени, перекрещиваясь на затылке.
  3. С плоским овальным верхом, выступом над лбом, лопастями над ушами и пришитым сзади твердым прямоугольным позатыльником. Был распространен в Каргопольском уезде Олонецкой губернии, на северо-востоке Новгородской.
  4. Двухгребенчатый, или седлообразный «шеломок» — с высоким округлым околышем и верхом в форме седла с немного поднятой передней частью и более высоким задним гребнем. Надевался обычно с налобником — узкой полоской орнаментированной ткани, завязывавшейся вокруг головы, позатыльником — прямоугольным куском ткани на твердой основе, а также платком, сложенным в виде полосы и укладывавшимся по очелью. Концы платка спускались на спину или, перекрещиваясь на затылке, затыкались с боков. Были распространены в Курской губернии, западных уездах Орловской губернии и в русских селах Харьковской губернии.

«Древнейшим типом нужно признать тот, где прямой гребень сидит поперек головы, от уха до уха»[11].

Традиции ношения[править | править вики-текст]

Девушка в уфимском праздничном костюме, 1900-е гг.
Константин Маковский. «Боярышня у окна». На самом деле, в таком парадном наряде с кокошником домашней работой никогда не занимались — кокошник могли вынимать из сундука раз в год для торжественного случая. Очевидно, боярышня изображает трудолюбие в ожидании важных гостей или сватов.

Изготавливался на заказ профессиональными мастерицами — «кокошницами», владевшими навыками шитья жемчугом, бисером, золотой нитью и умением обращаться с фабричными тканями.[5]. Цена некоторых изделий доходила до 300 руб. ассигнациями, поэтому кокошники тщательно хранили в семье и передавали по наследству[7].

Обычно кокошник надевали в праздники, в будни ограничиваясь ношением повойника. В отличие от кички и сороки, которые носились только замужними женщинами, кокошник мог носиться в том числе и незамужними (хотя некоторые этнографы оспаривают это утверждение). Кирсанова указывает, что «кокошником» со временем стали называть традиционный головной убор с высоким очельем и покрывалом, даже если его носила незамужняя девица.

Кокошник плотно охватывал голову, закрывая волосы, заплетенные в две косы и уложенные венком или пучком. «В художественном строе русского национального костюма кокошник играл значительную роль, венчая собой монументальные формы праздничного женского костюма, акцентируя лицо, подчеркивая торжественность тех ситуаций, при которых надевали богато украшенные кокошники»[5].

Известен со времен Древней Руси (по крайней мере, с XVII века, когда впервые задокументировано употребление слова[12]). Хотя точное время его возникновения неизвестно. Уже в погребениях Новгорода, относящихся к X—XII веку встречаются некоторые подобия кокошника: твёрдого головного убора, низко сидящего на лбу и закрывавшего голову полностью до ушей. В Новое время вплоть до 1920-х сохранялся как часть традиционного обрядного убора невесты (девичья прическа торжественно заменялась кокошником или кикой). Жемчужный кокошник молодая надевала на свадьбу после венчания, носила его до появления первого ребёнка, а затем — только по праздникам и особо торжественным случаям. Небогатым семьям приходилось заказывать кокошник бисерный, но появиться в таком, скажем, в день свадьбы считалось зазорным и приходилось на время торжества занимать у соседей «жемчужный»[13]. В старину девицы молились о своем замужестве в день Покрова такими словами: «Покров Пресвятая Богородица, покрой мою буйную голову жемчужным кокошничком, золотым подзатыльничком!»[11][14]. В некоторых местностях кокошник носили только новобрачные в течение трех дней после свадьбы — это было характерно для тех местностей, где кокошники уже исчезали, заменяясь простыми платками или же городскими шляпками.

В XIX в. бытовал в купеческой, мещанской и крестьянской среде, а в допетровской Руси — и в боярской. В XIX веке распространился с севера России на юг, вытеснив сороку[3]. В конце XIX века во многих губерниях России кокошники как праздничный головной убор стали исчезать, заменяясь головными уборами другого типа: сборниками, повойниками, наколками и т. д.

При императорском дворе[править | править вики-текст]

Альбом с примерами официальных придворных платьев Николая I

Изгнанный из высших слоев общества при Петре Великом, который запретил его носить боярышням указом[15], кокошник был возвращен в женский придворный костюм Екатериной II, воскресившей моду a la russe в понимании XVIII века и вернувшей его в маскарадный костюм. Наполеоновские войны, вызвавшие всплеск патриотизма, вернули интерес к национальному костюму (ср. возвращение моды на мантилью в Испании). В 1812-14 годах в моду вошли красные и синие русские «сарафаны» с ампирной талией и филигранными пуговицами впереди. Так одевались и русские императрицы.

В 1834 году Николай I издал указ, вводив­ший новое придворное платье, дополненное кокошником. Оно состояло из узкого открытого корсажа с длинными рукавами «а-ля бояр» и длинной юбки с шлейфом. Кокошники в сочетании с придворным декольтированным платьем оставались в гардеробе фрейлин до революции. (Конечно, форма придворных кокошников уже достаточно далека от крестьянских прототипов, став ближе к головным уборам итальянского Возрождения или арселе)[15]. Во 2-й пол. XIX века также появились бриллиантовые тиары-кокошники («тиары в русском стиле»), которые носились при дворе и подражали традиционным формам.

Де Кюстин в 1839 году удивлялся: «Национальный наряд русских придворных дам импозантен и вместе с тем старомоден. Они носят на голове какое-то сооружение из дорогой материи. Это головное украшение напоминает мужскую шляпу, сверху несколько укороченную и без донышка, так что верхняя часть головы остается открытой. Диадема, вышиной в несколько дюймов, украшенная драгоценными камнями, приятно обрамляет лицо, совершенно его не закрывая. Она представляет собой старинный головной убор, придает женскому облику оттенок благородства и оригинальности, очень идет к красивым лицам и ещё более уродует некрасивые. К сожалению, последние весьма часто встречаются при русском дворе».

Во 2-й пол. ХIХ века взлет стиля историзм вылился, в частности, в коллекционирование русской старины и вызвал всплеск интереса к русскому костюму. В царствование Александра II и Александра III создавалось множество произведений в псевдорусском и неорусском стиле, кроме того, пышные театрализованные постановки на тему русской истории демонстрировали роскошь костюма. Пиком этой моды стал Костюмированный бал 1903 года в Зимнем дворце, гости которого были одеты по моде XVII века, в частности, в «часто утрированные в „оперном“ стиле русские кокошники».

Влияние на мировую моду[править | править вики-текст]

Княжна императорской крови Мария Кирилловна в подвенечном уборе, 1925 год
Невеста 1920-х годов

Историк моды Александр Васильев[15] указывает, что в «русском» течении мировой моды между двумя Мировыми войнами самым популярным элементом народного костюма оказался именно кокошник, который «в 1919-29 годах входил в арсенал модниц всего мира». Многие участницы Костюмированного бала 1903 года оказались в эмиграции и, чтобы найти средства для пропитания, основывали дома моды, где использовали опыт русского костюма. В этот период на Западе утверждается форма кокошника-венца как свадебного убора — в подобном венце выходила замуж даже будущая английская королева Мария Текская. Вольно переосмысленный кокошник становится элементом повседневной одежды. Жанна Ланвен делает коллекцию «русских» шляп, парижский дом «Огюст Боназ» в начале 1920-х выпускает пластмассовые кокошники.

Карл Лагерфельд в своей коллекции Paris-Moscou (2008/9) создал исключительно фантазийные образцы кокошников[16].

В культуре[править | править вики-текст]

  • В современной культуре кокошник является обязательным атрибутом новогоднего костюма Снегурочки.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Кокошник // БСЭ
  2. Срезневский И. И. Словарь древнерусского языка., т. I, ч. 2., М., 1989, ст. 1248.
  3. 1 2 Кокошник // Российский гуманитарный энциклопедический словарь
  4. Кокошник // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 4 томах. — СПб., 1907—1909.
  5. 1 2 3 4 Р. М. Кирсанова. Костюм в русской художественной культуре. М., 1995. С.143-135
  6. Волосник, головной убор // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  7. 1 2 Т. А. Терешкович. Мода в одежде и аксессуарах. Словарь-справочник. Ростов-на-Дону, 2008, с. 125—126
  8. Т.Гусарова. Кокошник
  9. Народный костюм от А до Я
  10. Молотова Л. Н., Соснина Н. Н. Русский народный костюм из собрания Государственного музея этнографии народов СССР, Л., 1984, с. 29-30
  11. 1 2 Дм. Зеленин. Женские головные уборы восточных (русских) славян.
  12. Русь изначальная
  13. Из истории вышивки
  14. (Зеленин, Опис. рукоп. 4; срв. П. Ефименко, Материалы по этногр. Арх. губ. I, 145)
  15. 1 2 3 А. Васильев. Красота в изгнании. М., 2000. 181—195
  16. Карл Лагерфельд
  17. The Padawan’s guide

Ссылки[править | править вики-текст]