Панфилов, Иван Васильевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Иван Васильевич Панфилов
Ivan Panfilov.jpg
Прозвище

Аксакал, Батя (бойцы Панфиловской дивизии)

Дата рождения

1 января 1893({{padleft:1893|4|0}}-{{padleft:1|2|0}}-{{padleft:1|2|0}})

Место рождения

город Петровск (Саратовская область),
Саратовская губерния,
Российская Империя

Дата смерти

18 ноября 1941({{padleft:1941|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:18|2|0}}) (48 лет)

Место смерти

у деревни Гусенево Волоколамского района
Московская область

Принадлежность

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя
РСФСРFlag of Russian SFSR (1918-1937).svg РСФСР
СССРRed Army flag.svg СССР

Род войск

Пехота

Годы службы

19151941

Звание Генерал-майор
Генерал-майор
Командовал

8-я гвардейская стрелковая дивизия

Сражения/войны

Первая мировая война,
Гражданская война в России,
Великая Отечественная война

Награды и премии
Герой Советского Союза
Орден Ленина Орден Красного Знамени Орден Красного Знамени Орден Красного Знамени
Медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии»

Ива́н Васи́льевич Панфи́лов (родился 20 декабря 1892 (1 января 1893) в городе Петровск, Саратовской губернии — погиб 18 ноября 1941 года у деревни Гусенёво Волоколамского района Московской области) — советский военный деятель, генерал-майор, Герой Советского Союза (1942, посмертно).

Биография[править | править вики-текст]

В 1915 году призван в Русскую императорскую армию и направлен на русско-германский фронт. В 1918 году добровольно вступил в Красную Армию и был зачислен в 1-й Саратовский пехотный полк 25-й Чапаевской дивизии. Участник гражданской войны, воевал в составе 25-й Чапаевской стрелковой дивизии.

После гражданской войны окончил двухгодичную Киевскую объединённую пехотную школу, вскоре после этого был назначен в Среднеазиатский военный округ. Принимал активное участие в борьбе с басмачами. Член ВКП(б) с 1920 года. С 1938 года — военный комиссар Киргизской ССР.

Во время Великой Отечественной войны — командир 316-й стрелковой дивизии17 ноября 1941 года — 8-я гвардейская, прославленная тяжёлыми оборонительными боями на Волоколамском направлении. Эта дивизия набиралась из жителей Алма-Аты (ныне Алматы) и Фрунзе (ныне Бишкек).

«Массовый героизм — не стихия. Наш негромогласный, неказистый генерал готовил нас к этому дню, к этой борьбе, предугадал, предвосхитил её характер, неуклонно, терпеливо добивался уяснения задачи, „втирал пальцами“ свой замысел. Напомню ещё раз, что наш старый устав не знал таких слов, как „узел сопротивления“ или „опорный пункт“. Нам их продиктовала война. Ухо Панфилова услышало эту диктовку. Он одним из первых в Красной Армии проник в небывалую тайнопись небывалой войны.

Оторванная от всех маленькая группа — это тоже узелок, опорная точка борьбы. Панфилов пользовался любым удобным случаем, чуть ли не каждой минутой общения с командирами, с бойцами, чтобы и так и эдак растолковать, привить нам эту истину», так цитирует комбата Бауржана Момыш-Улы в своей книге «Волоколамское шоссе» писатель Александр Бек[1]. По воспоминаниям внучки Айгуль Байкадамовой, главным призванием военачальника он считал сохранение жизни солдат на войне, тёплое отношение и заботу. Бойцы называли Панфилова «генерал Батя». Он говорил солдатам и командирам: «Мне не нужно, чтобы ты погиб, нужно, чтобы ты остался живым!»[2]

После того как части дивизии сдали Волоколамск, генерала Панфилова собирались отдать под трибунал. Однако этого не случилось из-за вмешательства командующего 16-й армией генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского, который заявил: «Я доверяю Панфилову. Если он оставил Волоколамск, то, значит, так было нужно!»[2]

Взвод истребителей танков именно этой дивизии 16 ноября 1941 года, в ходе ожесточенных боев приостановил на 4 часа продвижение 50 вражеских танков, уничтожив 18 из них, что вошло в историю как Подвиг 28 героев-панфиловцев[3].

16 ноября дивизия была атакована силами двух танковых дивизий немцев — 2-я танковая дивизия атаковала позиции 316-й стрелковой дивизии в центре обороны, а 11-я танковая дивизия ударила в районе Дубосеково, по позициям 1075-го стрелкового полка. Части дивизии во главе с Панфиловым вели тяжёлые оборонительные бои с превосходящими силами противника, в которых личный состав проявил массовый героизм. В ходе боев 16-20 ноября на Волоколамском направлении 316 стрелковая дивизия (с 17 ноября Краснознаменная, с 18 ноября Гвардейская) остановила наступление двух танковых и одной пехотной дивизии вермахта. За успешные действия в ходе этих боев дивизия, уже ставшая 8 гвардейской Краснознаменной, 23 ноября получила почетное звание Панфиловской. Генерал-полковник Эрих Гепнер, командовавший 4-ой танковой группой, чьи ударные силы потерпели поражение в боях с 8-й гвардейской дивизией, называет её в своих донесениях командующему группой «Центр» Федору фон Боку — «дикой дивизией, воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти».[3].

Погиб 18 ноября 1941 года у деревни Гусенево Волоколамского района Московской области, от осколков немецкой миномётной мины.

Вот как описывает момент гибели генерала Панфилова маршал (в 1941 — полковник) Катуков, чья 4-я танковая бригада воевала на соседнем участке фронта:

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Генерал-майор И. В. Панфилов. Архивировано из первоисточника 25 июня 2012. (крайний слева), начальник штаба полковник И. И. Серебряков и комиссар дивизии старший батальонный комиссар С. А. Егоров. По некоторым данным, снимок сделан в день гибели Панфилова.

Утром 18 ноября два десятка танков и цепи мотопехоты снова стали окружать деревню Гусенево. Здесь в это время находился КП Панфилова — наспех отрытая землянка рядом с крестьянской избой. Немцы обстреливали деревню из миномётов, но огонь был неприцельным, и на него не обращали внимания.

Панфилов принимал группу московских корреспондентов. Когда ему сообщили о танковой атаке противника, он поспешил из землянки на улицу. За ним последовали другие работники штаба дивизии. Не успел Панфилов подняться на последнюю ступеньку землянки, как рядом грохнула мина. Генерал Панфилов стал медленно оседать на землю. Его подхватили на руки. Так, не приходя в сознание, он умер на руках своих боевых товарищей. Осмотрели рану: оказалось, крошечный осколок пробил висок.

Катуков М. Е. На острие главного удара. — М.: Воениздат, 1974. — С. 83-84.

Непосредственным свидетелем гибели генерала стал также старший лейтенант Д. Ф. Лавриненко, самый результативный танкист Красной Армии за всю Великую Отечественную войну, который находился рядом с его командным пунктом и был сильно потрясён гибелью Панфилова.

Награды[править | править вики-текст]

Тактика успеха[править | править вики-текст]

Генерал Панфилов считал, что время войн на лошадях с шашками наголо уходит в прошлое. Поэтому в процессе формирования 316-й стрелковой дивизии, на учениях под Талгаром, им были организованы тренировки по преодолеванию танкобоязни — для этого на позиции новобранцев двигались трактора. В военные учебники попало такое понятие, как петля Панфилова: когда силы боевых подразделений рассредоточивались в нескольких важных точках, а не бросались на противника целиком[2]. Во время обороны Москвы, он применял систему глубоко эшелонированной артиллерийской противотанковой обороны, а также подвижные отряды заграждения[4]. По слухам, в октябре 1941 года, когда шли бои под Волоколамском, он организовывал рейды в тыл врага, «чтобы у солдат было ощущение, что враг тоже живой человек и его можно победить.»[2]

Главным призванием военачальника он считал сохранение жизни солдат на войне, тёплое отношение и заботу. Командир дивизии Панфилов умел мотивировать солдат, укреплять их стойкость в бою и веру в победу. Бойцы называли Панфилова «генерал Батя». Он говорил солдатам и командирам: «Мне не нужно, чтобы ты погиб, нужно, чтобы ты остался живым!»[2]. Есть сведения, что перед войной Панфилов слал депеши в Кремль с просьбами позаботиться о тёплых вещах, обмундировании для солдат и о других бытовых нуждах. В 1945 году военные корреспонденты запечатлели на стенах рейхстага надписи: «Мы — воины-панфиловцы. Спасибо, Батя, тебе за валенки.»[2][4]

По мнению внучки Айгуль Байкадамовой, Панфилову удалось найти «общий язык» со своей многонациональной дивизией, поскольку «он долгое время жил в Средней Азии, знал нравы, обычаи, языки этих народов и смог стать для них настоящим отцом-командиром.»[2]

Семья и личная жизнь[править | править вики-текст]

По воспоминаниям внучки Айгуль Байкадамовой, Иван Васильевич Панфилов был «очень весёлым, требовательным и добрым человеком. Таким он запомнился со слов моей мамы Валентины Ивановны. Старался уделять время семье, хотя свободных минут было мало. Ведь у них с Марией Ивановной было пятеро детей. … У них была вечная кочевая военная жизнь. После 1923 года, когда Иван Васильевич окончил школу красных командиров в Киеве, военная судьба надолго связала его со Средней Азией. Как только он объявлял своей жене, что они переезжают, она только спрашивала: когда? И начинала собирать скарб в большие фанерные ящики, которые были вместо чемоданов и заменяли мебель.»[2]

Жена — Мария Ивановна (род. в апреле 1903), была общественным деятелем. В 1936 году участвовала во Всесоюзном совещании жён командиров РККА. Сохранилась фотография, на которой она стоит в составе делегации рядом со Сталиным и Ворошиловым. В 1939 году, когда муж стал военкомом города Фрунзе, столицы Киргизской ССР, Мария Ивановна возглавила Свердловский райсовет Фрунзе. Награждена орденом «Знак Почёта». После смерти мужа Марию Ивановну разбил паралич, но она смогла преодолеть свой недуг. В годы войны жила в Киргизии, во Фрунзе. После того как в апреле 1942 года генерал Панфилов и 28 его солдат стали Героями Советского Союза, «всесоюзный староста» Михаил Калинин подарил вдове квартиру в Москве и дачу в Болышево. Семья переехала в столицу[2].

В семье было пятеро детей. Дочь Валентина (род. 1 мая 1923) служила со своим отцом в медсанбате. В последние дни войны была тяжёло ранена в голову. После войны отправилась по комсомольской путевке в Казахстан, в Алма-Ату, где связала свою жизнь с Бахытжаном Байкадамовым, сыном «врага народа», репрессированного в 1930-е годы, будущим основоположником хорового пения в Казахстане[2]. В их семье родилась внучки Айгуль и Алуа Байкадамовы[5].

Сын — Владилен, полковник, лётчик-испытатель[5].

Память[править | править вики-текст]

Памятник героям обороны Москвы в 1941 году и могила И. В. Панфилова на Новодевичьем кладбище (Справа)

Оценки и мнения[править | править вики-текст]

Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский[4]:

Простое открытое лицо, некоторая даже застенчивость вначале. Вместе с тем чувствовались кипучая энергия и способность проявить железную волю и настойчивость в нужный момент. О своих подчиненных генерал отзывался уважительно, видно было, что он хорошо знает каждого из них.

…Именно в этих кровопролитных боях за Волоколамск и восточнее его навеки покрыла себя славой панфиловская дивизия. Её в армии так и называли, и солдаты 316-й о себе говорили: «Мы — панфиловцы!». Счастлив генерал, заслуживший в массе бойцов так просто выраженную, но неизгладимую в сердцах любовь и веру.

Галерея[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Бек А. А. Волоколамское шоссе
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Жанар Канафина. Генерал Батя. Караван (9 мая 2013). Проверено 1 декабря 2013.
  3. 1 2 «Советская Россия» — «Бесстыдно осмеянный подвиг», 01.09.2011
  4. 1 2 3 Ольга Казанцева. «Спасибо, Батя!»…. Казахстанская правда (29.11.2013). Проверено 2 декабря 2013.
  5. 1 2 Галя Галкина. Внучки Панфилова. Новое поколение (7 февраля 2013). Проверено 1 декабря 2013.

Литература[править | править вики-текст]

  • Бауржан Момыш-улы. Генерал Панфилов. Алма-Ата, 1965.
  • Валентина Панфилова. Мой отец: воспоминания. Алма-Ата, изд-во «Жазуши», 1971. — 96 стр.
  • Язов Д. Т. Панфиловцы в боях за Родину. М.: Красная звезда, 2011. — 224 с. — ISBN 978-5-94691-447-5

Ссылки[править | править вики-текст]

Hero of the Soviet Union medal.png Панфилов, Иван Васильевич. Cайт «Герои Страны».