Рамэ, Пьер де ла

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Пьер де ла Рамэ
фр. Pierre de la Ramée
Petrus Ramus.jpg
Petrus Ramus
Дата рождения:

1515({{padleft:1515|4|0}})

Место рождения:

Пикардия

Дата смерти:

26 августа 1572({{padleft:1572|4|0}}-{{padleft:8|2|0}}-{{padleft:26|2|0}})

Место смерти:

Париж

Подданство:

Flag of Île-de-France.svg Франция

Основные интересы:

логика, риторика

Пьер де ла Рамэ, Пётр Рамус (фр. Pierre de la Ramée, лат. Petrus Ramus; 1515, Пикардия — 26 августа 1572, Париж) — французский философ, логик, математик, риторик, педагог. Снискал известность, выступив в 1536 году с тезисом «всё, сказанное Аристотелем — ложно»[1]. Погиб от рук фанатиков в Варфоломеевскую ночь[2].

Биография[править | править исходный текст]

Рамэ происходил из древнего, но совершенно обедневшего рода; его отец был плотником. Он сделался слугой дворянина де-Бросса, чтобы иметь возможность вместе с господином слушать лекции в Париже. Выдержав экзамен на магистра искусств (фр. maître ès arts), Рамэ стал читать лекции в Париже.

В магистерской диссертации (1536) и в последующих работах Рамэ выступал с резкой критикой схоластического аристотелизма.

В 1543 году Рамэ выпустил в свет два сочинения: «Dialecticae partitiones ad Academiam Parisiensem» и «Aristotelicae animadversiones», навлекшие на него ряд гонений (в особенности со стороны Пьера Галланда). За борьбу против схоластики Рамэ был отстранён от преподавания в Парижском университете (1544), а книги были сожжены. Такой суровый приговор критику Аристотеля неудивителен, если припомнить строгий эдикт Людовика XI против номиналистов (1473) и эдикт Людовика XIII, ещё в 1624 году запретивший под страхом смертной казни нападки на систему Аристотеля.

В 1547 году Рамэ получил разрешение читать лекции и печатать сочинения по философии. Он переиздал свои замечания по работам Аристотеля и, кроме того, издал комментарии к некоторым сочинениям Цицерона и к риторике Квинтилиана. Эти работы также подверглись преследованию со стороны Сорбонны; однако благодаря содействию кардинала Карла Лотарингского в 1551 году Рамэ был назначен профессором красноречия и философии в Collège de France.

В 1559 Рамэ издал латинскую грамматику, в 1560 — греческую, в 1562 — французскую. Рамэ постепенно приобрёл большое значение в университете, его неоднократно выбирали в депутаты для ходатайств перед королём. В 1562 году Рамэ написал замечательный проект реформы университета «Advertissements sur la reformation de l’université de Paris, au Roy». Главным недостатком существующего порядка он считал слишком большое число учащих и рекомендовал поручить преподавание нескольким профессорам, получающим плату от правительства. Этот проект, главнейшие положения которого были впоследствии осуществлены, вызвал бурю негодования среди профессоров.

В 1568 году наступившие религиозные смуты заставили Рамэ, принявшего в 1561 кальвинизм, покинуть Францию. Он читал лекции в Гейдельберге, побывал в Швейцарии, вновь возвращался на родину, вновь должен был её покинуть и, наконец, погиб во время резни, известной под именем Варфоломеевской ночи. В его убийстве общественное мнение обвиняло профессора Жана Шарпантье.

Рамэ можно считать предшественником Декарта. Он боролся за права разума, признавая его высшей инстанцией. Он настаивал на том, что метод есть отличительная черта науки и что истинная методология может быть найдена, если будет постигнут человеческий дух. Освободить разум от «аристотелевских пут», упростить методы наук, прочно поставить изучение математики во Франции, добиться признания свободы совести, указать истинную цель философии как изучение человеческой души — вот главнейшие задачи, к осуществлению которых стремился Рамэ.

Философия[править | править исходный текст]

Обладая скептическим умом и замечательными диалектическими способностями, Рамэ употребил всю свою жизнь на борьбу с авторитетом философов и ученых Древней Греции. Недовольный схоластической интерпретацией аристотелевской логики, он подверг сомнению не только подлинную систему его силлогистики, но и то различие, которое Аристотель проводил между знанием и мнением, аналитическими и диалектическими рассуждениями. Рамэ писал:

Аристотель, или более точно, последователи его теорий, считали, что существуют два рода рассуждений или дискуссий, одни из которых применимы в науке и называются Логикой, а другие — имеют дело с мнениями и называются Диалектикой. Однако, несмотря на всяческое уважение к таким великим учителям, они во многом были неправы. В действительности оба эти термина, Диалектика и Логика, обозначают ту же самую вещь… Кроме того, хотя наши знания о вещах рассматриваются либо как необходимые и научные или же как случайные и фактуальные мнения, подобно тому, как мы воспринимаем все цвета как неизменные или изменяющиеся, точно так же искусство познания, то есть Диалектика и Логика, являются той же самой доктриной рассуждения о чём-либо.[3]

Рамэ придавал наибольшее значение не развитию уже существующих идей, а открытию чего-то нового, до сих пор неизвестного. В трудах его предшественников по логике и диалектике его прежде всего интересовали методы поиска и способы обоснования новых истин. Схоластике, с её отвлечёнными спекуляциями, он противопоставлял идею логически обоснованного и практически ориентированного метода, т. н. искусства изобретения. По мысли Рамэ, средством создания такого метода должна служить «новая» логика, которая призвана изучать «естественный процесс мышления». Под влиянием идей Цицерона и Квинтилиана Рамэ выступал за сближение логики с риторикой.

В XVI—XVII вв. учение Рамэ пользовалось большим влиянием в различных странах. Его логические взгляды оказали воздействие на Лейбница и логику Пор-Рояля. Опираясь на Раме, страсбургский педагог Иоганн Штурм продолжил этот путь реформы логики. Под влиянием взглядов Рамуса сформировался ряд течений и учений в философии США, особенно новоанглийский пуританизм.

Логика Рамуса оказала глубокое, а по мнению ряда исследователей, и выдающееся воздействие на пуританскую философию. … Сам Рамус … чествовался в свои дни как «французский Платон».

Покровский Н.Е. Ранняя американская философия. М., 1989. — С. 86, 87.

Среди мыслителей, воспринявших некоторые идеи Рамуса, можно также назвать Дж. Беркли [4], который в своем произведении «Три разговора между Гиласом и Филонусом» ввел в свое философское учение понятия эктипов и архетипов, воспользовавшись тем самым рамистской терминологией.

Согласно учению Рамуса, усвоенному кембриджскими неоплатониками и перенесенному в Новый свет пуританскими теологами, в мире существует три вида, вернее три источника знания. Это — архетип (божественный образец, прообраз всех сущих вещей), энтип (земное воплощение этого образца в результате творения), эктип (представления людей о сотворенном мире).

Употребление Беркли этой терминологии, в сущности своей восходящей к схоластике, было несколько отличным от принятого в пуританской теологии.

Покровский Н.Е. Ранняя американская философия. - М., 1989. — С. 186.

Беркли «упростил» рамистскую иерархию источников знания, исключив из неё «энтипы». Для Беркли

между архетипом и эктипом не должно существовать никакого самостоятельного и реального посредника, прежде всего материального.

Покровский Н.Е. Ранняя американская философия. М., 1989. — С. 87.

Из противников Рамэ выдавался Шариантье, или Карпентариус, на сочинение которого «Descriptio universae naturae ex Aristotele» Рамэ отвечал сочинениями «Scholarum physicarum libri octo» (1565) и «Scholarum metaphysicarum libri quatuordecim» (1566).

Никакого вклада в физику первое из этих сочинений не внесло, но оно во многом содействовало падению авторитета философии Аристотеля в целом и его «Физики» в частности.

Математика[править | править исходный текст]

Из математических сочинений Рамэ наиболее значимым было «Р. Rami prooemium mathematicum in tres libros distributum» (П., 1567). Предмет этого сочинения составляла собственно история математики, изложенная в размерах очень скромных по причине крайне скудного запаса доступных в то время материалов. Автор при этом старался использовать наиболее достоверные из находящихся в его распоряжении источников. Историю математики Рамэ делил на четыре периода:

  1. халдейский: от Адама до Авраама;
  2. египетский: от Авраама, который перенес математику в Египет;
  3. греческий: от Фалеса до Теона Александрийского со включением также и римских математиков и
  4. новейший: от Теона до последнего времени.

Первые три периода занимают в изложении автора всего 40 страниц. Что же касается новейшего, то автор предоставляет его разработку другим. В 1569 году рассматриваемое сочинение было введено автором в состав другого, также выдающегося его математического труда. Труд этот носил заглавие «Р. Rami Scholarum mathematicarum libri unus et triginta» (Франкфурт, 1559; Базель, 1569) и касался собственно всех отделов математики. Главное место в нём было отведено «Элементам» Евклида, к которым, в соответствии с общим направлением своей деятельности, Рамэ относился с резкой критикой и едва скрываемым порицанием. Нападая на Евклида, Рамэ не щадил и самую науку. Поэтому сочинение Рамэ почти не получило распространения между математиками. Даже особенно ценная историческая его часть вполне игнорировалась последними. Известными исключениями в этом отношении были только ученые: Андрей Таке, польский математик Ян Брозек (латинизированное Broscius) и финляндский математик Кекслерус, шедшие в своих многочисленных сочинениях по элементарной математике по стопам Рамэ и Питискуса.

Сочинения[править | править исходный текст]

  • Aristotelicae Animadversiones (1543)
  • Brutinae questiones (1547)
  • Rhetoricae distinctiones in Quintilianum (1549)
  • Диалектика (Dialectique, перепечатана и изменена в 1550 и 1556)
  • Арифметика (Arithmétique, 1555)
  • De moribus veterum Gallorum (Paris, 1559; second edition, Basel, 1572)
  • De militia C.J. Cæsaris
  • Advertissement sur la réformation de l'université de Paris, au Roy, Paris, (1562)
  • Commentariorum de religione christiana (Frankfurt, 1576)
  • Три грамматики: Латинская грамматика (Grammatica latina, 1548), Греческая грамматика (Grammatica Graeca, 1560), Французская грамматика (Grammaire Française, 1562)
  • Scolae physicae, metaphysicae, mathematicae (1565, 1566, 1578)

Литература[править | править исходный текст]

Реформация и становление протестантизма (Лютер, Кальвин, Рамус) — в: Гусев Д. А., Манекин Р. В., Рябов П. В. История философии. Учебное пособие для студентов российских вузов — М.: «Эксмо», 2004. — ISBN 5-699-07314-0, ISBN 5-8123-0201-4.

  • Львов С. Л. Жизнь и смерть Петра Рамуса (Исторический очерк) // Новый мир. — 1967. — № 9. — С.184-230.
  • Матвиевская Г. П. Рамус. 1515—1572 / Г. П. Матвиевская. — М.: Наука, 1981. — 152 с. — (Научно-биографическая серия). — 21 700 экз. (обл.)
  • Нкодиа О.-С.-Ж. Логические идеи Пьера де ля Раме (1515—1572) // Современная логика:проблемы теории, истории и применения в науке. — СПб., 2000. — С.563-564.
  • Покровский Н.Е. Ранняя американская философия. Пуританизм[5]. — М.: Высш. шк., 1989. — 246 с. — (Учеб. пособие для гуманит. фак. ун-тов). — 21 000 экз. — ISBN 5-06-000003-6

Примечания[править | править исходный текст]

  1. См.: История философии / Под ред. Г.Ф. Александрова и др. — М., 1941. — Т. 1. — С. 38.
  2. Покровский Н.Е. Ранняя американская философия. Пуританизм: Учеб. пособие для гуманит. фак. ун-тов. — М.: Высш. шк., 1989. — С. 86.
  3. Шопенгауэр А. Эристика или искусство побеждать в спорах. - СПб., 1900.
  4. Daniel, Stephen H. “The Ramist Context of Berkeley’s Philosophy.” //British Journal for the History of Philosophy 9 (2001): 487-505.
  5. Книга содержит краткое изложение философских взглядов Рамуса и анализ их влияния на американскую философию.
При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).