Сент-Бёв, Шарль Огюстен де

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Шарль Огюстен де Сент-Бёв
фр. Charles Augustin de Sainte-Beuve
Sainte-Beuve.jpg
Дата рождения:

23 декабря 1804({{padleft:1804|4|0}}-{{padleft:12|2|0}}-{{padleft:23|2|0}})

Место рождения:

Булонь-сюр-Мер, Франция

Дата смерти:

13 октября 1869({{padleft:1869|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:13|2|0}}) (64 года)

Место смерти:

Париж, Франция

Гражданство:

Франция

Род деятельности:

писатель, автор афоризмов, поэт, автор и политик

Язык произведений:

французский

Commons-logo.svg Шарль Огюстен де Сент-Бёв на Викискладе

Шарль Огюсте́н де Сент-Бёв (фр. Charles Augustin de Sainte-Beuve; 23 декабря 1804(18041223), Булонь-сюр-Мер13 октября 1869, Париж) — французский литературовед и литературный критик, заметная фигура литературного романтизма, создатель собственного метода, который в дальнейшем был назван «биографическим». Публиковал также поэзию и прозу.

Начав литературную деятельность в годы Реставрации и широко развернув её во время Июльской монархии и Второй империи, Сент-Бёв с первых шагов примкнул к группе французских романтиков.

Неопределённость социальных формулировок, общечеловеческие идеалы, тенденции замыкания в мир душевных переживаний, вкус к психологическому анализу и интерес к формальным проблемам искусства, все эти черты, характеризующие французский романтизм, определяют творческие и теоретические установки Сент-Бёва.

Выступив впервые [1824] в журнале «Globe» — органе «молодого поколения», пропагандировавшем романтизм, — со статьями о Викторе Гюго, Сент-Бёв быстро сблизился с кружком Гюго и сделался присяжным критиком этой группы.

Первая крупная работа Сент-Бёва — «Tableau historique et critique de la poésie française et du théâtre français au XVI siècle» (Историческая критическая картина французской поэзии и французского театра XVI века) 1828 — посвящена историческому обоснованию и оправданию романтизма как завершения подлинных традиций французской литературы, прерванных временным господством классицизма.

«Предков» романтизма Сент-Бёв видит в Ронсаре, дю Беллэ и других поэтах XVI века.

К периоду дружбы с кружком романтиков, ознаменованному интенсивной работой в журн. «Globe», относится и первая попытка Сент-Бёва сказать своё слово в художественной литературе — книга «Vie, poésies et pensées de Joseph Delorme» [1829]. За ней следуют две книги стихов «Consolations» [1830] и «Pensées d’août» [1837] и роман «Volupté» [1834] — история самоуглубленной и жаждущей наслаждений души. Художественные произведения Сент-Бёва не имели значительного успеха, и с 1837 он отдался исключительно историко-литературной и критической работе.

Литературный и жизненный путь Сент-Бёва был путем метаний и поисков. Вскоре после Июльской революции он порвал связи с кружком Гюго и предался новым увлечениям. Стоя в резкой оппозиции к Июльской монархии, он перешел от сенсимонизма к католическим идеям Ламеннэ, сочетая идейную близость к литературному вождю республиканской Франции Каррелю с активной симпатией к роялистскому салону мадам Рекамье, меняя социалистический «Globe» на республиканский «National» и «National» на светскую «Revue des Deux Mondes», ведя непрерывно блестящую, страстную и сопровождающуюся неизменным успехом литературную работу. В 1844 бывший романтик Сент-Бёв вошел во Французскую академию, покровительствуемый роялистами и сторонниками классицизма, но уже в 1848 выпустил книгу «Chateaubriand et son groupe littéraire sous l’Empire», в которой резко порывал с монархическими и католическими тенденциями. Позднее он декларировал преданность Наполеону III, осыпая насмешками легитимистов и орлеанистов, в последние же годы жизни примкнул к «свободомыслящим», разрывая с империей. Правоверный католик в 30-х гг., он выступил в 60-х как умный и смелый противник клерикализма.

Метания Сент-Бёва заставили историков литературы ломать голову над причинами столь необычайной изменчивости и подчеркивать крайнюю сложность индивидуальности Сент-Бёва. Сам Сент-Бёв, объявляя себя «самым изломанным и склонным к метаморфозам умом», кокетничал своею способностью к крупнейшим поворотам, видя в ней залог «надклассовости» своих суждений и той «беспартийности» и «беспристрастности», которая казалась ему, как и его буржуазным интерпретаторам и последователям, ценнейшим качеством мыслителя и критика. Однако размах политических и философских колебаний Сент-Бёва не выходит из узких рамок мелкобуржуазного мировоззрения. С романтиками Сент-Бёв идеализировал личность, гибнущую в пошлом царстве наживы, с утопистами он искал идеального выхода из этого царства; сближаясь с католиками и роялистами, он скорбел о докапиталистическом прошлом, сочувственно тяготея ко всем обиженным господством капитала; в лицемерном режиме Второй империи он хотел видеть режим, установленный «народом» и направленный против владычества буржуазии. Сент-Бёв не переходил на позиции ни пролетарского социализма, ни мировоззрения промышленной буржуазии. Он до конца был верен мелкобуржуазной идейной концепции, нашедшей столь полное выражение в романтизме, от которого Сент-Бёв рьяно открещивался в позднейшие годы, но который определил теоретические предпосылки его трудов.

Сент-Бёв не оставил теоретических, в узком смысле слова, трудов. Его монументальные «Портреты», «Causeries du lundi», «Nouveaux lundis» представляют собою сборники конкретно-критических статей, в течение долгих лет появлявшихся в парижских журналах. Но метод этих статей, представлявших принципиально новый жанр критики, восходит к целостной концепции, в основу которой положен определяющий теорию и практику всей романтической школы философский индетерминизм. Сент-Бёв не исследует законов творчества, законов, обусловливающих литературный процесс. Самое понятие закона в соотнесении его к явлениям литературы связано для романтика с классическими канонами, которые он призван потрясти и разрушить. Сент-Бёва интересует не общее, но особенное. Раскрытие творческой индивидуальности во всем ее своеобразии — единая задача литературной критики. Сент-Бёв не отказывается от изучения «эпохи, общества и движения умов», но это изучение в его трудах должно быть соотнесено с ролью «couleur locale» (местного колорита) в творческой практике романтизма, и напрасно было бы рассматривать учет исторических условий существования художника как руководящий принцип критического метода Сент-Бёва. Сент-Бёв допускает исторический подход к художнику лишь с оговорками. Он мало пригоден, по мнению Сент-Бёва, «когда речь заходит о поэтах и художниках, которые часто ведут уединенную и замкнутую жизнь, потому что тут очень часты исключительные явления». Художник как исключительное явление, творец и творчество как замкнутое единство — вот объект статей и этюдов Сент-Бёва. Изучение личности и проекции ее в творчестве определяет границы историко-литературного анализа. Сент-Бёв стремится изучить «моральную физиологию» автора, дать исчерпывающий анализ его психики. Отсюда — любовь к мелочам биографии, интерес к переписке, мемуарам, дневникам. Детальное знание жизни и переживаний автора открывает путь к решению основной задачи литературного исследования: «смело и осторожно дотронуться скальпелем до тех мест, где замыкается панцирь, разыскать место перехода души в талант». Это определение «места перехода души в талант» на основе воссоздания душевного мира автора, проникновения в тайники его сердца достигается интуитивным постижением, творческим вдохновением критика.

В соответствии с методом находится и литературный слог Сент-Бёва: «Его способ изложения изменчив, как его предмет, он смешивает биографию с критикой, вставляет множество затемняющих условий и скобок в свои периоды, нагромождает кучу фраз, которые смягчают и ослабляют друг друга; предпочитает неопределенные обороты» (Брандес). Итог работы Сент-Бёва — живой портрет художника. Острый ум Сент-Бёва наталкивает его зачастую на верные догадки, зоркий глаз его умеет наблюдать и схватывать, но портрет в целом основан на произвольном изменчивом воображении критика, и его «длительное изучение моральной физиологии» отнюдь не приближается к процессу научного исследования.

Стремление к резко выраженной индивидуальности творца, признание независимости художника от законов, отказ от обобщений в пользу неповторимого, единичного, особенного — эти принципы эстетики французского романтизма канонизировали свободу фантазии поэта и романиста, породили теорию «актерского нутра», создали особый жанр литературной критики, опирающейся на интуитивное прозрение, на творческую догадку. Творчески реализованные в литературе Гюго и Мюссе, в музыке Берлиозом и Обером, в театре Бокажем и Дорваль, эти принципы были блестяще представлены в критике «вдохновенным критиком» Сент-Бёвом на всем протяжении его почти полувековой литературной работы.

Библиография[править | править вики-текст]

  • I. Кроме указ. в тексте: Poésies complètes (собр. стих. С.-Б.), P., 1840; Histoire de Port-Royal (история янсенизма), 4 vv., P., 1840—1848, 2-me éd., 5 vv., P., 1860; Portraits de femmes, P., 1844; Portraits littéraires, 2 vv., P., 1844, 3 vv., P., 1864; Portraits contemporains, 2 vv., P., 1846; Causeries du lundi, 15 vv., P., 1857—1862; Etude sur Virgile, P., 1857; Nouveaux lundis, 13 vv., P., 1863—1872; Souvenirs et Indtscrétions, P., 1872; Les cahiers de Sainte-Beuve, P., 1876; Correspondance de C. A. Sainte-Beuve (1822—1865), P., 1877—1878; Nouvelle correspondance de C. A. Sainte-Beuve, P., 1880; Cahiers intimes inédits, P., 1933; Correspondance généralet de Sainte-Beuve, recuillie, classée et annotié p. J. Bonnerot, P., 1935 (в 1935 вышел т. I).
  • II. Levallois J., Sainte-Beuve, P., 1872; Morand F., Les jeunes années de C. A. Sainte-Beuve, P., 1872; Haussonville O., d’, C. A. Sainte-Beuve, sa vie et ses œuvres, P., 1875; Pons A.-J., Sainte-Beuve et ses inconnues, P., 1879; Nicolardot L., La confession de Sainte-Beuve, P., 1882; Troubat J., Souvenirs du dernier secrétaire de Sainte-Beuve, P., 1890; Brunettière F., Evolution des genres dans l’histoire de la littérature, P., 1890; Его же, L’evolution de la poésie lyrique en France au XIX siècle, P., 1894; Hugo V., Correspondance, t. I. P., 1896; Sand O., Lettres à A. de Musset et à Sainte-Beuve, P., 1897; Faguet E., Politiques et moralistes du XIX-e si ècle (3 série), P., 1899 (русск. перев., М., 1910); Pailleron M. L., F. Buloz et ses amis, Sa vie littéraire sous Louis Philippe, P., 1919; Choisy L. F., Sainte-Beuve, l’homme et le poète, P., 1921; Michaut G., Sainte-Beuve, P., 1921; Bellesort A., Sainte-Beuve et le XIX-e siècle, P., 1927; Prévost J., Les epicuriens français, P., 1931; Брандес Г., Литература XIX в. в ее главных течениях. Французская литература, СПБ, 1895; Лансон Г., История французской литературы, т. II, М., 1898; Евлахов А. М., Введение в философию художественного творчества, т. III, Ростов н/Дону, 1917; Плеханов Г. В., В. Г. Белинский, Гиз., М. — П., 1923 (статья «Литературные взгляды Белинского»); Машкин А., Литературная методология позитивизма, «Наука на Украине» (Харьков), 1922, № 4, сентябрь.
Научные и академические посты
Предшественник:
Делавинь, Казимир
Кресло 28
Французская академия

18441870
Преемник:
Жанен, Жюль

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.