Сороковины

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Смоленское кладбище — поминки. 1881

Сорокови́ны (сорочи́ны, шесть недель, шестины, сорокопуст, стол, отправа столов, останье) — поминовение усопшего в 40-й день по кончине (включая день смерти).

Славянские традиции[править | править исходный текст]

Поминки сорокового дня завершают сорокадневный поминальный период и являются главной датой частного поминовения; особенно значимы в традиции православных славян. По всеобщему убеждению, в течение этого периода душа умершего пребывает на земле, возвращается в свой дом, витает вокруг могилы, посещает места, в которых бывал умерший, «ходит по мытарствам», а в 40-й день окончательно покидает землю («три дня в доме, до девяти дней во дворе, до сорока дней — на земле»). Обрядность всего периода и последнего дня связана с этапами ухода души и её проводами (рус. проводить душу, отпустить душу, отпустить покойника, белор. навьи проводы и т. п.), а также с необходимостью предотвратить возвращение покойника; по распространенным поверьям, покойники «ходят» и досаждают живым (у южных славян — становятся вампирами) прежде всего в этот сорокадневный период (см. Покойник «заложный»).

У русских по обычаю в течение сорока дней в доме умершего на кутном окне или на столе стоял «помин» (хлеб или блин и стакан с водой), предназначенный для умершего и других «родителей», которые придут его поминать; воду каждый день меняли (старую выливали под кутный угол в доме или снаружи дома; под порог, за дверь, в окно), рядом с помином лежала незажённая свеча (смолен.).

Во многих местах умершему «стелили постельку» на лавке, где он лежал (или на кровати) — после сороковин постель относили в церковь или отдавали нищим. У окна в доме или на улице висело полотенце «для утирания души» — после сороковин полотенце снимали и относили в церковь; снаружи дома тоже вешали полотенце, ленту или шнурок, которым связывали руки и ноги покойника; еловую ветку — «чтобы покойник мог узнать свой дом», «чтобы прохожие поминали его» и т. п.; после сороковин их относили на кладбище или сжигали. С окончанием сорокадневного периода в доме убирали траурные украшения, снимали занавеси с зеркал; отдавали нищим или сжигали одежду умершего. После сороковин отменялись многие запреты, строго соблюдавшиеся в этот период (например, ложиться на кровать умершего, оставлять дом пустым и запирать его на замок, иногда гасить свет, трогать одежду умершего и т. п.); до сороковин не трогали могилу, её разрешалось оформлять только после сорокового дня (т. к. до этого дня душа покидает могилу)[1].

В Заонежье в канун сороковин топили баню и готовили постель для умершего. На поминки девятого и сорокового дня ходили на кладбище и устраивали поминальную трапезу дома для приглашенных; в эти дни было принято причитать особенно истово. Приносили в церковь или отдавали нищим в зависимости от возможностей семьи бычка, овцу, меру ржи, пироги — «на помин души». На кладбище снимали с могилы и сжигали венки, после сороковин не полагалось проявлять своё горе и тоску по умершему. На Владимирщине в сороковой день пшено, в котором все сорок дней стояла свеча, высыпали на могилу или, провожая душу из дома, выходили через задние ворота, читали молитву лицом на закат, выливали воду, стоявшую сорок дней, и высыпали пшено, «чтобы птички склевали»[2]. В день сороковин ждали, что покойник придёт и постучит в окно («домой рвётся»[2]).

На Смоленщине в канун 40-го дня (сороковины, сорокоуст, шесть недель, шестины) в доме покойного совершались ночные бдения (иногда до утра), на которых женщины читали молитвы, пели духовные стихи, устраивали поминальный ужин; со стола не убирали; верили, что умерший последний раз приходит домой; приходят его помянуть и другие «родители». Наутро родные и близкие отправлялись на кладбище, иногда приглашали тех, кто рыл могилу; на могилу стелили скатерть и расставляли угощение, кое-где приносили «помин», который в течение сорока дней стоял на окне или на столе; по окончании трапезы осыпали могилу зерном, приглашали покойника и всех предков на поминальную трапезу в дом: «Честные родители, пойдемте вси сегодня Катину душеньку поминать»[3]. Поминальный обед в доме был таким же, как в день похорон, и также мог называться горячий стол. После поминальной трапезы прощались с покойным: выбегали на двор с плачем, кричали «погости, погости», выносили поминальную еду, прощались[4]. Во многих местах после обеда совершался ритуал проводов души (отправление, провождение): на улицу выносили стол или скамейку, ставили иконку, «помин», поминали водкой или квасом; трижды кланялись в сторону кладбища, причитали; иногда скамейку с помином оставляли на улице на ночь.

В некоторых южнорусских регионах на сороковины пекли «лестницы», по которым душа поднималась на небо (такие же лестницы пекли на Вознесение, сороковой день после Пасхи); после обеда «провожали душу». В Рязанской губернии «собирались все жители — у ворот ставили столы с киселём, сытою (мёд, разведенный в воде) и ложками. Все подходили по очереди. Отведывали и забирали ложку с собой». В некоторых местах «по окончании панихиды дома все родственники брали с собой канун, блины, драчены и шли на перекресток, где, положив три земных поклона, ели блины и раздавали их другим, для чего собиралось много народа, особенно ребятишек»[5].

На Тамбовщине сороковины назывались «проводить душу» или «отпустить душу»: в канун сорокового дня открывали ворота, выходили и кланялись на четыре стороны света, начиная с востока, причитали; в доме за столом говорили: «Мы тебя проводили, теперь ты к нам не ходи. Теперь мы к тебе ходить будем»[6][1].

В христианстве[править | править исходный текст]

Согласно православному святоотеческому преданию[7], в 40-й день по смерти душа новопреставленного (то есть недавно скончавшегося) в третий раз поставляется ангелами пред Богом, Который отводит ей место до Страшного Суда и окончательного определения вечной загробной участи. Одна из трёх дат в православной традиции, отмеченных для особого поминовения новопреставленного: третий день, девятый день, сороковой день. Две даты — третий день и сороковой день — совпадают с вехами в земной жизни Иисуса Христа: в третий день по своей телесной смерти Он воскрес, в сороковой день по своём воскресении вознёсся к Богу.

Поминовение новопреставленного в сороковой день также имеет основанием следующие прецеденты в истории Церкви: сорок дней оплакивали праотца Иакова и пророка Моисея; кроме того, сорокадневный период знаменателен иными событиями ветхозаветной истории: пророк Моисей удостоился беседовать с Богом на горе Синай и получить от Него скрижали Завета по прошествии сорокадневного поста; пророк Илия достиг горы Хорив через сорок дней. Число 40 также встречается в истории о том, как израильтяне добрались до земли обетованной после сорокалетнего странствия по пустыне.

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  1. Пискунова С. В., Махрачева Т. В., Губарева В. В. Словарь тамбовских говоров (духовная и материальная культура). — Тамбов: ТГУ им. Г. Р. Державина, 2002. — 281 с.
  2. Похоронно-поминальные обычаи и обряды. Альманах. Институт этнологии и антропологии имени Н. Н. Миклухо-Маклая РАН / Авт.-сост.: З. П. Соколова, И. А. Кремлева. — М.: ИНИОН, 1993. — 310 с. — (Библиотека Российского этнографа).
  3. Смоленский музыкально-этнографический сборник / Отв. ред. О. А. Пашина, М. А. Енговатова. — М.: Индрик, 2003. — Т. 2. Похоронный обряд. Плачи и поминальные стихи.
  4. Толстая С. М. Поминки // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 2009. — Т. 4. — С. 162—169. — ISBN 978-5-7133-1312-8.
  5. Фольклор Судогодского края / Под общей редакцией А. С. Каргина. — М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2001. — 336 с. — ISBN 586132-037-3

Ссылки[править | править исходный текст]