Заложные покойники

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Крест с часовенкой у перекрёстка дорог.
(И. И. Левитан. Владимирка. 1892 г.)

Зало́жные поко́йники — в славянской традиции умершие неестественной или преждевременной смертью. Также назывались «мертвяками» и «нечистыми». К ним обычно причисляли умерших насильственной смертью, самоубийц, опойцев (умерших от пьянства), утопленников, некрещёных детей, колдунов и ведьм[1]. Считалось, что душа «заложного» покойника не может перейти в загробный мир, и поэтому «блудит» по земле[2]. По поверьям, такие покойники могли стать нечистой силой[3].

У восточных славян было принято хоронить «заложных» покойников на обочинах дорог, особенно на перекрёстках. В Древней Руси был обычай кости покойников оставлять «на столпе, на путехъ»[4].

Термин введён в научный оборот[источник не указан 382 дня] этнографом Д. К. Зелениным, который ставил знак равенства между заложными покойниками и русалками[5].

Этимология[править | править вики-текст]

Возникновение самого слова «заложный» связывают со способом захоронения. В отличие от обычных покойников — «родителей» — «нечистых» не закапывали в землю, а хоронили на перекрёстках дорог, границах полей, в лесу, в болотах, в оврагах, за пределами ограды церкви, так как считалось, что они «прокляты родителями и земля их не принимает». Тело в гробу укладывали лицом вниз, яму закладывали (отсюда по одной из версий и название этих покойников — «заложные») камнями и ветками.

Несмотря на противодействие таким обычаям со стороны церкви, данные верования были настолько сильны, что в результате появляются «убогие дома» (скудельницы), получившие название в народе «божедомы», «божедомка», представляющие собой простые загородки из досок или кольев[6].

Народные поверья[править | править вики-текст]

Чтобы покойник не восстал, у его могилы часто рассыпали мак. Считалось, что пока покойник будет его считать и собирать, то не успеет навредить людям. Помимо этого вбивали осиновые колы (в могилу, в покойника), а также клали на могилу различные святые предметы (Библия, крест и т. д.). Д. К. Зеленин приводит рассказ крестьян Новомосковского уезда о том, что самоубийцу не нужно переносить с того места, где он умер, иначе тот будет возвращаться обратно в течение семи лет. Но если всё же его труп надо перенести, то делают это с помощью переноса через перекрёсток, тогда умерший заблудится, дойдя до него. Иногда труп выносили через окно, но обязательно вперед ногами. При этом по умершему нельзя было долго плакать, иначе ему будет плохо на том свете, а иногда он может и навещать родных, кто сильно по нему тосковал. Есть множество народных быличек, в которых рассказывается, как мертвый муж приходил к своей невесте. Со временем она начинала слабеть и умирала. Но чтобы этого не произошло, она должна рассказать об этом кому-нибудь. Тогда дом освящали, изгоняя «мужа». Одним из самых распространённых поверий, связанных с заложными покойниками, была их способность вызывать засуху. Так в Екатеринославской губернии некая женщина удушилась, но родственники похоронили её вблизи кладбища, несмотря на то, что все жители были против (помогло заступничество священника). После этого местной женщине приснился сон, что если удушившуюся напоят, то снова пойдёт дождь (была засуха). Ночью жители отрыли труп и вылили на него три бочки воды.

В Симбирской губернии существовало поверье, что во время засухи: «Надо непременно найти опойца, которого не принимает земля, поэтому его надо вырыть из земли и кинуть в болото, чтобы пошёл дождь»[6]. Аналогичные рассказы есть и о других местах, кроме тех где засухи не бывает.

Помимо засухи заложные покойники могли причинить и другой вред. Так, например, легенда о Батурке, который по поверью был очень жадным, поэтому, чтобы утолить его алчность, проходящие мимо люди должны были сделать подношение, иначе он мог нагнать на них и их скот болезнь[6]. Сохранилось много сказаний о том, как «нечистые» мертвецы пугали скот и людей.

В Белоруссии места насильственной смерти считаются нечистыми, и проходя мимо, на такие места бросают камни, ветки деревьев, клок соломы или горсть земли («иначе умерший будет за ними долго гнаться»[7]). Кроме Белоруссии, обычай бросать что-либо на могилу заложного покойника зафиксирован также в Виленской, Псковской, Олонецкой, Саратовской, Волынской, Черниговской, Полтавской, Харьковской губерниях[8]. В Харьковской губернии считали, что кидающий на могилу заложного покойника тем самым как бы участвует в погребении, оказывает покойнику погребальные почести[7].

Мифологические персонажи[править | править вики-текст]

  • Русалки — мнение о полном их соответствии оспаривается. Так, С. А. Токарев считал, что этот образ, возникнув в XVIII веке, соединил в себе как водную стихию (водяницы, берегини и др. — собственно «нечистых» мертвецов), так и верования о духах плодородия[1].
  • Упырь — заложный покойник, чаще всего умерший колдун.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  1. Зеленин Д. К. Избранные труды. Очерки русской мифологии: Умершие неестественною смертью и русалки. — М.: Индрик, 1995. — 432 с. — (Традиционная духовная культура славян. Из истории изучения). — ISBN 5-85759-018-3
  2. Левкиевская Е. Е. Дорога // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 1999. — Т. 2. — С. 124-129. — ISBN 5-7133-0982-7.
  3. Нечистая сила, нечисть // Мифологический словарь / Гл. ред. Е. М. Мелетинский. — М.: Советская энциклопедия, 1991. — ISBN 5-85270-068-1.
  4. Панченко А. А. Мертвецы: «добрые», «злые» и непонятно какие // Отечественные записки. — 2013. — № 5 (56).
  5. Токарев С. А. Религия древних славян // Религия в истории народов мира / Под ред. А. Н. Красникова. — 5-е изд. — М.: Республика, 2005. — С. 197. — 543 с. — ISBN 5-250-01865-3
  6. Moszyński K. Polesie Wschodnie: Materiały etnograficzne ze wschodniej części b. Pow. Mozyrskiego oraz z pow. Rzeczyckiego. — Warszawa, 1928.

Ссылки[править | править вики-текст]