Банатский диалект

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Карта репрезентативных изоглосс для трёх основных диалектов (говоров) румынского языка

Банатский диалект, или банатский говор (рум. (sub)dialectul bănăţean, graiul bănăţean), — один из диалектов[1] современного румынского языка, распространённый на территории исторической области Банат (современные государства Румыния и Сербия).

Банатский диалект входит в состав северной группы румынских диалектов, вместе с молдавским диалектом и группой трансильванских говоров (арделенским, кришанским и марамурешским). В ранних исследованиях[2] банатский говор объединялся с трансильванскими. Отличительные элементы банатского диалекта встречаются в родственных языках: арумынском, мегленорумынском и истрорумынском.

Географическое распространение[править | править код]

Карта распространения изоглосс слова «pântece»[3]

Банатский диалект распространён в юго-восточной части Румынии, в следующих уездах: Арад (в южной части), Караш-Северин, Тимиш, Хунедоара (в южной части). Также в банатский диалект некоторыми исследователями включаются «унгурянские говоры» , на которых говорит часть влахов Сербии - в сербской части Баната, т. е., в Южно-Банатском и Средне-Банатском округах автономного края Воеводина и в Восточной Сербии на другом берегу Дуная, очень близкие банатскому диалекту румынского языка[4][5][6][7] и некоторыми исследователями включаемые в его состав[8]

Особенности[править | править код]

Фонетика[править | править код]

Следующие фонетические особенности отличают банатский диалект от других диалектов румынского языка:

Морфология[править | править код]

  • У существительные женского рода с окончанием на есть тенденция к образованию множественного числа с окончанием на -i вместо -e: casă — căși («дом — дома», сравнить со стандартным casă — case). Это объясняется тем, что, согласно описанным выше фонетическим особенностям, у существительных, чей корень оканчивается на фрикативу или аффрикату, множественное число с окончанием на -e должно звучать как , а это привело бы к омонимизации единственного и множественного числа.
  • Родительный и дательный падежи существительных часто формируются аналитическим способом: piciorul de la scaun («ножка [от] стула», сравнить со стандартным piciorul scaunului), dau apă la cal («даю воду коню», сравнить со стандартным dau apă calului).
  • Артикль притяжательного местоимения не изменяется по родам и числам: a meu, a mea, a mei, a mele («мой, моя, мои», сравнить со стандартным al meu, a mea, ai mei, ale mele) как в во многих других диалектах румынского языка.
  • Простой перфект (perfectul simplu) активно используется во всех лицах и числах; эта особенность роднит банатский диалект с западными областями мунтенского/валашского.
  • Вспомогательный глагол в сложном перфекте (perfectul compus) имеет в третьем лице форму o или or: o mărs, or mărs («он пошёл, они пошли», сравнить со стандартным a mers, au mers).
  • Относительно новые формы спряжения не заменяют старые формы глаголов 1-го и 4-го спряжений: el lucră, ea înfloare («он работает, она цветёт», сравнить со стандартным/новым el lucrează, ea înflorește) (суффиксы -izo и -isko, заимствованные поздней латынью из греческого.
  • У глаголов 4-го спряжения, в изъявительном наклонении проявляется омонимия между первым лицом единственного числа и третьим лицом множественного: eu cobor, ei cobor («Я спускаюсь, они спускаются», сравнить со стандартным eu cobor, ei coboară).
  • Плюсквамперфект формируется при помощи следующей конструкции: am fost avut, m-am fost dus, o fost mîncat («я имел / у меня было; я ходил; я поел», сравнить со стандартным avusesem, mă dusesem, mîncase).
  • Отрицательная форма повелительного наклонения сохраняет условное наклонение глаголов несовершенной формы (subiunctivus imperfectus) из латыни: nu fugireț (сравнить с латинским ne fugiretis), nu mîncareț («не беги(те), не ешь(те)», сравнить со стандартным nu fugiți, nu mîncați).
  • Вспомогательный глагол fi, используемый в прошедшем субъюнктиве, изменяется по лицам и числам: eu să fiu mîncat, tu să fii mîncat, el să fie mîncat («я / ты / он покушал бы», сравнить со стандартным eu să fi mîncat, tu să fi mîncat, el să fi mîncat).
  • В некоторых районах, для построения сослагательного наклонения используется вспомогательный глагол a vrea: eu vreaș face, tu vreai face, el vrea face («я / ты / он (с)делал бы», сравнить со стандартным eu aș face, tu ai face, el ar face). Иногда согласная v из вспомогательного глагола опускается: reaș, etc.
  • В юго-западных частях ареала, под влиянием сербского языка, у глаголов есть некоторые признаки вида, который формируется при помощи префиксов: a dogăta («полностью закончить/подготовить», от a găta), a zăuita («совершенно забыть», от a uita), a se proînsura («снова жениться», от a se însura).

Лексика[править | править код]

  • Специфические указательные местоимения: ăl, a, ăi, ale [ˈalʲe] (сравнить со стандартными cel, cea, cei, cele).
  • Специфические неопределённые местоимения и прилагательные: [ˈaltəʃʲe] («что-то, нечто», сравнить со стандартным ceva), [məˈkar ˈʃʲnʲe] («кто-нибудь, кто-либо», сравнить со стандартным oricine), tot natul («каждый, всякий», fiecare).
  • Большое число архаизмов: cure / am curs' («я побежал», от латинского curro «бежать», вместо стандартного a fugi); ai («чеснок», от латинского alium, вместо стандартного usturoi)
  • Заимствования из других языков: șnaidăr («портной», от немецкого Schneider, вместо стандартного croitor), farbă («краска», от немецкого Farbe, вместо стандартного vopsea), poneavă («покрывало», от сербского ponjava, вместо стандартного pătură).

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Соломон Ильич Брук. Население мира: этнодемографический справочник / Павел Иванович Пучков. — 2. — Изд-во "Наука", 1986. — 828 с.
    « Главные диалекты румынского языка: банатский, кришанскнй, валашский [...]»
  2. Mozes Gaster, Chrestomație română, vol. I, Leipzig — București, 1891, pp. XC-CVIII, cited by Vasile Ursan, Despre configurația dialectală a dacoromânei actuale
  3.  (рум.) Atlasul lingvistic român, edited by Sextil Puscariu, Cluj, 1938 (part I1); Sibiu, Leipzig 1942 (part I2), Sibiu, Leipzig, 1940, (part II1), Sibiu, Leipzig 1942, (supplement to part II1)
  4.  (серб.) Зечевић С. Неготинска краjина. Београд, 1970.
  5.  (серб.) Сикимић Б. Обичаj «кумачење» код Влаха и Срба у североисточноj Србиjи и jужном Банату (проблеми етнолингвистичких истраживања) // Исследования по славянской диалектологии. М., 2001. Вып. 7: Славянская диалектная лексика и лингвогеография. С. 112–126.
  6.  (рум.) Nestorescu V., Petrişor M. Graiul românilor din Bregovo (regiunea Vidin, R. P. Bulgaria). Craiova, 1969.
  7.  (рум.) Panea N., Bălosu C., Obrocea Gh. Folclorul românilor din Timocul bulgăresc. Craiova, 1996.
  8. Соболев А. Н. Актуальные вопросы балканского языкознания: материалы Международной научной конференции, Санкт-Петербург, 29-30 мая 2001 г.. — С-Пб.: Наука, 2003. — С. 91. — 180 с.
    «[...] Но всё же, что касается унгурянских говоров, т.е. банатского диалекта румынского языка, обследованные пункты продемонстрировали наличие дифференциации между восточными говорами (в случае нашего обследования села Дубочка и Кладурово) и западными (пункт Метовница).»
  9. Matilda Caragiu-Marioțeanu, Compendiu de dialectologie română, 1975, p. 172

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]