Генуэзские арбалетчики

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Генуэзские арбалетчики — пешие арбалетчики из Генуи (Италия), за пределами родного города известны с XI века, но широкую известность приобрели в XIV веке в первую очередь как наёмники. Нужно оговорить, что наёмные арбалетчики были из многих итальянских городов (Милан, Падуя и т. д.), а не только из Генуи. И иногда, вероятно, в составе армий всех наёмных итальянских арбалетчиков могли называть «генуэзцами». Но собственно генуэзские арбалетчики всегда подчинялись Республике Генуя и сдавались внаём централизованно. Они не были «наёмниками без флага».

Герб Генуи

Наёмники[править | править код]

Нельзя называть наёмником каждого бойца с того момента, как он получил в той или иной форме жалованье. Лучше придерживаться определения историка античной войны И. Гарлана, применив его к средневековому миру: «Наёмник — это профессиональный солдат, который руководствуется в своих действиях не принадлежностью к политическому обществу, а стремлением к наживе»; то есть, наёмник должен быть профессионалом, человеком без родины и находиться на жалованье[1].

К услугам различных наёмников государства прибегали по разным причинам. Существовали четыре основных причины найма воинов:

  1. Профессионализм и уникальность бойцов, равных которым невозможно найти в своих землях среди вассалов, подданных, сограждан. Вспомним о сарацинских лучниках Лучеры, арбалетчиках Пизы, Тортосы, Лигурии или Корсики, гасконских пехотинцах.
  2. Отказ служить собственных подданных подходящего класса достатка и вооружения. Так, с 1270 г. во Флоренции охотнее нанимали всадников из других областей Италии, Прованса, Франции и Германии, это происходило отчасти потому, что городской патрициат отказывался выполнять свой воинский долг и предпочитал нанимать за большие деньги наёмников.
  3. Верность иностранных наёмников нанимателю из-за чужеродности в обществе: швейцарцы, шотландцы и т. д.
  4. Наличие рынка наёмников, спрос рождает предложение и наоборот, что, в свою очередь, объясняется ростом населения, постоянными войнами в определенные периоды и отказ бывших солдат возвращаться к гражданской жизни.

Наёмники в Италии и в Европе в целом были давно известным явлением. Однако главным отличительным признаком итальянских армий они становятся только после 1320—1330 гг. Одна из причин связана с тем, что, по крайней мере в городах-государствах Центральной и Северной Италии, правящие классы, которые должны были бы стать костяком армии, все больше и больше погружались в свою профессиональную деятельность и предпочитали прибегать к помощи наёмников, набираемых либо среди жителей собственного государства, либо в других местах Италии, либо среди чужеземцев. Чем мобилизовывать наиболее энергичных из горожан, разумнее и выгоднее было платить наёмникам, которые и будут воевать, в то время как купцы у себя в конторах будут зарабатывать деньги для их оплаты. Такова система кондотты: деловой человек самим размахом своей профессиональной деятельности, своей страстью к наживе, ощущением своего интеллектуального превосходства, своим презрением к грубой силе, а также осознанием могущества денег сотворил кондотьера; эти два типа людей, противоположных и взаимно дополняющих друг друга, характеризуют итальянское общество XIV в.

Процветанию найма вообще и итальянцев в частности послужило и то, что с середины XIV до середины XV вв. во Франции Иоанн Добрый, а потом Карл V и его наследники сочли бесполезным с военной точки зрения и опасным с политической широкое использование отрядов коммун, отдав предпочтение, с одной стороны, найму арбалетчиков в Испании, Италии и Провансе, с другой — небольшим отрядам стрелков и павезьеров, которых присылали определенные города.

Иногда арбалетчики входили в группы наёмников под единым командованием. Достаточно показательна в этом отношении кондотта от 13 ноября 1432 г. между Флоренцией и Микелетто дельи Аттендоли: последний должен был предоставить 600 «копий» (то есть 1800 лошадей) и 400 пеших воинов, в том числе 200 арбалетчиков, 100 пехотинцев с «длинными копьями» и 100 павезьеров[1].

Организация[править | править код]

Как военное образование они появляются приблизительно в XII веке. Арбалетчики объединены в знамёна (bandiere) — группы по 20 человек под командованием коннетабля, и могли объединяться в соединения в несколько сотен или тысяч воинов с главнокомандующим, обычно представителем одной из благородных генуэзских семей, который был ответственным за их координацию в сражении.

Вербовка была в компетенции двух человек, обычно дворян, которые должны были оценить каждого рекрута. Все принятые арбалетчики клялись в верности Республике. Сроки службы устанавливались разные, но не меньше одного года.

Арбалетчики были всегда под командой Республики Генуя, в чём приносили присягу и не могли быть наёмниками, лишенными флага. Только правительство города могло разрешить применение этих войск вне границ Республики Генуи, получая за это деньги. Нельзя говорить, таким образом, о них как наёмниках в узком смысле, но больше как о военных специалистах, которые сражались не всегда только за родной город, но также и за деньги иностранцев[2].

История[править | править код]

Генуэзские арбалетчики использовались как на земле (при осадах и полевых сражениях), так и в морских сражениях, например, в сражении при Мелории (1284 г.) и в сражении у острова Курцоле (1298 г.).

Период максимального расцвета пришёлся на XII—XVI века. Впервые на международной сцене генуэзские арбалетчики, вероятно, появляются в первом Крестовом походе, когда командир генуэзской части Гульельмо Эмбриако, прозванный Testadimaglio, использовал их при осаде Иерусалима для подавления лучников сарацин при поддержке атаки двух осадных башен, построенных из обшивки тех же кораблей, на которых генуэзцы приплыли в Святую землю.

Первое упоминание о них как о наёмниках приходится на 1173 год (контракт с маркграфством ди Гави на арбалетчиков в оборонительных целях). В 1225 году город Асти сдал внаём 120 арбалетчиков с 20 лошадьми, для использования в войне против Алессандрии.

Некоторые монархи в ярости калечили пленных арбалетчиков из-за больших потерь, наносимых этим оружием. Так, Фридрих II приказывал увечить пленных так, чтобы они не могли больше пользоваться арбалетом[2]. Причиной послужила сорванная в 1247 году имперская осада Пармы с участием 600 арбалетчиков, которая окончилась полным разгромом имперцев и массой трофеев, включая корону Фридриха.

Тем временем император Фридрих осадил в Ломбардии город Парму, который восстал против него и перешел на сторону церкви. В Парме находился вспомогательный отряд церковной кавалерии с папским легатом во главе. Фридрих со всеми своими силами и ломбардцами несколько месяцев осаждал город, поклявшись не отступать до тех лор, пока не возьмет его. У стен Пармы он велел выстроить бастион наподобие настоящей крепости со рвами и изгородями, башнями и прочными домами, и назвал его Викторией 36 . Парма была отрезана от всего мира и запасы провизии пришли в ней к концу, так что она не могла больше держаться. Императору это было хорошо известно от лазутчиков, поэтому он считал дело сделанным и совсем не остерегался защитников Пармы. Но случилось так, что однажды император выехал из Виктории на охоту со своими гончими и соколами в сопровождении баронов и свиты. Горожане узнали об этом от своих разведчиков и охваченные одним стремлением, а точнее, отчаянием, вооружились и сделали общую вылазку из Пармы. Народ и рыцари вышли из города одновременно и храбро напали на бастион Викторию с разных сторон. Люди императора были застигнуты врасплох, потому что не ожидали нападения и не позаботились об охране. Внезапная и решительная атака не встретила никакого сопротивления, к тому же самого императора в лагере не было, и его люди в беспорядке бросились бежать. Хотя у них было втрое больше конных и пеших, чем у пармезанцев, они были наголову разбиты и потеряли множество убитых и пленных. Сам Фридрих, прослышав о поражении, с позором спасся в Кремону. Пармезанцы же заняли бастион со всем его снаряжением и провиантом, а также императорской казной в Ломбардии и короной Фридриха, которую они поныне хранят в ризнице своего епископства. Все нападавшие обогатились и, забрав свои трофеи, сожгли укрепление дотла, чтобы не осталось и следа построек. Это произошло в первый вторник февраля 1248 года[3].

Самое широкое применение наёмные арбалетчики приобрели во время «Столетней войны». В течение всего этого периода Генуя разделяла судьбу Франции, включая и горькие начальные поражения[2].

Вооружение[править | править код]

Зарядка арбалета с воротом

В 1339 г. у Филиппа де Валуа находились на службе Антонио Дориа и Карло Гримальди со своими людьми. В качестве оружия каждый должен был иметь два арбалета, пластинчатый панцирь и горжет, железные наручи и бацинет, меч и хороший кинжал.

Оплата: На каждые 25 человек полагался командир, получавший 10 флоринов в месяц (рядовой арбалетчик — 5 флоринов).

Генуэзцы нанимались и кораблями с командами (1337 г., 1346 г.), укомплектованными морской пехотой. На каждом корабле было по 25 арбалетчиков.

На изображении середины XIV в. из восточной Франции (Ажено, церковь Св. Николая) показан арбалетчик в бацинете без забрала, с кольчужной бармицей, прикрывающей и плечи, кольчуге с длинными рукавами и наплечными пластинами, в кожаных перчатках с крагами. На ногах у него ясно видны наколенники и кольчужные башмаки — очевидно, к ним ещё прилагались пластинчатые налядвенники и наголенники. Из оружия — арбалет, на широком кожаном поясе колчан с болтами (о наличии колчана свидетельствует пряжка со шпеньком на поясе) и меч с большим круглым навершием[1].

В уставе флорентийских наёмников 1369 г. в качестве снаряжения арбалетчика оговаривается не только арбалет с принадлежностями, но также нож, доспех и черепник.

В целом, в XIV веке полное вооружение наёмного генуэзского арбалетчика составляло:

Французский арбалетчик с павезой

Тактика[править | править код]

Командир согласовывал с командующим установку арбалетчиков: было предпочтительно выстраивать арбалетчиков на сухой земле (арбалет для перезарядки должен быть поставлен на землю и прижат ногой за стремя, чтобы иметь упор для натяжения тетивы), по возможности без препятствий между арбалетчиками и врагом. В течение перезарядки, которая иногда требовала более одной минуты, они защищались сзади большим павезом, поставленным на землю или поддерживаемым щитоносцем. Чтобы не попасть под контратаку пехоты и кавалерии, после нескольких выстрелов арбалетчики могли быть отведены в тыл или быть прикрыты другими частями. Командир мог переместить их в другое место на поле боя для дальнейшего обстрела врага.

В отличие от лучников, арбалетчики стреляли преимущественно прямой наводкой, а не навесом. Поэтому при глубоком построении во много шеренг, задние ряды не могли стрелять. Для борьбы с этим изобрели систему замены шеренг, когда отстрелявшаяся отходила назад, а на её место становилась следующая. Пока стреляли следующие шеренги, первая уже успевала перезарядить арбалеты и была опять готова к стрельбе. Такая система называлась караколированием — «движением улиткой» (итал. caracole — улитка) и затем была перенята у арбалетчиков мушкетёрами более позднего периода.

Сражения с участием генуэзских арбалетчиков[править | править код]

Существует упоминание о генуэзских арбалетчиках во время осады Иерусалима в 1099 году.

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Филипп Контамин «Война в Средние века», 2001
  2. 1 2 3 it:Balestrieri genovesi
  3. Виллани Дж. «Новая хроника, или История Флоренции», 1997