Государственные краткосрочные облигации

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Государственные краткосрочные облигации (ГКО), или официально государственные краткосрочные бескупонные облигации Российской Федерации [1], — государственные ценные бумаги, эмитентом которых выступало Министерство финансов Российской Федерации. ГКО выпускались в виде именных дисконтных облигаций в бездокументарной форме (в виде записей на счетах учёта). Генеральным агентом по обслуживанию выпусков ГКО выступал Центральный банк Российской Федерации.

ГКО выпускались на разные сроки — от нескольких месяцев до года — отдельными выпусками в соответствии с «Основными условиями выпуска государственных краткосрочных бескупонных облигаций Российской Федерации», утверждёнными Постановлением Правительства РФ от 8 февраля 1993 года № 107. Для каждого выпуска могли отдельно устанавливаться ограничения для потенциальных владельцев. Выпуск считался состоявшимся, если в процессе размещения было продано не менее 20 % количества предполагавшихся к выпуску ГКО. Непроданные ГКО могли реализовывать позднее. Также был возможен досрочный выкуп ГКО на вторичном рынке.

Воплощение и функционирование ГКО обычно связывают с именами Андрея Козлова, который в 1992 году возглавлял управление ценных бумаг Центрального банка РФ[2], и Беллы Златкис, которая с 1991 по 1998 годы занимала должность начальника Департамента ценных бумаг и фондового рынка Министерства финансов РФ.[3]

Доход формировался как разница между ценой погашения (номиналом) и ценой покупки.

Основой экономической модели ГКО стал механизм финансовой пирамиды, аналогичный схеме действия МММ.[4][2] По оценке Михаила Хазина «Это была самая крупная финансовая афера за все постсоветское время»[5].

Введение ГКО[править | править вики-текст]

В июле 1992 года Банк России по результатам конкурса среди российских бирж[2], поручил Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) создание и поддержание технологической части рынка ГКО — торговой, расчётной и депозитарной систем. Впоследствии размещение облигаций и заключение всех сделок с ГКО на вторичном рынке было организовано через торговую систему ММВБ.

Первый выпуск ГКО состоялся 18 мая 1993 года. Из трёхмесячных облигаций на общую сумму в 1 млрд рублей было продано ценных бумаг на сумму 885,4 млн руб.[2]

Развитие рынка ГКО[править | править вики-текст]

На начальном этапе спрос на ГКО был низким в связи с высокой инфляцией и закрытостью ГКО для иностранцев. Сумма выручки от реализации ГКО в 1994 году составила 12,8 трлн рублей. В 1997 году — 32 трлн руб., из них 44,2 % было направлено на покрытие бюджетного дефицита. На 1 января 1998 года общий объём по номиналу находящихся в обращении ГКО составлял 272 612 млрд р. К 1998 году рынок ГКО стал основным источником финансирования дефицита российского бюджета.[2] Правительство России через дочерние структуры Центробанка создавало дополнительный спрос на ГКО за счёт средств, полученных от этого же рынка. Это обеспечивало уверенность иностранных инвесторов в надёжности инструмента ГКО и пополнение золотовалютных резервов России валютой, которую иностранцы обменивали на рубли для покупки ГКО.[2]

В период с мая 1993 по сентябрь 1994 года номинал одной облигации составлял 100 тыс. рублей, с октября 1994 по декабрь 1997 года — 1 млн рублей, с января 1998 года — 1 тыс. деноминированных рублей.

С 1 апреля 1998 года функции депозитария по ГКО выполнял «Национальный депозитарный центр».

17 августа 1998 года был объявлен технический дефолт по ГКО, доходность по которым непосредственно перед кризисом достигала 140 % годовых. После экономического кризиса 1998 года вложения в ГКО обесценились (в долларовом выражении) в три раза, к тому же государство заморозило все выплаты по своим казначейским обязательствам до февраля 1999 г..[2]

Оценка планирования и последствий выпуска ГКО[править | править вики-текст]

Прокурорская проверка Генеральной прокуратурой РФ и специальной комиссией Совета Федерации показала, что изначально сам замысел выпуска ГКО был сделан с большими просчётами (с точки зрения интересов государства и национальной экономики), но привело к значительному обогащению большого числа чиновников, олигархов, а также преступных авторитетов.[6]

Первой стратегической ошибкой было то, что облигации были краткосрочными и высокодоходными (до 60%, при норме для ценных бумаг 4-5%). Поэтому полученные за них средства были совершенно непригодны для вложения в промышленность, сельское хозяйство и иные сферы экономики, не приносящие моментальной отдачи, и не приносящие большой прибыли (с. 115[6]).

Второй тактической ошибкой было то, что игроки на рынке ГКО получали от спекуляций такую большую прибыль, что им становилось бессмысленно заниматься реальным производством и высокими технологиями - и они этим не занимались. До 70% западных кредитов уходило не в реальный сектор экономики, а в виртуальный - на спекуляции с облигациями ГКО (с. 116[6]).

Наконец, когда к декабрю 1997 года выяснилось, что доходов от размещения новых ГКО не хватает на выплаты по старым - вместо экстренных мер по укреплению рынка было сделано противоположное: сняты ограничения для иностранцев, и вскоре треть всех ценных бумаг оказалась в их руках. Это позволило выкачивать деньги из РФ в другие страны: облигации продавались по цене 50-60% от номинальной, а уже через несколько месяцев государство выплачивало владельцу номинальную стоимость.

С 1 января 1998 года были сняты все ограничения на вывоз капитала, и вместо притока в РФ произошёл сильный отток - все деньги вывезли, национальная валюта обесценилась, рынок ГКО обвалился, произошёл дефолт августа 1998г. Всё происходило в соответствии с «Концепцией развития рынка ценных бумаг в Российской Федерации», разработанной А. Чубайсом, и подписанной Б. Ельциным (с. 116[6]).

Одной из причин дефолта стало разворовывание целевого кредита Международного валютного фонда, выделенного на поддержание курса рубля. Первая часть кредита - 4,8 млрд долларов США - была украдена после её перевода из США, но ещё до поступления в РФ (с. 260-270[6]). К этому причастны многие видные деятели, включая М. Касьянова, Б. Березовского, Т. Юмашеву, Р. Абрамовича, С. Дубинина, владельцев банков «СБС-Агро», «Менатеп» (Ходорковский), «Инкомбанк», Объединённый банк, «Собинбанк», «ОНЭКСИМбанк» и др. (18 банков).

Компьютерный анализ сделок (заключавшихся при покупке-продаже облигаций) выполненный Генеральной прокуратурой, показал, что спекуляции на рынке ГКО привели к обогащению порядка 780 высокопоставленных государственных чиновников, не имевших права вообще заниматься подобной «коммерцией», и других видных деятелей. Среди них: А. Чубайс, министр иностранных дел А. Козырев, министр образования и науки Тихонов, заместители председателя Центробанка Алексашенко и Можаров, почти все заместители министра финансов, первый заместитель министра обороны Михайлов, вице-премьер Серов, дочери Ельцина Татьяна и Елена (с. 119-120[6]). Российский Центральный банк и его руководитель С. Дубинин тоже принялись покупать ГКО - на эмитировавшиеся ими же деньги. При этом никаких мер для предотвращения надвигавшейся очевидной катастрофы ими и Министерством финансов не предпринималось. С 1993г до конца 1998г внутренний долг РФ вырос с 16 млрд рублей до ~756 млрд рублей (за 5 лет вырос в 47 раз).

Получив информацию о случившемся, причинах и участниках, премьер-министр Примаков занял позицию невмешательства)(с. 121[6]), а А. Лебедя[7] уже отстранили от должности Секретаря Совета безопасности.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ГЕНЕРАЛЬНЫХ УСЛОВИЙ ЭМИССИИ И ОБРАЩЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ КРАТКОСРОЧНЫХ БЕСКУПОННЫХ ОБЛИГАЦИЙ (рус.). Официальный сайт Министерства финансов РФ. Проверено 10 января 2012. Архивировано из первоисточника 1 августа 2012.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Февральская эволюция // «Коммерсантъ Деньги» № 5 (510), 07.02.2005.
  3. Бэлла Златкис оставила рынок ГКО на произвол судьбы // Независимая газета, 17.05.2004.
  4. ГКО: пять лет по пути к финансовому краху страны. Центробанк России почти признал вред созданной им денежной пирамиды // Независимая газета, 15.12.2000.
  5. Михаил ХАЗИН: «Через три года большинство наших олигархов разорятся» // KP.RU
  6. 1 2 3 4 5 6 7 Скуратов Ю.И. Кремлёвские подряды: Последнее дело прокурора. — Москва: ООО «Издательство Алгоритм», 2013. — 592 с. — (Власть в тротиловом эквиваленте). — 2000 экз. — ISBN 978-5-4438-0301-2.
  7. По оценке Г. Явлинского, Лебедь был «чужаком», не связанным с коррумпированной элитой РФ (Павел Хлебников. Крёстный отец Кремля Борис Березовский, или история разграбления России. — 2 изд.. — Москва: Детектив-пресс, 2004. — С. 308. — 480 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-89935-065-2.); и у него был огромный потенциал по борьбе с коррупцией, который остался не реализованным (Олег Мороз. Ельцин. Лебедь. Хасавюрт.. — Москва: ООО «ИПЦ "Маска"», 2012. — 332 с. — 200 экз. — ISBN 978-5-91146-779-1.)

Ссылки[править | править вики-текст]