Данзас, Константин Карлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Константин Карлович Данзас
Константин Данзас.jpg
Дата рождения 1801(1801)
Дата смерти 3 (15) февраля 1870(1870-02-15)
Род войск Русская императорская армия
Звание генерал-майор
Награды и премии
Орден Святого Станислава II степени с императорской короной Орден Святого Владимира IV степени с бантом
Золотой эфес2.jpg
Commons-logo.svg Константин Карлович Данзас на Викискладе

Константи́н Ка́рлович Данза́с по прозвищу «Медведь» (1801[1] — 3 (15) февраля 1870) — офицер русской императорской армии, лицейский товарищ А. С. Пушкина, секундант на его дуэли с Дантесом.

Происхождение[править | править код]

Внук эльзасского королевского прокурора Жана-Батиста д’Анзаса (1738—1821), который, будучи приговорён революционным трибуналом к казни, бежал в Россию, где обосновался на мызе Кемполово Царскосельского уезда. Его сын Шарль, в русских документах — Карл Иванович, генерал-майор русской службы, шеф Таврического гренадерского полка, был последовательно женат на двух сёстрах Корф и приписан к курляндскому дворянству. Константин был рождён во втором из этих браков[2].

Среди его братьев Борис (1799—1868) служил обер-прокурором Сената, а Карл (1809—1885) был тамбовским губернатором.

Карьера[править | править код]

Константин Данзас вначале был одним из первых учеников Царскосельского лицея. Ещё на школьной скамье сблизился с А. С. Пушкиным и И. И. Пущиным, издавал рукописный школьный журнал «Лицейский мудрец» и сам писал для него. «Он был медведь, но мишка милой», — пелось про него в лицейской песенке. Имел также прозвище «Осада Данцига»[3].

Лицейские наставники низко ставили способности Данзаса, его прилежание и поведение: «гневен, груб, нерадив, непризнателен и неопрятен… к наукам, требующим умственных сил, он мало оказывает охоты и способности… Не всегда благонравен…».[4] В результате был выпущен в 1817 году по низшему лицейскому стандарту — офицером в армию, а не в гвардию.

Стал прапорщиком Инженерного корпуса, а с 1827 года штабс-капитаном Отдельного Кавказского корпуса. Участвовал в походах против «персиан» (1826, 1827, 1828); в 1828—1829 годы принимал участие в главных сражениях с турками на европейском театре. За отличие в турецкой войне получил чин капитана. В 1828 году в бою под стенами Браилова был ранен в левое плечо с раздроблением кости; в июне того же года был награждён золотой полусаблей с надписью «за храбрость».

По службе подполковник Данзас аттестовался положительно («… усерден, способностей ума весьма хороших, в нравственности отлично благороден и в хозяйстве весьма скромен»[5]), и 26 марта 1844 года был произведён в полковники.

Сватался к вдове Павла Нащокина, Вере Александровне, но получил отказ. В 1857 году вышел в отставку с присвоением чина генерал-майора. Семьи не имел, умер на руках племянницы. Несмотря на лютеранское вероисповедание[6], был похоронен на Выборгском католическом кладбище в Санкт-Петербурге. В 1936 году в связи с закрытием кладбища прах без надгробия[7] был перенесен на Тихвинское кладбище (Некрополь мастеров искусств) Александро-Невской лавры[8], где был установлен новый памятник[9].

Участие в дуэли Пушкина[править | править код]

Памятник на могиле К. К. Данзаса на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры

За свое секундантство на дуэли Пушкина, имевшей место 27 января 1837 года на окраине Санкт-Петербурга в районе Чёрной речки, когда Пушкин получил оказавшееся смертельным ранение, Данзас вначале был приговорён к повешению. Но якобы по ходатайству военного и надзорного начальства император заменил затем это наказание на всего лишь два дополнительных месяца ареста в Петропавловской крепости, что было обычной практикой того времени по делам о дуэлях. На свободу Данзас вышел 19 мая 1837 года, а в 1839 году, всего через два года после дуэли, был награждён орденом Святого Станислава 2-й степени; в 1840 году к ордену пожалована императорская корона.

В 1863 году были опубликованы воспоминания Данзаса о дуэли, записанные его другом А. Н. Аммосовым[10].

Опубликованное в 1900 году под редакцией П. М. Кауфмана (1857—1926) «Подлинное военно-судное дело 1837 г.» не содержит двух листов, которые, как пишет редактор в предисловии к изданию, были «утрачены»[11][12]. Эти два листа содержали, по-видимому, показания Данзаса (в опубликованных материалах есть лишь записи его «передопрашивания»). Из опубликованных материалов остаётся неясным, кто первым донес о предстоявшей дуэли. Согласно последующим утверждениям Данзаса: «На стороне барона Гекерена и Дантеса был, между прочим, и покойный граф Бенкендорф, не любивший Пушкина», и одним только этим нерасположением можно якобы объяснить, что дуэль Пушкина не была предотвращена полицией: «Жандармы, которые должны были задержать дуэлянтов, были посланы, как он слышал, в Екатерингоф, по ошибке <…>»

Иначе говоря, смерть была результатом заказного убийства (об этом см. пьесу М. А. Булгакова "Александр Пушкин"; "механизм" такого заказного убийства показан Булгаковым в романе "Мастер и Маргарит" - см. Главу 25. Как прокуратор пытался спасти Иуду.). Данзас был к нему причастен, хотя и отказался от сделанного ему в то же время Дантесом предложения скрыть участие его в дуэли. Он, по-видимому, был и доносителем о предстоявшей дуэли (хотя во всех официальных документах следствия утверждается, с его слов, что Пушкин предложил ему быть его секундантом в день дуэли за несколько часов до нее, при случайной встрече на Цепном мосту), что может объяснять и «утрату» материалов из судного дела.[источник не указан 135 дней] (см. Амосов А.Н. Последние дни и кончина А. С. Пушкина. // Пушкин в воспоминаниях современников. - Издание 3-е доп. - СПб.: "Академический проект", 1998. - Т. 2 - С. 395-410).

Некоторые исследователи стали рассматривать поединок как предумышленное убийство после появления утверждений о надетой Дантесом перед дуэлью кольчуге, или даже кирасе, а Данзаса стали считать виновником гибели поэта. В вину Данзасу ставилась «игра в благородство»: он не только не осмотрел одежды Дантеса, но и нарушил дуэльный кодекс, не пригласив на место поединка врача и не настояв на составлении подробного протокола после него (М. Яшин).

Яшину возражает Левкович, отмечая, что не сохранилось никаких сведений об осмотре одежды противников перед дуэлями и что «подобная проверка могла поставить проверяющего в смешное положение, вызвать пересуды, возмущение» и спровоцировать новую дуэль. Отправлявшийся на поединок (вне зависимости от его морального облика) не мог надеть на себя какое-либо защитное приспособление, имея в виду, что ранение любой тяжести в случае, если бы это приспособление не помогло, привело бы к немедленному осмотру раненного и неизбежному открытию его уловки, а это грозило ему бесчестием и остракизмом[13].

Пушкин шёл на ужесточение условий дуэли, пренебрегая более мягким европейским кодексом (дуэльная практика в Европе была закреплена письменно в 1836 году) по сравнению с неписанным российским. Присутствие врача хотя, вероятно, и уменьшило бы страдания поэта, но, по-видимому, не спасло бы его, учитывая возможности, которыми тогда располагала медицина.

То, что сразу после дуэли Данзас не стал требовать составления протокола, он объяснял тем, что для него, якобы, важнее было доставить раненого поэта домой[14].

Согласно А. Н. Веневитиновой (см. ее письмо С. Л. Пушкину), Данзас сказал Пушкину, что «готов отомстить за него тому, кто его поразил.» — «Нет, нет, — ответил якобы поэт, — мир, мир…»[15].

Примечания[править | править код]

  1. Согласно военному формуляру окончил Лицей в 19 лет, то есть родился в 1798 году; в лицейских записях и некрологе годом рождения указан 1801.
  2. Состоял в родстве с В. В. Набоковым через его бабушку М. Ф. Корф.
  3. Л. Б. Блонский. Царские, дворянские, купеческие роды России. Дом славянской книги, 2007. С. 168.
  4. Табель, составленная из поданных ведомостей гг. профессоров, адъюнкт-профессоров и учителей: 1) об успехах, 2) о прилежании, 3)о дарованиях воспитанников Императорского Царскосельского Лицея, какие оказали они с 19 марта по ноябрь 1812 года
  5. Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккерном. Подлинное военно-судное дело 1837 года
  6. Формулярный список о службе и достоинстве состоящего при С.-Петербургской Инженерной команде по Морской части полевого Инженер-Подполковника Данзаса. // Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккереном. Подлинное военно-судное дело 1837 г. СПб., 1900, с. 66.
  7. Метрические экстракты, с. 583 — приложение в формате doc на компакт-диске к изданию: Козлов-Струтинский С. Г. Бывшее Выборгское римско-католическое кладбище в Санкт-Петербурге и церковь во имя Посещения Пресв. Девой Марией св. Елисаветы. // Материалы к истории римско-католического прихода во имя Посещения Пресв. Девой Марией св. Елисаветы и к истории католического кладбища Выборгской стороны в Санкт-Петербурге: Сб. — Гатчина: СЦДБ, 2010. — 263 с.
  8. Козлов-Струтинский С. Г. Бывшее Выборгское римско-католическое кладбище в Санкт-Петербурге и церковь во имя Посещения Пресв. Девой Марией св. Елисаветы. // Материалы к истории римско-католического прихода во имя Посещения Пресв. Девой Марией св. Елисаветы и к истории католического кладбища Выборгской стороны в Санкт-Петербурге: Сб. — Гатчина: СЦДБ, 2010. — С. 73.
  9. Надгробие могилы К. К. Данзаса
  10. Аммосов. «Данзас: Последние дни жизни и кончина Пушкина», 1863 г., 1998.
  11. Предисловие. // Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккереном. Подлинное военно-судное дело 1837 г. СПб., 1900, с. IV.
  12. Предисловие. // Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккереном. Подлинное военно-судное дело 1837 г. СПб., 1900, стр. IV.
  13. Левкович, 1999, с. 272—273.
  14. Левкович, 1999, с. 274.
  15. Вересаев В. В. Пушкин в жизни: систематический свод подлинных свидетельств современников, т. 2, книга 2. 1995. Лениздат. с. 391.

Литература[править | править код]