Зачистка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Во Вьетнаме

«Зачистка» — расхожее название оперативно-силовых мероприятий в населённых пунктах в ходе которых жилые районы блокируются и осуществляется их обыск от одного здания к другому[1]. Эти процедуры могут сопровождаться проверкой документов, удостоверяющих личность граждан, досмотром помещений, построек и пр. с целью задержания подозрительных лиц, которые могут быть причастны к противоправной деятельности, а также — выявлением и изъятием запрещенных к обороту предметов (оружия, взрывчатки, наркотиков и т. д.)

Подобные операции, в частности, являлись и являются до сих пор регулярной практикой правительственных войск или оккупационных сил в борьбе против повстанческих (партизанских, неправительственных) группировок (Афганская война, действия многонациональных сил в Ираке, Чеченский конфликт, борьба правительственных войск с повстанческими сепаратистскими группировками в Кашмире и северо-восточных областях Индии, северо-западных областях Пакистана, периферийных районах Мьянмы, на Филиппинах, в государствах Латинской Америки и т. д.).

Использование и осмысление термина[править | править код]

По мнению профессора Уральского федерального университета, доктора филологических наук И.T.Вепревой, в современном языковом сознании термин «зачистка» приобрёл черты эвфемизма под влиянием опыта боевой работы российскиx военнослужащих на Северном Кавказе. В этом контексте он обозначает «действия федеральных войск, направленные на поиск боевиков, оружия, боеприпасов». Его происхождение связывают с русским глаголом «зачищать» в смысле — делать чистым, устранить шероховатости и т. п. Этот семантический оттенок в комбинации с редукцией негативных признаков насильственного воздействия на объект послужил основой для формирования военной лексемы, которая актуализирует элемент полезности и необходимости, повышая позитивность восприятия своего денотата. В свете разнообразных сегментов языкового концепта «зачистка» (мягкая зачистка — обход подвалов и проверка документов, боевая зачистка — силовые действия и т. д.) глагол «чистить» начал употребляться в значении — освобождать общество от чуждых ему членов, а военный персонал, участвующий в зачистках, начал именоваться чистильщиками. При этом, по мнению языковеда, военный концепт мародёрства попадает в разряд разновидностей зачистки[2].

В некоторых случаях термин «зачистка» применяется в официальных документах. Так согласно Боевому уставу Сил специальных операций Республики Беларусь в статье 91 указывается, что «зачистка» и «прочёсывание» являются частными случаями в методологии поисковых действий, но не даётся им определение, не объясняется их суть и не раскрываются их отличия друг от друга. В ряде статей этого документа (115, 118 и 163) термины «поиск», «прочёсывание» и «зачистка» используются как синонимы, однако подчёркивается, что отсутствие базовых дефиниций в правовых документах Вооружённых Сил у терминов «зачистка» и «прочёсывание» вносит непонимание их смыслового содержания. В дополнение к этому отсутствие слова «зачистка» в словаре Ожёгова указывает на его нелитературность и ставит целесообразность его употребления под сомнение. При этом в качестве замены этого слова предлагается к использованию словосочетание «проверка населённых пунктов», которое имело хождение ещё со времён Великой Отечественной войны[3].

Вид и организационные особенности[править | править код]

Операции по зачистке бывают:

  • адресными, которые проводятся по данному конкретному адресу, не затрагивая окружающие его объекты;
  • массовыми, которые характеризуются масштабностью привлекаемых сил и средств и проводятся по всему району или населенному пункту; могут быть использованы как прикрытие для адресной зачистки заранее известного адреса.

Организация зачистки начинается с предварительной рекогносцировки предстоящего района её проведения, поиска подходящих посадочных посадок для вертолетов в его окрестностях (на случай нужды в срочной эвакуации) и оценки состояния подъездных путей. Исходя из полученных данных разрабатывается сценарий операции, участвующие подразделения получают задачи, разбиваются на досмотровые группы, а среди досмотровых групп распределяются радиочастоты и устанавливаются условные сигналы и способы опознавания «свой—чужой».

Перед выдвижением на выполнение операции производится проверка состояния оружия и снаряжения.

Сама операция начинается с блокирования района её проведения, для этого привлекаются подразделения, оснащенные бронетехникой и оружием огневой поддержки. Разворачиваются мобильный штаб операции (желательно — на ближайшей доминирующей высоте) и временный фильтрационный пункт для задержанных. При командном пункте в обязательном порядке располагаются группа охраны и оперативный резерв. Считается, что необходимость задействовать резерв говорит о том, что ситуация выходит из-под контроля, поэтому в резерв выделяются наиболее подготовленное подразделение, усиленное тяжелым вооружением и бронетехникой.

Общепринятой схемы по проведению зачисток не существует, но есть несколько традиционных способов:

  • проведение зачистки по секторам от окраин населенного пункта к центру (или наоборот)
  • проведение зачистки по направлению с привязкой к какому-либо хорошо видимому линейному ориентиру.

При досмотре населенного пункта приданная бронетехника не должна выдвигаться далее фронта нахождения досмотровых групп с тем, чтобы в случае неожиданного обострения ситуации досмотровые группы имели возможность отойти под её прикрытие[4].

Исторические примеры применения[править | править код]

Чеченский конфликт[править | править код]

Дмитрий Соколов-Митрич приводил свидетельства Нины Васильевны Барановой о масштабных грабежах, избиениях и убийствах нечеченских жителей Чеченской республики в период, предшествующий Первой чеченской войне (1990—1993 годах)[5]. В интервью французскому еженедельнику «Paris Match» Владимир Путин заявил, что русскоязычное население Чечни подверглось «широкомасштабному геноциду» до 2000-го года[6].

Зачистки населённых пунктов неоднократно проводились российскими силовыми службами и войсковыми подразделениями в ходе Чеченского конфликта. Имеются свидетельства местного населения и правозащитных организаций о том, что эти операции сопровождались избиениями, пытками, незаконным содержанием в фильтрационных пунктах, внесудебными казнями и исчезновениями задержанных[7][8][9][10][11].

Зачистки в России на рубеже 2000-х[править | править код]

Министерство внутренних дел проводило силовые операции в городах России вне Чечни, таких как Благовещенск, Башкортостан[12].

Описание очевидцами[править | править код]

Генерал-майор ГРУ А. С. Чубаров описывал проведение зачисток во время военных действий в республике Афганистан следующим образом:

«... Кишлак блокируется, то есть входы-выходы перекрываются блокпостами, окружаются бронегруппой, и ищутся моджахеды. Как правило, искали подразделения Церандоя (внутренние войска МВД Афганистана) и Хада, армейские подразделения стояли на блокпостах. Перерастали они из агитационно-пропагандистских мероприятий, когда кишлак блокировался, объявлялось, что приедет кто-то из губернаторства, будут раздавать гуманитарную помощь. Под это дело так называемый батальон Аллы Пугачевой, то есть агитационно-пропагандистский отряд, включал песни из громкоговорителя. Выступал губернатор. Говорил, что народная власть заботится о вас, привезла рис, муку, галоши, выходите, получайте. Если определялось, что кишлак мятежный, то устраивались фильтрационные пункты, на которых подразделения Церандоя и Хада вели допросы, определяя, кто может быть членами бандформирований[13]»

.

Изображение зачисток в художественных фильмах[править | править код]

Изображение зачисток в анимационных фильмах[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. M. Galeotti. OMON // Russian Security and Paramilitary Forces since 1991. — Osprey Publishing Ltd., 2013. — Vol. 197. — P. 13. — (Elite). — ISBN 978-1-78096-105-7.
  2. Вепрева И. Т. Глава 3. «Концептуальные рефлексивы и социально-культурные доминанты» // «Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху». — М.: Олма-Пресс, 2005. — P. 219—220. — 384 p. — 1 000 экз. — ISBN 5-224-05307-2.
  3. Киреев В Н., Чапайло В Н. Статья «Совершенствование способов действий воинских частей и подразделений отдельной мобильной бригады при ведении контрдиверсионныхдействий» // военно-теоретический журнал «Вестник Военной академии Республики Беларусь». № 1 (38) Март 2013. — Минск: Типография ВА РБ, 2013. — P. 9—10. — 140 p. — 100 экз.
  4. Севрюков А., Ивушкин М. Не числом, а уменьем. «Горячие точки»: тактика действий, вооружение и снаряжение // Солдат удачи : Ежемесячный журнал. — М.: Изд-во «Мейкер», 2005. — № 10 (133). — С. 4. — ISSN 0201-7121.
  5. Забытый геноцид, Дмитрий Соколов-Митрич, «Известия», 28 января 2005
  6. Интервью французскому еженедельнику «Пари-матч» Архивная копия от 5 февраля 2015 на Wayback Machine, 6 июля 2000 года, дано известному французскому писателю и публицисту Мареку Хальтеру
  7. РОССИЯ/ЧЕЧНЯ. Пытки, насильственные исчезновения и внесудебные казни во время «зачисток». Human Rights Watch, февраль 2002 г., т. 14, № 2 (D)
  8. Human Rights Watch / Defending Human Rights Worldwide — Чечня. Human Rights Watch. Обращение к ссылке 21-го декабря 2005 г.
  9. Политковская, Анна (2002). Дети чеченских «спецопераций». «Новая газета» № 15, 2002 г.
  10. Расписка за убийства. Новая газета, № 8 от 5-го февраля 2004 г. Обращение к ссылке 9-го октября 2006 г.
  11. Зачистка. Посёлок Новые Алды. 5 февраля 2000 года., Усам Байсаев, Олег Орлов, Александр Черкасов, Наталья Эстемирова, Центр «Мемориал», Москва, 2000 г.
  12. Благовещенск: правозащитники проводят собственное расследование Архивная копия от 9 марта 2006 на Wayback Machine. 15-го февраля 2005 г. Портал «Права человека в России». Обращение к ссылке 21-го декабря 2005 г.
  13. Генерал-майор Александр Чубаров: «Я не жалею» Архивная копия от 14 февраля 2015 на Wayback Machine

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]