Кистяковский, Александр Фёдорович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Фёдорович Кистяковский
Александр Кистяковский.jpg
Александр Фёдорович Кистяковский
Дата рождения 14 (26) марта 1833
Место рождения село Городищи, Сосницкий уезд, Черниговская губерния
Дата смерти 13 (25) января 1885 (51 год)
Место смерти
Научная сфера уголовное право, юриспруденция
Альма-матер Киевский университет
Награды и премии
Орден Святого Станислава II степени 2-й ст. Орден Святой Анны II степени 2-й ст.

Алекса́ндр Фёдорович Кистяко́вский (14 (26) марта 1833, село Городищи Сосницкого уезда Черниговской губернии — 13 (25) января 1885, Киев) — российский юрист и общественный деятель, видный деятель украинского национального движения.

Доктор права (1869), профессор (1870). Основные труды — по уголовному праву и уголовному процессу.

Биография[править | править код]

Происхождение[править | править код]

Род Кистяковских происходил из крестьян. Дед Александра — Емельян Васильевич Кистяковский — был крепостным графа Ильи Безбородко, управляющим его имением в Стольном Сосницкого уезда Черниговской губернии. В 1808 году граф дал ему вольную.[1]

Отец Александра — Фёдор Емельянович (1807—1880) — окончил Черниговскую духовную семинарию и стал священником в селе Городищи того же уезда, а в 1843—1868 годах[2] был благочинным одного из округов. Также он занимался земледелием (это было необходимо, чтобы содержать большую семью — у него было 8 детей), открыл в своём доме школу с пансионом для сельских детей. Оставил воспоминания, опубликованные в журнале «Киевская старина» (1895).[1]

Детство[править | править код]

Александр учился в Черниговском духовном училище и в Черниговской семинарии. В течение последних четырёх лет пребывания в семинарии он был «инспектором» (местное название) одной из ученических квартир, в обязанности которого, по обычаям старых семинарий, лежала экономическая часть, инспекция за поведением учеников и обучением. Этим инспекторством он приобретал средства для собственного содержания.

По окончании полного семинарского курса он предполагал продолжить образование в Московской духовной академии, но начальством семинарии не был допущен к выпускным экзаменам «по причинам, которые теперь не время разъяснять» (как он написал в автобиографии).

Университет. Начало карьеры[править | править код]

В сентябре 1853 года Кистяковский поступил на юридический факультет Киевского университета.

Испытывая нужду, через месяц после поступления он принят был в «квартиру недостаточных студентов»; а на следующий год — «на полное казённокоштное содержание». В сентябре 1856 года Кистяковский был послан в Козелецкое уездное училище учителем истории и географии; в конце того же года был переведён на такую же должность в Киевское дворянское училище. В начале 1857 года он опять был принят в число студентов с назначением ему ежемесячно содержания в размере 11 рублей.

Окончил курс в декабре 1857 года. Осенью 1857 года был в течение трёх месяцев болен, поэтому результаты экзаменов были для него неудовлетворительны: он был выпущен со званием «действительного студента».

Нужда заставила его поступить домашним учителем в дом М. А. Марковича, жившего в селе Восковцах Прилупкого уезда Полтавской губернии. Там он пробыл до конца августа 1858 года, после чего отправился в Санкт-Петербург для поступления на службу.

16 ноября 1858 года Кистяковский поступил на службу в канцелярии межевого департамента Правительствующего сената, 1 декабря был допущен к исправлению должности младшего помощника секретаря, в которой и утверждён 1 апреля 1859 года. В июне 1859 года был перемещён на такую же должность в канцелярию общего собрания первых трёх департаментов и департамента герольдии Правительствующего сената. 16 ноября 1860 года был перемещён старшим помощником столоначальника в департамент Министерства народного просвещения. В связи с преобразованием центрального управления Министерства народного просвещения 1 июля 1863 года был оставлен за штатом.

Научная деятельность[править | править код]

С самого окончания университетского курса Кистяковский не переставал заниматься наукой. Первый год, по поступлении на службу, он работал сначала от половины 3 до 8, а потом исключительно по вечерам в Публичной Библиотеке. В 1859 и 1860 годы он перевёл на русский язык сочинение Блюнчли Allgemeines Staatsrecht, оставшееся ненапечатанным. В 1860 году он напечатал в «Журнале Министерства юстиции» в четырёх статьях «Очерк английского уголовного судопроизводства по Миттермайеру». Оставаясь постоянным сотрудником этого журнала, он по переходе на службу в департамент Министерства народного просвещения стал печатать свои работы в «Журнале Министерства народного просвещения». С середины 1861 года он поступил помощником редактора одного журнала, прекратившего своё существование в конце 1862 года.

В декабре 1863 года он выдержал кандидатский экзамен, а в сентябре 1864 года защитил диссертацию pro venia legendi «О пресечении обвиняемому способов уклоняться от следствия и суда, по русскому действующему уголовному судопроизводству». По прочтении двух пробных лекций, был, по ходатайству юридического факультета, допущен к чтению лекций в университете св. Владимира по кафедре уголовного права и уголовного судопроизводства в звании приват-доцента. В этом звании он преподавал уголовное право и судопроизводство в течение трёх учебных лет, в 1864—1867 годах.

По выдержании в течение 6 месяцев экзамена в 1865 и 1866 годах и по защите в мае 1867 года диссертации на степень магистра «Исследование о смертной казни», он 12 мая был утверждён в степени магистра уголовного права, а 2 июня того же года — в должности доцента по кафедре уголовного права и судопроизводства.

С 15 августа 1867 года по 23 апреля 1868 года — в командировке в Санкт-Петербурге и Москве, где тогда были открыты преобразованные суды и введён новый порядок уголовного и гражданского судопроизводства по уставам 1864 года.

По защите диссертации «Историко-догматическое исследование по русскому праву о пресечении обвиняемому способов уклоняться от следствия и суда» 20 декабря 1868 года был утверждён в степени доктора уголовного права.

По избранию факультета и Совета был утверждён министром народного просвещения 9 февраля 1869 года экстраординарным, а 16 февраля 1870 года — ординарным профессором по кафедре уголовного права и судопроизводства.

Во время командировки за границу (сентябрь 1871 — апрель 1873) посетил Венский, Гейдельбергский, Берлинский, Неаполитанский и Римский университеты. Наиболее обстоятельно знакомился со способами преподавания и практических занятий в Гейдельберге и Неаполе.

Труды[править | править код]

«Элементарный учебник общего уголовного права»[править | править код]

Основной труд Кистяковского — «Элементарный учебник общего уголовного права», выдержавший три издания (1877; 1882, значительно дополненное; 1891).

Иван Фойницкий оценивал этот учебник так:

Он не закончен, останавливаясь на общей части; но для последней взгляды автора совершенно выяснились. Это программа догматической разработки мирового (общего) уголовного права на почве историко-сравнительной, — программа блестящая, грандиозная, но только программа, оставшаяся в большей части невыполненной, вследствие недостатка необходимого материала и его научной обработки. Кистяковский выступает убеждённым проповедником эволюционизма и намечает эпохи развития уголовного права, утверждая, что «не закон созидает уголовное право, а наоборот», что «в создании уголовного закона не остаётся места произволу законодателя, которому приходится только закреплять уже народившиеся или вызываемые потребностями быта понятия о правом и неправом, созданные сложившимися или слагающимися отношениями». Только немногие учения общей части (например, учение о смертной казни) разработаны Кистяковским более или менее радикально; к другим ему оказалось возможным проявить только критическое отношение, а многих учений господствующей доктрины он даже вовсе не мог коснуться. Но и как попытка, труд Кистяковского имеет высокое значение в истории науки уголовного права.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

«Исследование о смертной казни»[править | править код]

Магистерская диссертация Кистяковского — «Исследование о смертной казни» (1867, Киев; переиздание 1896, Санкт-Петербург) — не потеряла актуальность и сейчас: она была вновь переиздана (Тула: «Автограф», 2000. — ISBN 5-89201-022-8), на неё ссылаются как в научных трудах, так и в дискуссиях о смертной казни. В этом труде Кистяковский подробно описал историю вопроса и, проанализировав доводы противников и сторонников смертной казни, сделал вывод[3]:

Итак, смертная казнь не только не содействует общественной безопасности, не только не воздерживает от преступлений, но имеет дурные стороны, которые чужды всем другим наказаниям. Единственное преимущество её в глазах народов состоит в том, что она очень простое, дешёвое и не головоломное наказание. Чтобы человека держать в тюрьме, чтобы переломить его порочную натуру и сделать его полезным или по крайней мере безопасным членом общества, для этого требуются значительные издержки, большое терпение и настоящее гражданское мужество, не подчиняющееся влиянию более или менее временных тревог, а умеющее побороть душевную опасность. Тогда как смертная казнь, не требуя ни долгого времени, ни издержек, ни особенных трудов, одним разом и навсегда отнимает у преступника возможность вредить и тем гарантирует и эгоизм человеческий от мнимых и действительных опасностей. Защитники смертной казни старательно маскируют указанную причину привязанности народов к смертной казни, давая ей более возвышенное объяснение. Но тем не менее эта причина много способствует сохранению смертной казни в числе наказаний, что иногда более откровенные защитники её и высказывают. Так, в 1864 году, в английском парламенте известный Робук отстаивал смертную казнь как более дешёвое средство лишить преступника возможности вредить обществу. Насколько законен, одобрителен и устойчив подобный эгоизм — это другой вопрос.

Другие работы[править | править код]

Другой крупный труд Кистяковского по уголовному праву — докторская диссертация «О пресечении обвиняемых способов уклоняться от следствия и суда» (1869). Её значение, по мнению Фойницкого — преимущественно как разработка этого института в истории русского процесса; догматическая часть труда, также ограничивающаяся русским правом, оставляет впечатление незаконченности.

Монография Кистяковского по вопросу о молодых преступниках и учреждениях для их исправления составилась из публичных его лекций в пользу рубежовской колонии; здесь собран и освещён значительный материал, представляемый практикой русских учреждений этого рода.

В разных повременных изданиях, преимущественно в «Журнале Министерства юстиции», «Журнале гражданского и уголовного права», «Журнале Министерства народного просвещения» и «Сборнике государственных знаний», Кистяковский поместил много мелких статей по вопросам уголовного права и судопроизводства.

Оценивая вклад Кистяковского в науку, Фойницкий писал:

Кистяковский не принадлежал к числу умов с готовыми на всё ответами; он как бы предпочитал не высказывать своих взглядов, отрицательно относясь к значению личных мнений в науке. Он писал: «Самые, по-видимому, самостоятельные философские построения, носящие на себе печать индивидуальности писателя-криминалиста, в конце концов выражают только то или другое убеждение, живущее в целом народе или в так называемом обществе». Отсюда та высокая важность, которую он придавал моментам историческому и сравнительному; отсюда же и его усилия в интересах разработки обычного права.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Кистяковскому принадлежит одна из самых первых программ для собирания обычаев по уголовному праву, которая, вместе с программой графа Ефименко, принята в основание географическим обществом при выработке общей программы для собирания юридических обычаев.

Общественная деятельность[править | править код]

С 1 октября 1865 по 12 января 1870 года — директор Киевского тюремного комитета, был уволен по прошению. В 1878 году состоял судьёй университетского суда. Способствовал основанию киевского юридического общества и Рубежовской колонии для малолетних преступников.

Политические взгляды[править | править код]

Кистяковский занимал видное место среди деятелей украинского национального движения 1860—1880-х годов (по выражению того времени, «южнорусских деятелей»), лично знал В. Б. Антоновича, М. П. Драгоманова, П. П. Чубинского, о которых оставил много воспоминаний в своем «Дневнике». Свои украинские симпатии он проявил, в частности, участием в журнале «Основа» (первый украинский журнал, издававшийся в Санкт-Петербурге в 1861—1862 годах) и изданием «Прав, по которым судится малороссийский народ» (1879) — обширного сборника норм феодального права первой половины XVIII века, действовавших на Левобережной Украине.

В течение 1874—1885 годов Кистяковский вёл дневник, обнародовать который позволил не ранее, чем через 80 или 50 лет после своей смерти; «Дневник» был издан в середине 1990-х годов. Являясь сторонником идеи социализма, он писал: «идеи социализма реализуются путём медленного прогресса, не мечом и огнём, а силой мысли, убеждений и нравственности. Сила мысли сильнее силы оружия». Радикальные течения вызывали у него резкое неприятие.[4]

Убежденный сторонник судебной реформы 1864 года, Кистяковский умер с защитой на устах её важнейшего института — присяжных заседателей. По свидетельству профессора В. Б. Антоновича, бывшего при кончине Кистяковского, «за час до смерти, в разговоре с одним из друзей, он с большим вниманием расспрашивал о ходе дел в текущей сессии окружного суда. Услыхав характеристику некоторых дел и отношения к ним присяжных, он в последний раз оживился, привстал на постели и громко произнёс: я всегда утверждал, что институт присяжных есть святое дело в нашем отечестве! Затем он склонил голову на подушку, и голос его начал более и более ослабевать».

Награды[править | править код]

Почётные звания[править | править код]

Семья[править | править код]

Братья
  • Василий Фёдорович (1841—1902) — врач.
  • Фёдор Фёдорович (16 июня 1835 — ?) — врач. В 1863 году был привлечён по делу «Земли и воли»; на следующий год было вынесено постановление о предании его суду Сената, однако судим не был из-за нахождения за границей.[f 1] Был женат на Варваре Васильевне Бугаевой (сестре Н. В. Бугаева и тёте Андрея Белого).[f 2]
Сыновья
  • Владимир Александрович (1865—1952) — советский ученый в области химии и электрохимии, академик АН Украины (1919), академик АН СССР (1929).
  • Богдан (Фёдор) Александрович (1868—1920) — философ, социолог и правовед, один из авторов журнала «Вехи». Его дети:
    • Георгий Богданович (1900—1982) — американский физикохимик, один из организаторов американской науки.
    • Александр Фёдорович (1905—1983) — советский зоолог, орнитолог-фаунист.
  • Борис Александрович (2 мая 1870 — 4 декабря 1937) — расстрелян, реабилитирован в 1956 году.[f 3]
  • Юлий Александрович (2 апреля 1872 — ?) — преподаватель математики 2-й Фундуклеевской гимназии города Киева (преподаватель поэтессы Анны Ахматовой). Его дети и внук:
    • Андрей Юльевич — инженер-полковник, преподаватель военных и гражданских ВУЗов, советский пловец и тренер.
    • Марианна Юльевна — ученый в области дошкольной педагогики, доктор педагогических наук.
  • Александр Александрович (2 апреля 1874 — ?)
  • Игорь Александрович (4 января 1876 — июнь 1940) — юрист, министр в правительстве Украинской державы (1918), видный деятель русской эмиграции.

Примечания[править | править код]

Могила Алексадра Кистяковского на Байковом кладбище в Киеве
  1. 1 2 Борис Філіпченко. IV.1 Семья Кистяковских (рус.). Історія роду Філіпченків (2010). Проверено 13 октября 2014.
  2. Кистяковский А. Ф. Автобиографический отрывок
  3. Фрагмент из книги «Исследование о смертной казни»
  4. А. Музычко. «Сила мысли сильнее силы оружия» А. Ф. Кистяковский о политическом радикализме 1870—1880-х годов в Украине // «День». — 3 сентября 2004
Семья Кистяковского
  1. Кистяковский Федор Федорович // Деятели революционного движения в России : в 5 т. / под ред. Ф. Я. Кона и др. — М. : Всесоюзное общество политических каторжан и ссыльнопоселенцев, 1927—1934.
  2. Борис Філіпченко. IV. (рус.). Історія роду Філіпченків (2010). Проверено 13 октября 2014.
  3. Жертвы политического террора в СССР

Литература[править | править код]

Конец XIX — начало XIX века[править | править код]

Современные публикации[править | править код]

  • Леусенко Д. А. Судьба великого юриста в зеркале русской трагедии (памяти Богдана Александровича Кистяковского) // Научные труды РАЮН. — М.: «Юрист», 2012. — Т. 1, вып. 12.