Козлов, Алексей Александрович (философ)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Алексей Козлов
Kozlov-filosof.jpg
Псевдонимы Платон Калужский
Дата рождения 8 (20) февраля 1831(1831-02-20)
Место рождения Москва, Российская империя
Дата смерти 27 февраля (12 марта) 1901(1901-03-12) (70 лет)
Место смерти Санкт-Петербург, Российская империя
Страна Flag of Russia.svg Российская империя
Школа/традиция Русская философия
Направление Персонализм, панпсихизм
Период Философия XIX века
Оказавшие влияние Г. В. Лейбниц, Г. Тейхмюллер
Испытавшие влияние С. А. Аскольдов, Н. О. Лосский

Алексей Александрович Козлов (8 (20) февраля 1831, Москва — 27 февраля (12 марта) 1901, Санкт-Петербург) — русский философ-идеалист и публицист, последователь Густава Тейхмюллера. Свою философскую систему, изложенную в сочинении «Беседы с петербургским Сократом», называл панпсихизмом[1]. Идеи Козлова оказали влияние на Е. А. Боброва, С. А. Аскольдова, Н. О. Лосского, Н. А. Бердяева и др.

Биография[править | править код]

Алексей Козлов родился в 1831 году в Москве; он был незаконнорождённым сыном помещика И. А. Пушкина, приходившегося дальним родственником поэту А. С. Пушкину, и вольноотпущенной крестьянки. Вскоре после рождения сына его мать вышла замуж за приказчика А. П. Козлова, от которого будущий философ и получил свою фамилию. В 1838, когда Алексею было 7 лет, его мать умерла, и отчим отдал его на попечение своей тётке. С 1843 Козлов учился в 1-й Московской гимназии, а в 1850 поступил на физико-математический факультет Московского университета. Проучившись там около года, он перевёлся на историко-филологический факультет и в 1856 закончил университет со степенью кандидата[1]. Во время обучения в университете Козлов увлёкся идеями материализма и социализма; наибольшее влияние на него имели сочинения Л. Фейербаха и Ш. Фурье[2]. По окончании университета он женился на крестьянке и устроился преподавателем русского языка и словесности в Константиновский межевой институт. Вскоре его брак распался, и Козлов сошёлся с дочерью помещика Александра Александровича Челищева, Марией Александровной; однако первая жена по какой-то причине не хотела дать ему развода, из-за чего его дети от второго брака (в частности, его сын С. А. Алексеев) не могли носить фамилию отца.

Людвиг Фейербах

Ко времени преподавания в межевом институте относится начало литературной деятельности Козлова. Главным предметом его интересов была в то время политическая экономия; его статьи на экономические темы (например, «О кредите в банках», «О хозяйственном управлении города Москвы», «О финансовом положении России») печатались в «Московских известиях», «Московском вестнике», «Дне», «Финансовом вестнике»[2], «Вестнике промышленности» и «Отечественных записках»[3]. Обладая деятельным характером, Козлов проявил склонность к пропаганде социалистических идей; преподавая в межевом институте, он излагал социалистические идеи своим студентам, из-за чего в 1861 был вынужден оставить преподавание. Козлов имел многочисленные связи в революционной среде, был близок с Н. А. Ишутиным, с 1858 состоял под надзором полиции и несколько раз привлекался к дознанию[4]. В 1866 он был арестован по подозрению в причастности к Каракозовскому делу, а затем в организации революционного общества, и заключён в Петропавловскую крепость. Однако ему удалось доказать свою невиновность, и после 6 месяцев заключения он был освобождён с подчинением негласному надзору и запрещением жить в столицах. Козлов покинул Москву и поселился в селе Машарово Калужской губернии в имении своего тестя, где занялся сельским хозяйством, а затем устроился управляющим лесным хозяйством в имении крупного фабриканта во Владимирской губернии[1].

Артур Шопенгуаэр

В период проживания в деревне Козлов начал серьёзно интересоваться философией; толчком к этому послужило знакомство с книгой Ю. Фрауенштадта «Письма о философии Шопенгауэра». Произошло это примерно в 1872—1873 году, когда Козлову было уже за 40 лет. Увлёкшись философией А. Шопенгауэра, он сделался его страстным последователем и решил заняться пропагандой его идей[2]. С этого времени Козлов стал систематически изучать философию и выступать в печати с философскими публикациями. Первой его работой было двухтомное изложение сочинения последователя Шопенгауэра Э. Гартмана «Философия бессознательного». Затем последовали критические статьи в журналах, а в 1876 году вышла его первая самостоятельная книга «Философские этюды», в которой он отстаивал идею философии как строгой науки[2]. В 1876 Козлов получил приглашение занять философскую кафедру от Киевского университета, и в том же году начал читать там лекции. В 1881 он защитил магистерскую диссертацию на тему «Метод и направление философии Платона», а в 1884 в Петербурге — докторскую диссертацию на тему «Генезис теории пространства и времени у Канта», и получил звание профессора[2].

Густав Тейхмюллер

В период преподавания в Киевском университете Козлов развернул энергичную литературную деятельность. Его публикации в журналах носили по большей части критический и полемический характер и отличались бойкостью стиля, что сделало его известным философским публицистом. Недовольный узкими рамками университетских изданий, Козлов в 1885 году начал издавать свой собственный журнал «Философский трёхмесячник», который стал первым в России чисто философским журналом[2]. Журнал от начала до конца составлялся самим Козловым и не приносил ему никакой материальной выгоды. К этому времени относится перемена в философских воззрениях Козлова: неудовлетворённый метафизикой воли Шопенгауэра, он стал искать иных основ для своего мировоззрения и с этой целью обратился к учению Г. В. Лейбница и его последователей[3]. В 1880 году ему в руки попало одно из сочинений немецкого философа Г. Тейхмюллера, которое произвело на него сильное впечатление; после защиты докторской диссертации он начал систематически изучать сочинения этого автора и скоро сделался его горячим последователем. В статье, посвящённой Тейхмюллеру, Козлов называл его «звездой первой величины» и призывал учиться у него русских и европейских философов[5]. Собственное учение Козлова, изложенное им в дальнейших трудах, полностью воспроизводит основные идеи Тейхмюллера[6].

Сергей Алексеев-Аскольдов

В 1886 году деятельность Козлова была прервана тяжёлой болезнью: с ним случился апоплексический удар, после чего у него парализовало половину тела. Философ оказался прикован к креслу и был вынужден оставить преподавание в университете. Несмотря на это, он продолжал заниматься философской и литературной деятельностью; не имея возможности собственноручно писать, он стал диктовать свои произведения. Важнейшие его сочинения появились именно в этот последний период его жизни[2]. К этому времени окончательно сложилось собственное философское мировоззрение Козлова, основанное на учении Тейхмюллера и названное им панпсихизмом. В 1888 году Козлов начал издавать философско-литературный сборник «Своё слово», в котором развивал своё учение и полемизировал с противоположными взглядами. Центральное место в этом издании занимали «Беседы с петербургским Сократом», написанные в форме философских диалогов под именем Платона Калужского; главным персонажем диалогов, развивавшим идеи автора, был некто Сократ с Песков, а его оппонентами выступали герои романов Достоевского[1]. Всего в период с 1888 по 1898 год вышло пять выпусков «Своего слова». В 1891 году Козлов вместе с семьёй переехал в Петербург, где вокруг него сложился небольшой философский кружок, который посещали, в частности, его сын С. А. Алексеев-Аскольдов и Н. О. Лосский. Философ скончался в Петербурге от воспаления лёгких в 1901 году и был похоронен на Волковом кладбище.

Философия[править | править код]

Из Брокгауза и Ефрона[править | править код]

Своё философское миросозерцание Козлов называет панпсихизмом. Краеугольным понятием в нём является понятие бытия. Оно не образуется путём отвлечения, но источником его служит первоначальное сознание. Будучи простым и непосредственным, это сознание представляет три области: сознание о содержании, сознание о форме и сознание о нашей субстанции. Все они дают материал для образования понятия бытия, но само это понятие составляет особую группу сознания, а именно о формах или способах отношения между элементами первоначального сознания. Таким образом, понятие бытия имеет своим содержанием знание о нашей субстанции, её деятельностях и содержании этих деятельностей в их единстве и отношении друг к другу. Все познание опирается, в конце концов, на познание я. Мы переносим это понятие на другие субстанции. В мысли о бытии и сущности действительного мира надо совершенно устранить время и никоим образом не вводить его в наше понятие мира. Время, помимо акта мысли и представления субстанций, не имеет никакого смысла и полагается только ими. Первая ячейка идеи времени зарождается от сравнения содержания воспоминания с содержанием наличного представления, если только оба эти содержания относятся к одному и тому же я и признаются одинаково реальными или данными в нашей действительной деятельности. Затем время вступает в субъективную стадию своего развития, и здесь оно представляет форму, в которой наше я понимает, распределяет и соединяет в своем субстанциальном единстве свои собственные акты воспоминания, наличного ощущения и ожидания. Наконец, в объективной стадии развития время выносится из субъективной сферы наших состояний и деятельностей и становится формой для распределения во временной перспективе объектов, то есть содержания наших деятельностей созерцания, представления и мышления в их абстрактном виде. Точно так же К. выводит и идею пространства, отрицая за ним всякую реальность. Образование этой идеи не может быть объяснено при помощи ассоциации, так как это объяснение попадает в ложный круг [Несвободна от этой логической ошибки собственная попытка Козлова объяснить происхождение времени из таких, между прочим, элементов, как воспоминание, уже предполагающее время. Вл. С.].

Развитие идеи пространства проходит через стадии субъективного, объективного и геометрического пространства. В этом процессе развития главную роль играет наша мыслящая деятельность, так что основные свойства, которые мы мыслим в идее пространства, суть на самом деле признаки не пространства, которое само по себе не имеет никакой реальности, а нашей мыслящей деятельности, которая по поводу ощущений созидает эту идею. Если же пространство и время не существуют сами по себе, то не существует в действительности и все находящееся в пространстве и времени. Существует только духовный мир, то есть духовные субстанции с их деятельностями и отношениями, а наши тела и весь материальный мир суть только значки этих духовных субстанций, их деятельностей и отношений. Таким образом, представляющийся нам мир есть мир значков, которые строятся по законам представления и мысли и в этом отношении подчиняются всеобщим и незыблемым законам представляющей деятельности, коренящимся в самой природе нашей субстанции. Ввиду этого такие значки дают основание с полной уверенностью заключать к истинно существующему миру субстанций. Наука одна, и высшей, истинной её формой является философия; существующее же разделение одной науки на многие условно и основано на частной точке зрения, имеющей в виду удобства изучения.

Излагая своё учение, Козлов постоянно считается с противными направлениями и нередко посвящает им целые критические очерки. Особенно подробно он останавливается на Юме и Канте.

Сочинения[править | править код]

Отдельные издания

Статьи в журналах

Статьи в «Философском трёхмесячнике»

Статьи в «Своём слове»

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Лосский Н. О. А. А. Козлов и его панпсихизм // Вопросы философии и психологии. — М., 1901, № 58. — С. 183—206.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Бобров Е. А. Жизнь и труды А. А. Козлова // Философия в России. Материалы, исследования, заметки. — Казань, 1899, вып. I. — С. 1-24.
  3. 1 2 Я. Колубовский. Козлов, Алексей Александрович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. Козлов Алексей Александрович // Деятели революционного движения в России : в 5 т. / под ред. Ф. Я. Кона и др. — М. : Всесоюзное общество политических каторжан и ссыльнопоселенцев, 1927—1934.
  5. Козлов А. А. Густав Тейхмюллер // Вопросы философии и психологии. — М., 1894. — Год V, кн. 4—5.
  6. Румер И. А. А. Козлов // Русская мысль. — М., 1912. — Год тридцать третий, кн. V. — С. 10-12.

Литература[править | править код]

Рекомендуемая литература[править | править код]

  • Д. Философские ожидания // Вестник Европы, 1876, № 7.
  • Аландский П. И. Философия и наука // Университетские Известия, 1877, № 1 и 2.
  • Грот Н. Я. О философских этюдах. Киев, 1877.
  • Никитин (Ткачёв) П. О пользе философии // Дело, 1877, № 5.
  • Гусев Ф. К вопросу о философии // Православное Обозрение, 1876, № 12.
  • Лесевич В. В. О чём поёт кукушка? Этюды и очерки. СПб., 1886.
  • Астафьев П. Е. «Своё Слово», журнал проф. А. А. Козлова // Русское Обозрение, 1890, № 1.