Крёстный отец (роман)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Крёстный отец
The Godfather
Издание
Версия издательства Signet
Жанр:

драма

Автор:

Марио Пьюзо

Язык оригинала:

английский

Дата первой публикации:

10 марта 1969

Издательство:

G. P. Putnam's Sons[d]

Цикл:

Крёстный отец[d]

Предыдущее:

Семья Корлеоне[d]

Следующее:

Сицилиец

«Крёстный отец» (англ. The Godfather) — роман Марио Пьюзо, изданный в 1969 году и рассказывающий о жизни одного из могущественных мафиозных кланов Америки — семье дона Корлеоне. На русском языке впервые опубликован в журнале «Знамя» (1987, № 10, 11, 12; перевод Марии Кан и Александры Ильф)[1]. В 1972 году произведение экранизировано Фрэнсисом Фордом Копполой.

Сюжет[править | править вики-текст]

Действие романа начинается в августе 1945 года. Особняк дона Вито Корлеоне полон гостей: лидер самого влиятельного в Нью-Йорке мафиозного клана выдаёт замуж дочь Констанцию. Кроме неё, у главы семьи есть сыновья — Сантино (Санни), считающийся вероятным преемником Крёстного отца; Фредерико (Фред), преданный общему делу, но не обладающий смелостью старшего брата; Майкл, выбравший для себя другую стезю — он служил добровольцем в морской пехоте, получил награды, после демобилизации поступил в Дартмутский университет.

Сицилиец Вито Андолини, покинувший родные места в подростковые годы и взявший в Америке новое имя — Корлеоне, в течение многих лет формировал свою империю, устраняя противников и беря под покровительство тех, кто нуждался в поддержке. Его легальным бизнесом является поставка оливкового масла, однако общий контроль клана Корлеоне простирается на многие сферы, включая властные и силовые структуры; это могущество раздражает представителей «пяти семей» Нью-Йорка.

Вскоре после свадебных торжеств Крёстный отец соглашается принять дельца Вергилия Соллоцо, но на его просьбу помочь деньгами и правовой защитой в проекте, связанном с наркотрафиком, отвечает отказом. Стоящий за Соллоцо клан Татталья рассчитывает, что после смерти неуступчивого дона власть в семье Корлеоне перейдёт к более сговорчивому и менее опытному Санни. На Крёстного отца совершается покушение, он попадает в больницу.

В начавшуюся межклановую войну оказывается втянутым и Майкл, прежде не желавший участвовать в семейном бизнесе. Брошенный вызов заставляет его встретиться с Соллоцо и прикрывающим его капитаном полиции Макклоски; убив в ресторане обоих, Майкл покидает Америку и укрывается на Сицилии. Там его настигает весть о том, что брат Санни застрелен. Вопреки ожиданиям, дон Корлеоне после гибели Сантино не отвечает ударом на удар: собрав глав самых крупных американских «семей», он призывает их прекратить междоусобицы. Одновременно он предпринимает действия по легальному возвращению Майкла в Америку.

Вернувшись в Нью-Йорк, Майкл в течение трёх лет перенимает опыт у отца, постепенно удаляющегося от дел, вникает в особенности бизнеса, обрастает связями. Дон Корлеоне не скрывает, что перемирие с представителями враждебных синдикатов — мера вынужденная и временная: «Месть — это блюдо, которое нужно подавать холодным». Однако дождаться, когда реализуются их общие замыслы, Крёстный отец не успевает: он внезапно умирает от инфаркта.

На похороны съезжаются главы всех нью-йоркских мафиозных объединений; лидер одного из них — дон Барзини — предлагает Майклу обсудить дальнейшие условия мирного сосуществования. Тот узнаёт, что за этим предложением стоит предательство Тессио — одного из капореджиме семьи Корлеоне, мечтающего взять власть в свои руки. Тессио убивают. От пуль гибнут Барзини, Татталья и бывший сицилийский охранник по имени Фабрицио, оказавшийся изменником. С помощью гарроты люди Корлеоне лишают жизни Карло Рицци — мужа Констанции, причастного к смерти Санни. Расправившись со всеми, кто посягает на империю Крёстного отца, и обеспечив развитие семейного бизнеса на Западе, младший сын дона Корлеоне обретает репутацию главы самого мощного клана Соединённых Штатов и получает титул «дон Майкл».

Художественные особенности[править | править вики-текст]

Произведения, рассказывающие о деятельности мафиозных структур и их влиянии на общество, выходили в свет задолго до появления книги Марио Пьюзо; многие из них были написаны на основе архивов полиции и могли использоваться автором «Крёстного отца» в качестве рабочих материалов, помогающих насытить роман необходимыми подробностями. Однако, в отличие от других писателей, Пьюзо отказался как от документальной хроники, созданной на основе криминальных очерков, так и от «канонического изображения» жизни гангстеров со стрельбой и погонями. Одним из первых среди литераторов он показал, как формируется иерархия в семейных кланах, каков механизм управления при принятии решений и их выполнении, познакомил читателей с жизненным укладом преступных синдикатов. Исследователи предполагают, что «художественная убедительность» романа связана с хорошим знанием темы: детство Пьюзо прошло в итальянских кварталах Нью-Йорка[2].

По замечанию журналиста и писателя Петра Вайля, в основе «Крёстного отца» — не «гангстерский колорит», а «добротная основательность семейной эпопеи», сближающая роман Пьюзо с «Сагой о Форсайтах» Джона Голсуорси и «Семьёй Тибо» Роже Мартена дю Гара. В жизни дона Корлеоне и членов его клана главное — это семья. В ней у каждого есть своя роль и свои обязанности; правила складываются десятилетиями[3]:

« Первенец назначается в преемники, младший идет в люди, дочь испрашивает согласия на привязанности. Во главе стоит отец, начальник, судья, вершитель. Конкретно — классический американский self-made man, «сделавший себя» эмигрант, прошедший путь от оборванца-работяги до всесильного властелина, — Вито Корлеоне. »

Один из принципов сицилийской семьи: «Своих мало, чужие — все». Внутри клана существуют исключительно сердечные отношения; свидетельством тому — мягкое обращение к родным (Санни, Фредди, Конни), сохранившиеся ритуалы, готовность принять тех, кто приходит в дом Корлеоне «ради избавления от риска личной ответственности, в поисках покоя и тепла». В час испытаний на защиту интересов семьи встают даже те, кто прежде демонстративно отстранялся от деятельности Крёстного отца. Поэтому роман, который на первых страницах напоминает стилистикой этнографические зарисовки или «физиологический очерк», ближе к финалу обретает черты «трагедии высокого стиля»[3].

Герои[править | править вики-текст]

Фрэнк Костелло — один из предполагаемых прототипов дона Корлеоне

Среди исследователей нет единого мнения относительно возможного прототипа дона Вито Корлеоне. По словам историка и журналиста-международника Игоря Геевского, сам образ главного героя — собирательный, однако в нём заметны черты некоторых реальных представителей криминального мира — речь, в частности, идёт о «премьер-министре мафии» Фрэнке Костелло (их объединяет стремление расширять влияние с помощью внедрения «своих» людей в политические структуры), а также Вито Дженовезе, который, подобно романному Крёстному отцу, после покушения решил передать бразды правления сыну[4]. В то же время Пётр Вайль обнаруживает сходство дона Корлеоне с литературным персонажем — королём Лиром[3].

Фрэнк Синатра

В биографии Крёстного отца воплотилась «история американской мафии»: Вито Корлеоне, как и реальные лидеры организованной преступности Костелло, Дженовезе, Лаки Лучано, начинал строительство своего клана с участия в уличных группах; затем основал легальный бизнес, под прикрытием которого осуществлялась масштабная криминальная деятельность; позже пытался сформировать цивилизованные отношения между конкурирующими «семьями»: «Время стрельбы и поножовщины прошло. Пора брать умом, изворотливостью, коль скоро мы деловые люди»[5].

Каждый из сыновей дона Корлеоне обладает собственными качествами. Старший Сантино отличается горячим нравом, склонен к риску и не умеет просчитывать последствия своих действий. Младший Майкл — это образец жёсткой целеустремлённости и самообладания; он гораздо позже, чем Санни и Фред, подключается к семейным делам, однако лучше братьев понимает, какие цели стоят перед семьёй: «Санни — это вчерашний день мафии, Майкл — главарь нового типа»[5].

К числу крестников дона Корлеоне относится популярный певец и актёр Джонни Фонтейн, получающий при поддержке семьи выгодные контракты и престижные профессиональные премии. По версии некоторых исследователей, этот персонаж напоминает Фрэнка Синатру, который был связан хорошими отношениями с чикагским гангстером Сэмом Джанканой. Существует легенда, что при встрече с Марио Пьюзо Синатра выразил недовольство из-за того, что некоторые элементы его биографии нашли отражение в романе: певцу, стремившемуся поддерживать имидж респектабельного исполнителя, «вредили разговоры о его связях со многими главарями мафии»[6].

Экранизация[править | править вики-текст]

В гангстерской драме «Крёстный отец», снятой Копполой в 1972 году по мотивам романа Марио Пьюзо, представлен, по словам критика и философа Павла Кузнецова, «самый масштабный образ отца-патриарха»; герой, воплощённый на экране Марлоном Брандо, «обладает сакральной властью и почти нечеловеческой харизмой». Дон Корлеоне заменяет собой американское правосудие, протестует против развития наркобизнеса, поддерживает отчаявшихся, даёт мудрые уроки своим преемникам[7].

« Марио Пьюзо и Копполу неоднократно упрекали в идеализации мафии, но если они и делали это, то, возможно, вполне намеренно: гангстерский эпос стал ироническим парафразом традиционных семейных саг и саркастическим комментарием к эволюции человеческого рода в ХХ столетии[7]. »

Для киноведа Алексея Гусева в картине Копполы важна эволюция героя: режиссёр проследил путь от «бесшабашного сноровистого пацана», прибывшего в чужую далёкую страну, до «бога-вседержателя», способного подчинять себе самых влиятельных чиновников и политиков[8]. Публицист «Независимого филологического журнала» Лоренцо Кьеза пишет, что посыл Копполы, представляющего семью «как объединяющую и авторитарную патриархальную структуру», вызвал определённые вопросы у критиков, считающих, что «защита этих коллективных и в то же время ограниченных ценностей — сама по себе консервативна»[9].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Содержание журнала «Знамя» за 1987 год.
  2. Геевский И. А. Персонажи и прототипы романов М. Пьюзо // Пьюзо, Марио. Крёстный отец; Сицилиец. — М.: Политиздат, 1990. — С. 565. — ISBN 5-250-01278-7.
  3. 1 2 3 Вайль Пётр Семейное дело (Флоренция — Макиавелли, Палермо — Пьюзо) // Иностранная литература. — 1997. — № 6.
  4. Геевский И. А. Персонажи и прототипы романов М. Пьюзо // Пьюзо, Марио. Крёстный отец; Сицилиец. — М.: Политиздат, 1990. — С. 564. — ISBN 5-250-01278-7.
  5. 1 2 Геевский И. А. Персонажи и прототипы романов М. Пьюзо // Пьюзо, Марио. Крёстный отец; Сицилиец. — М.: Политиздат, 1990. — С. 567. — ISBN 5-250-01278-7.
  6. Геевский И. А. Персонажи и прототипы романов М. Пьюзо // Пьюзо, Марио. Крёстный отец; Сицилиец. — М.: Политиздат, 1990. — С. 563. — ISBN 5-250-01278-7.
  7. 1 2 Кузнецов Павел Отцы и сыновья. История вопроса // Сеанс. — № 21/22.
  8. Гусев Алексей Гастарбайтер. История вопроса // Сеанс. — № 43/44.
  9. Лоренцо Кьеза «Вы из НАТО?»: демистификация итальянского наследия в «Клане Сопрано» // Независимый филологический журнал. — 2014. — № 3(127).

Литература[править | править вики-текст]

  • Геевский И. А. Персонажи и прототипы романов М. Пьюзо // Пьюзо, Марио. Крёстный отец; Сицилиец. — М.: Политиздат, 1990. — С. 563—574. — ISBN 5-250-01278-7.
  • Засурский Я. Н. Социальные диагнозы Марио Пьюзо // Знамя. — 1987. — Вып. № 12. — С. 170—172.