Материнская депривация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Материнская деприва́ция (лат. deprivatio — потеря, лишение) — процесс эмоционального и психологического обеднения ребёнка, вследствие отрыва ребёнка от матери в раннем возрасте. В основе этого феномена лежит полное или частичное отсутствие у ребёнка привязанности ко взрослым, подрыв доверия ко взрослому миру.

Материнская депривация вызывает у ребёнка разного рода отклонения в психическом развитии. Отклонения могут проявляться по-разному в разном возрасте, но все они могут иметь одинаково тяжелые последствия для формирования личности ребёнка. Нормальное развитие может происходить только в случае, если ребёнок обеспечен контактом с матерью в достаточном объеме. Чем раньше ребёнок был оторван от матери и чем дольше длится этот период, тем сильнее будут последствия депривационных расстройств.

Эрик Эриксон ввел термин «базисное недоверие к миру» у детей, лишенных внимания матери.

Депривация в раннем возрасте приводит к характерным нарушениям развития младенца: отставание в речевом развитии, в развитии мелкой моторики и мимики. В дальнейшем начинают проявляться эмоциональные нарушения, склонность к тревоге и страху перед окружающим миром, недоверие и подозрительность по отношению к людям. Также появляются признаки поведенческих отклонений, ребёнок не ощущает дистанцию при общении или, наоборот, имеет затруднения при контакте. Депривация приводит к эмоциональной холодности, агрессивности, но в то же время уязвимости. Однако, по словам Эриксона дети лишенные в младенчестве материнской любви и внимания могут стать нормальными людьми в том случае, если этот дефицит будет скомпенсирован на последующих этапах развития.[1]

Недостаток отношений с матерью в раннем возрасте все же не всегда имеет серьезные последствия для последующего развития и психического здоровья. Множество других факторов могут повлиять на формирование ребёнка, такие как врожденные особенности нервной системы, то есть степень переносимости различных воздействий, травматизации, наличие других компенсирующих воздействий в виде объектов привязанности. Это говорит о том, что при создании необходимых условий можно компенсировать депривационные нарушения в более позднем возрасте.

Среди детей-сирот депривационная симптоматика обычно включает в себя сразу почти весь спектр отклонений: от легких психических особенностей до всевозможных серьезных нарушений развития личности и интеллекта.

4 уровня нарушения развития в депривационных условиях[править | править код]

Сенсорный (уровень ощущений)[править | править код]

Сенсорные отклонения у ребенка могут начать развиваться еще в утробе матери, в том случае, если она отрицательно настроена к своей беременности и не отказывается от вредных привычек, в особенности таких как курение и употребление алкоголя. В тех случаях, когда от ребенка отказываются и помещают в детский дом или негативно принимают после родов серьёзно снижается количество телесных, слуховых, зрительных контактов с матерью или замещающим ее лицом. Это вызывает у ребёнка состояние постоянного психологического дискомфорта, сбивает ритм сна и бодрствования, провоцирует чрезмерное беспокойство и неуправляемое поведение. Следствием этого может стать состояние, в котором ребёнок начинает монотонно раскачиваться и завывать, для того, чтобы успокоить себя. Дети плохо ощущают границы своего Я, неразборчивы в своих контактах, либо наоборот их вовсе избегают. В первом случае ребёнок пристает ко всем без разбора, лишь бы почувствовать телесный контакт, во втором же наоборот — всячески отказывается от контакта с окружающими. Отсутствует чувство личного пространства как своего, так и чужого, чувство чужой собственности. Формируется первичное ощущение собственной неуспешности, склонности к постоянным психическим переживаниям, страха перед окружающим миром и обиды на него[2].

Когнитивный (уровень формирования моделей внешнего мира)[править | править код]

Ребёнок, воспитываемый в детском доме или в атмосфере пренебрежения его нуждами, менее активен, меньше ползает, соответственно менее активно познает мир, чем дети из благополучных семей. Он меньше совершает проб и ошибок, меньше стимулируется внешними воздействиями, что вызывает задержку интеллектуального развития. Ребёнок начинает поздно говорить, неверно строит фразы и воспроизводит звуки. Самое же главное, что дети начинают строить катастрофические модели мира, где их ожидают сплошные неприятности, которые невозможно предотвратить. Мир остается непознанным и непонятным, поэтому невозможно предвосхищать и регулировать проходящее извне[2].

Эмоциональный (уровень установления удовлетворяющих интимных эмоциональных отношений к кому-либо)[править | править код]

На эмоциональном уровне ребёнок испытывает расстройства привязанности. Ребёнок, переживший раннее расставание с матерью, независимо от того, помнит он об этом или нет, начинает испытывать трудности с налаживанием близких эмоциональных контактов с другими. Он боится доверять, боли от расставания, закрывается от мира агрессивными переживаниями, которые склонен проецировать на других. В восприятии такого ребёнка окружающие люди настроены к нему агрессивно, нередко плохо понимает мимику и воспринимает ее как враждебную. Появляется склонность ни в чем никогда не признаваться, даже в очевидных вещах, винить себя во всех проблемах, считать, что именно его отрицательные качества привели к тому, что случилось или почему его бросили родители. В результате могут проявляться элементы мазохизма, он может обижать других и провоцировать ответную агрессию на себя[2].

Социальный (уровень отождествления себя с одобряемыми в обществе социальными ролями)[править | править код]

Этот уровень является вершиной всей пирамиды развития ребёнка. Дети из благополучных полноценных семей признает свою принадлежность своей семье и роду. По модели поведения родителей у них формируются одобряемые обществом социальные роли. Например, роль послушного ребёнка, прилежного ученика, успешного человека и тому подобные. Ребёнок воспитываемый в депривационных условиях, особенно в детских домах, с трудом идентифицирует себя в обществе. У него отсутствуют примеры положительных моделей поведения в семье, коллективе, хотя вся его жизнь проходит в группе.[3]

Воспитанники детских домов нередко берут на себя роли, которые не позволяют успешно социализироваться: «негативный лидер», «агрессор», «провокатор» и так далее. Многие продолжают жить по такой модели и после выпуска из сиротского учреждения. Статистика выходцев из детских домов потрясает. Лишь десять процентов из них находят своё место в обществе. Сорок процентов становятся преступниками, столько же — наркоманами и алкоголиками, остальные десять процентов заканчивают жизнь самоубийством.[4] Качественно иную форму имеет развитие всех аспектов Я: представления о себе, отношения к себе, образа Я, самооценки. Самооценка — важнейший аспект любой личности, её центр, регулятор деятельности и общения. Очень низкая самооценка, свойственная людям выросшим в депривационных условиях, приводит к отклонениям и невротическим расстройствам.[5]

Эксперимент Гарри Харлоу с обезьянами[править | править код]

Исследования Харлоу на детёнышах обезьян, доказали что прикосновения матери детёнышу жизненно необходимы. По данным его исследования было ясно видно, что матерчатая суррогатная мать для детёныша гораздо важнее, чем кормящая. Однако, в своих исследованиях Харлоу пошёл дальше и наблюдал за теми детёнышами, которые выросли в условиях материнской депривации. Самки сами стали депривированными матерями относительно своих детей. Также они не могли устанавливать связь с самцами: они вцеплялись им в морды. Тогда экспериментатор придумал «раму для изнасилования». 20 самок забеременели. Часть матерей убила свое потомство, другая часть оставалась к ним равнодушными и лишь немногие показали адекватное поведение матери.[6]

Документальный фильм Джеймса и Джойс Робертсон «Джон»[править | править код]

Фильм показывает важность для ребёнка объекта, проявляющего любовь и заботу. Вслед за научными наблюдениями Харлоу за детёнышами обезьян, этот фильм рассказывает историю депривации маленького ребёнка, который был разлучён с матерью на 9 дней. Зрители могли наблюдать за тем, как непоправимо для детской психики разрушение, прежде крепких, добрых, эмоциональных связей. Подобно обезьянам в эксперименте Харлоу, которые крепко вцеплялись в махровое полотенце, полуторагодовалый Джон в течение 9 дней не отпускал своё одеяло, как единственное, что осталось у него от домашней жизни и являлось относительным гарантом постоянства и спокойствия.[7]

Альтернативные мнения[править | править код]

Ф.Д.Бреслин утверждает, что стимуляция важна для нормального развития ребенка. Одно из решений проблемы депривации, к которому прибегают почти во всем мире, — это разделить уход за ребенком между несколькими лицами. В семье не следует недооценивать роль отца, часто именно он может стать главной фигурой. Исследования последнего времени показывают, что даже самые неблагоприятные воздействия на ребёнка по мере его взросления сгладятся.[8]

Карен Хорни, одна из представительниц Американской интерперсональная психоаналитической школы, ввела понятие «базисная тревога» и описала факторы среды, которые можно расценивать как депривационные. Главным образом они связаны с нарушением взаимодействий в семье. Хорни определяла внутренний конфликт как следствие ранних переживаний ребенка. Если дома восстанавливается благоприятная среда, появляется доверие, любовь, уважение, то внутренний конфликт ребёнка можно считать разрешимым.[9]

Анна Фрейд, Рене Шпиц, Джон Боулби сформулировали положения теории привязанности согласно которым взаимодействие с биологической матерью — врожденная потребность.[10]

В условиях полной материнской депривации уже на первом году жизни у детей наблюдается возникновение общения со сверстниками. Для семейных детей не характерен столь ранний интерес к сверстникам. В то же время общение у депривированных младенцев имеет свою специфику. Она проявляется в том, что отношения между детьми складываются не как дружеские, а по типу родственных. Это может производить впечатление видимой стабильности, защищенности, когда группа сверстников выступает в качестве своеобразного аналога семьи. В то же время это мешает формированию равноправных отношений. Дети неспособны правильно оценить свои личностные качества, лишены избирательной дружеской привязанности. Каждый ребенок вынужден адаптироваться к большому числу сверстников. Контакты между детьми поверхностны. Критерием благополучия ребёнка является отношение к нему группы сверстников. В случае негативного отношения он испытывает разочарование и неудачу, что часто приводит к отчуждению и агрессии.[11]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Последствия материнской депривации у детей — Центр обучения материнскому искусству Елены Овечкиной
  2. 1 2 3 Репина Елена Леонидовна, Издательский дом «Первое сентября». Влияние материнской депривации на развитие ребенка. festival.1september.ru. Дата обращения 5 июля 2017.
  3. Влияние материнской депривации на развитие ребенка
  4. неблагополучные дети (недоступная ссылка). Дата обращения 2 декабря 2016. Архивировано 3 декабря 2016 года.
  5. Социально-психологическая характеристика привязанности — Проблемы cоциальной психологии личности
  6. Гарри Харлоу не любил обезьян — Психологос
  7. Джон. Фильм Джеймса и Джойс Робертсона
  8. Большая энциклопедия по психиатрии, 2-е изд / Жмуров В. А. / М. / 2012 год
  9. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ / Хорни К. / М. / 1993 год
  10. Теория привязанности и психоанализ
  11. Клиническая психиатрия раннего детского возраста. / Микиртумов Б. Е., Кощавцев А. Г., Гречаный С. В. / СПБ / 2001 год / 256 с.